NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ДЕТИ БЕСЛАНА. НЕ ОДНИ ДОМА
       
       
Этих детей мы навещали в московских больницах. Теперь мы у них в гостях. Мы писали о них: здоровых, раненых, потерявших близких. Лежащих в больницах, видящих ночные кошмары, счастливых оттого, что спаслись. Детях из Беслана, приехавших в московские больницы. А на Новый год решили прийти в гости и узнать, как они теперь.
       
Алена и Светлана. (Фото Елены Рачевой)
      
       
Под Новый год в прихожей дома Дауровых в Школьном переулке — ряд одинаковых картонных коробок. Хозяйка Светлана разбирает вещи погибших.
       У Дауровых умерли трое. Провожая в школу 12-летнюю Алену, бабушка взяла с собой двухлетнего внука Георика — и погибла вместе с ним. Услышав выстрелы (дом Дауровых — почти во дворе первой школы), муж Светланы Вадим выбежал из подъезда и был застрелен. Соседи под пулями занесли его в дом. На лестнице, говорит Светлана, до сих пор пятно крови, не смываемое со ступенек.
       В Беслане Алена начала бояться: выйти одной на улицу, пройти ночью по темной квартире. В Москве все было иначе: школьные учителя на больничной кровати, новые друзья и гора мягких игрушек. Дома напротив кровати Алены — бабушкина любимая сумка и фотография. А в животе — осколок бомбы, который девочка часто чувствует.
       Горе для Светланы — как этот осколок: болит при каждом движении. Кран подтекает — а Вадим чинил его совсем недавно. Игрушка — он дарил ее Алене. Вот здесь на ковре танцевал Георик. Пироги на праздник — у бабули они лучше получались… Да и работала вся семья вместе.
       Надо уехать, понимает Света, но — нельзя. В Осетии принято: год со дня смерти нужно отметить в том же доме.
       Что делать с вещами близких, Света еще не решила.
       К Новому году Дауровым принесли материальную помощь: курточку для младенца.
       
Мадина и Сабина. (Фото Елены Рачевой)       
Мадина Ибрагимова до сих пор в Москве. Третьего сентября после первого взрыва она выбросила из окна спортзала восьмилетнюю дочь Сабину и выпрыгнула сама. Обе на время оглохли (как и большинство бывших заложников), Сабину стали мучать ночные кошмары, зато — живы.
       Потом у Мадины начало неметь плечо (подозревают проблемы с сосудами), появились провалы в памяти. А Сабина отказалась вспоминать, что было в школе. Понадобилась помощь психиатра.
       — Другие дети выговаривались, рассказывали. Сабина молчала. Я думала, она ничего не видела, — говорит Мадина. — А потом начала что-то вспоминать — и вдруг закричала: не говори мне об этом, я хочу забыть. Может, моя дочь просто сильнее меня? Оберегала меня и молчала?
       Сабина все еще отказывается пить обычную воду. После обезвоживания в школе выпила ее столько, что при первом глотке теперь срабатывает рвотный рефлекс. Пить может только минералку, с трудом заставляет себя проглотить соки и чай.
       В первые минуты захвата школы Мадина с дочерью оказались в разных концах спортзала. Теперь Мадине снится, что ее вновь захватывают и гонят в школу — спокойную от сознания того, что дочка осталась дома. Сабине снится, что она опять, безнадежно и отчаянно, ищет в переполненном зале мать.
       
Вика Ушакова. (Фото Елены Рачевой)       
Вика Ушакова разворачивает белоснежную салфетку и показывает осколки. Эти, мелкие, были в спине. Остальные — попали в лицо. В отдельной салфетке — зуб. Почти анекдот, смеются родители: во время взрыва зуб попал глубоко в носовую пазуху. Врачи долго не могли понять, почему девочке трудно дышать. В итоге — сложная операция. Отек лица не прошел до сих пор.
       После выписки из больницы хромающую Вику с едва сросшимся переломом отправили на реабилитацию в подмосковный санаторий. Ушаковы спросили, можно ли ей приехать со старшим братом (кто же теперь детей одних отпустит)? В санатории разрешили. И уже на месте объяснили: место выделили только одно, брат может снять комнату в ближайшей деревне и, если захочет, несколько километров идти в санаторий. Ушаковы уехали.
       С этого года Вика будет учиться в школе № 6, придется нагонять программу. Вот только классная руководительница погибла. А в ноябре умер Викин дедушка: не выдержало сердце. И лучшей подружки больше нет.
       …В школьном фотоальбоме — парадный портрет: гордо и загадочно улыбающаяся Вика, алое бальное платье, шляпа с перьями, ожерелье на шее…
       — Вот бы такое, а? — мечтательно жмурится Вика. Видимо, в этом наряде фотограф снимал всех девочек первой школы. Фотографии в бальных платьях — на крестах десятков могил.
       В Беслане опасно смотреть фотоальбомы. Точнее, смотреть можно, расспрашивать нельзя. На большинстве снимков рядом с Викой — жизнерадостное личико с миндалевидными глазами — лучшая подружка Эльвира.
       Единственная дочка, Эльвира попала в заложники вместе с мамой Светланой. У той все еще — аппарат Илизарова на несгибающейся ноге. Дочь погибла в самом начале штурма. А мать до сих пор думает: если б вынесла из зала, если б не дала телу сгореть…
       В маленькой детской Эльвиры — стол с фотографиями, новые (как подарки к Новому году) купленные игрушки. Над узкой кроватью на вешалке — платье принцессы: белый тюль, корсет, кружева… Думали надеть в гроб. Оказалось — не на что.
       
Казик Годжиев. (Фото Елены Рачевой)       
Казику Годжиеву подарили заводную свинку. Свинка умеет ходить по полу, вращать пятачком и душераздирающе хрюкать. Если включить свинку, взять громко хохочущего плюшевого ежика, прибавить звонкий смех Казика и окрики взрослых — получится мелодия дома Годжиевых.
       Из московской 23-й больницы Казик вернулся совсем недавно: после отека мозга и перелома основания черепа лечиться пришлось долго. Затронуты были центры, отвечающие за зрение и речь. Врачи обещали, что зрение вернется не больше чем на 30%. Но уже сейчас — 50. А говорить Казика заново учили три логопеда. Он до сих пор вздрагивает, как вспомнит.
       К Годжиевым ходят гости. Каждый день — по нескольку родственников. Пока все на Казика посмотрят, говорит папа Слава, месяц пройдет. Надо бы собрать всех вместе, отметить, но нельзя: в соседних домах горе, как же тут праздники устраивать.
       Казик, в один голос говорят родные, изменился. Раньше был домашним и застенчивым. Теперь не боится никого.
       — Разве можно спорить с взрослыми?! Совсем распустился! Воспитывать надо, — возмущается Слава. И прибавляет: — Ему теперь за них тоже жить надо…
       
       Елена РАЧЕВА, Наш спец. корр., Беслан
       
13.01.2004
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 2
13 января 2005 г.

Цена закона
Россия стала единой: в стране — волнения по поводу отмены льгот

Вместо натуральных льгот обещали деньги. А дали ОМОН с собаками

Дожили до понедельника. Хроники протеста

Водитель автобуса: «В итоге я — козел отпущения»

Монетизация льгот приносит первые плоды. Госдума себя в этом не винит

Регионы
Год на Урале начался с голодовки

Первый опыт создания Общественной палаты

Депутаты оторвали от себя стулья

Расследования
Избитый город – 2. Что не докладывают министру внутренних дел

Армия
Соло по призыву. Почему министру обороны мешают танцоры и балалаечники

Невольник части. Отец погибшего офицера подал в суд на Министерство обороны

Кавказский узел
Чечня. Новый год по старому стилю: похищения, грабежи, убийства

Болевая точка
Дети Беслана. Теперь мы у них в гостях

Власть и люди
Абхазская беженка Елена Мефодиевна 10 лет учит язык российской бюрократии

Новейшая история
Опыт святочной кремленологии. Прохладная война, картонный занавес

Московский наблюдатель
Лужков вводит пост главного общественного контролера

Санкт-Петербург
Медведям устроили темную

Подробности
Руководство заполярной Дудинки привлекло массы к истреблению животных

Суд да дело
Дело Ульмана: вторая попытка. Капитану набрали новую команду

Отдельный разговор
Декрет о безземелье. Законодательство не оставило крестьянам шансов сохранить свою собственность

Председатель не позволил растащить хозяйство и даже отобрал технику у прокурора

Новости компаний
Нефть ушла по-английски. Тюменские недра находятся под контролем британского офшора

Тупики СНГ
Президент с открытой датой. Когда же пройдет оранжевая инаугурация?

Библиотека
«Конец праздника непослушания». Вышла книга Алексея Симонова о российском телевидении

Кинобудка
Кинопремьеры января — «Театр» и «Призрак оперы» — выбивают пыль из театрального занавеса

Музыкальная жизнь
«Песняры» как государственный символ Белоруссии

Выборы народного артиста. Музыканты — о политических событиях года

Точка зрения
16 самых преуспевающих людей современной России по версии Артемия Троицкого

Культурный слой
Степан Шевырёв. Поэт одной «Мысли»

 

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100