NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

СКАЗКИ ЛОЖ
«Театр» и «Призрак оперы» — кинопремьеры января —выбивают пыль из театрального занавеса
       
       
Нескончаемые новогодние празднества требуют соответствующего душевного состояния. Хочется встать на котурны и с высоты залепить в небо фейерверком. Или гамлетовским монологом о бытии — желательно на английском. В отсутствии качественных фейерверка и английского последуем совету неистового Виссариона — пойти в театр и умереть в нем… Если вы в самом деле «жадны и страстны до впечатлений изящного», следует немедленно купить билеты… в кино. Отвечая новогодним ожиданиям волшебства и превращений, экран заигрался в театр. Укутался в тяжелый бархат занавеса, густо наложил грим, ослепил зрителя софитами. Превращение состоялось…
       
"Призрак оперы" Джоэла Шумахера.       Призрак театра бродит по Европе
       Мюзикл непревзойденного маэстро Эндрю Ллойда Уэббера «Призрак оперы» — самая кассовая среди театральных и кинопостановок в мире (сборы — более 3,2 миллиарда долларов). Сценический марафон, начатый Театром Ее Величества в лондонском Вест-Энде, продолжился на Бродвее и на европейских сценах. Музыкальный диск с дуэтом Майкла Кроуфорда и Сары Брайтман побил все мыслимые рекорды продаж. «Призрак оперы» до сих пор бродит по театрам, концертным площадкам мира, экранизируется (начиная с фильма Руперта Джулиана 1925 года), растаскивается на телезаставки. Стоит войти в подземный переход на Пушкинской, и знаменитая «падающая» с вершины «Музыка ночи» поглотит вас, а снующая вокруг толпа покажется торжественным шествием.
       Роман Леру об уродливом гении музыки, обитателе катакомб парижской оперы — микст «Красавицы и чудовища» и истории Квазимодо из «Собора Парижской богоматери». Особое напряжение мюзиклу придал выразительный автобиографический акцент — история любви малоизвестного и малосимпатичного сочинителя Уэббера к неотразимой оперной диве Саре Брайтман. Зато теперь Эндрю Уэббер — триумфатор, король мюзикла, пленивший лучшие сцены мира. Пэр. Рыцарь. Для новой версии «Призрака…» он приглашает 17-летнюю восходящую звезду Эмми Россам, обладательницу ангельской внешности и небесного голоса. (Перестав быть женой маэстро, звезда Сара Брайтман оказалась уволенной с «должности» Музы.) Нет сомнений, вскоре и в московских переходах саундтрек Россам вытеснит музыкальную версию Сары Брайтман.
       Свой мюзикл Уэббер настойчиво именует оперой. Но как в век цифровых технологий и монтажного слалома сделать зрелищным произведение, созданное по законам оперы? Не пригласить ли Джоэла Шумахера, славящегося изобретательностью не только по части социальных драм и вампирских триллеров, но и футуристическими фантазиями о «Бэтмене»? Шумахер — канатоходец по едва видимой грани условного и реального.
       Когда во Франции переносят на экран пьесу, называют это проветриванием. Ряд сцен, словно пыльные ковры, выносится на натуру, актеров вынуждают их «выбивать» — проговаривать монологи и диалоги на ходу (на скаку, на лету, вплавь…). Шумахер решительно отказывается от «проветривания». Впрыскивает эликсир условного театра под кожу кино. Авторы не только бережно охраняют сценическую природу мюзикла, напротив, усиливают ощущение клаустрофобичности мира-театра. Даже пленэр здесь смотрится роскошной декорацией из «Ла Скалы». Ведь действие мюзикла разворачивается в Париже 1870-х — в эпоху, запечатленную полотнами музея Орсэ.
       В этой кинопостановке на котурнах сама парижская Опера Гарнье из исторического памятника превращается в загадочный персонаж. Тайное подземелье под зданием «Опера» — пристанище Призрака, отверженного гения. Катакомбы, живописные пещеры, озеро, украшенное сталактитами, созданы руками искусных художников. Выбор пространства — невозможная, гиперболизированная театром реальность. Здесь нет неодушевленных предметов, в оркестровке декорации у каждой детали — своя партия. Тускло мерцает бронза подсвечников, оркестровая яма кажется бездонной пропастью, бархат лож укутывает белые плечи дам. И в центре величественного великолепия «солистка» — бесподобная сверкающая люстра. «Соло» люстры прозвучит в финале. Сначала она тревожно позванивает хрусталинами, затем раскачивается, как колокол, в конце концов со всего размаху обрушивается на головы зрителей — как символ неотвратимого фатума. У этой партии есть трагическая кода — пожар, который охватит Оперу, «театр-мир».
       Шумахер усиливает любовную линию романа Призрака и юной сироты Кристины, танцовщицы кордебалета, с помощью тайного покровителя ставшей оперной дивой. Влюбленный Призрак нисколько не отвратителен. Изуродованный красавец в полумаске манит юную Кристину как темный идеал блаженства, возносящий на пьедестал Гений музыки. Он же Принц тьмы, неумолимо требующий беспрестанных жертв. Авторы отказались от проторенных дорожек в распределении ролей. В роли страдающего монстра — Жерар Батлер, обладатель некарамельной притягательной внешности и голоса, созданного природой для рока, а не классического вокала. Батлер не поддается оперным штампам, дарит Призраку надтреснутый «одинокий голос одинокой души». Так, не только в изображении, но и звуке мотив театра превращается в метафору судьбы. Звуковое сопровождение фильма — помимо легендарной, уже набившей оскомину музыки — аранжировка театральными шумами: настройка инструментов, шуршание шелка костюмов, гул зрительного зала.
       Казалось, экран всего лишь на минуту решил примерить маску театра, но увлекся карнавальной атмосферой сцены и закулисья. (Жизнь за кулисами снята как ожившие картины Дега.) Битва с реальностью выиграна.
       Отметим храбрость российских прокатчиков, оказавших зрителю доверие — возможность услышать фильм «Призрак оперы» в оригинале. Думаю, с трудной задачей читать субтитры зритель справится.
       
       Быть или не быть… Джулией?
"Театр" Иштвана Сабо.
        
       Российские зрители будут смотреть «Театр» с ревнивым пристрастием. В самом деле, фильм Яна Стрейча 1978 года помним в подробностях. Вальяжную бальзаковскую львицу, лениво интригующую Вию Артмане. Красный платок Джулии Ламберт, решивший судьбу бездарной соперницы. Фальшивую страстность юного любовника Калныньша. Действо сопровождала стилизованная под импровизацию музыкальная тема Раймонда Паулса.
       И вот версия классика европейского кино Иштвана Сабо. В фильме «про театр» Сабо опирается на свой фирменный кинематографический прием — «крупный план». Лица героев становятся его сценической площадкой, а мимика переживания — главным действом. Впрочем, Сабо отказывается от чрезмерного риска. Из творения Сомерсета Моэма вычленяет линию Джулии, приумножая ее комическую начинку. Называет в оригинале фильм «Быть Джулией». Этим все сказано. Свита — призрак режиссера (Майкл Гэмбон), «отчасти мудрый» муж-аристократ Майкл (Джереми Айронс), простоватый любовник Том Феннел — призвана лишь играть «королеву». Королеве 46 лет, отчего она заметно нервничает. Срочно нужен допинг, эликсир молодости. Так что в версии Сабо юный Феннел, привеченный премьершей, — всего лишь «таблетка» наподобие аспирина на ночь или ношпы — неплохо бы расширить сосуды. В отличие от оригинала бухгалтер Феннел превращен в американца. Неотесанному выходцу с Нового Света раскусить столь тонкую, пусть несколько потраченную временем «штучку», как Джулия, не по зубам, даже сверкающим в голливудской улыбке.
       Джулия Аннет Бенинг — создание хрупкое, взнервленное (в отличие от пышно-статуарной Артмане), потому более непредсказуемое. Интриги ее Джулии — не хитроумные и коварные комбинации, спланированные против юной соперницы, а блестящая импровизация великолепной актрисы, давно перепутавшей сцену с действительностью. Не удивлюсь, если академики увенчают работу Бенинг номинацией на «Оскар».
       Фильм «Театр» — портрет Джулии Ламберт на фоне театрального Лондона 30-х, походящего на искусную декорацию. Для современного зрителя разницы по обе стороны рампы практически нет. (Да и съемки фильма проходили на родине Сабо — в Будапеште.) И чему рукоплещет зритель — удачно сыгранной сцене или блистательно разыгранной на сцене изощренной интриге? Где настоящие подмостки: там, под софитами, или здесь, среди разыгрывающей свой нескончаемый спектакль публики?
       Мысль о беспредельности мира-театра подтвердит и призрак режиссера (что-то призраки зачастили на экран): с того света он популярно объяснит любимице Джулии, что мир за пределами сцены — всего лишь призрачная видимость. Сабо так же, как Шумахер, не камуфлирует театральной природы картины, напитывает ее волшебной смесью сценической пыли, грима, душного запаха кулис. Словно экранизирует не Моэма, а неистового Виссариона: «…И вот грянул оркестр — и душа ваша предощущает в его звуках те впечатления, которые готовятся поразить ее…
       О, ступайте, ступайте в театр, живите и умрите в нем»… если сможете.
       
       Лариса МАЛЮКОВА, обозреватель «Новой»
       
13.01.2004
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 2
13 января 2005 г.

Цена закона
Россия стала единой: в стране — волнения по поводу отмены льгот

Вместо натуральных льгот обещали деньги. А дали ОМОН с собаками

Дожили до понедельника. Хроники протеста

Водитель автобуса: «В итоге я — козел отпущения»

Монетизация льгот приносит первые плоды. Госдума себя в этом не винит

Регионы
Год на Урале начался с голодовки

Первый опыт создания Общественной палаты

Депутаты оторвали от себя стулья

Расследования
Избитый город – 2. Что не докладывают министру внутренних дел

Армия
Соло по призыву. Почему министру обороны мешают танцоры и балалаечники

Невольник части. Отец погибшего офицера подал в суд на Министерство обороны

Кавказский узел
Чечня. Новый год по старому стилю: похищения, грабежи, убийства

Болевая точка
Дети Беслана. Теперь мы у них в гостях

Власть и люди
Абхазская беженка Елена Мефодиевна 10 лет учит язык российской бюрократии

Новейшая история
Опыт святочной кремленологии. Прохладная война, картонный занавес

Московский наблюдатель
Лужков вводит пост главного общественного контролера

Санкт-Петербург
Медведям устроили темную

Подробности
Руководство заполярной Дудинки привлекло массы к истреблению животных

Суд да дело
Дело Ульмана: вторая попытка. Капитану набрали новую команду

Отдельный разговор
Декрет о безземелье. Законодательство не оставило крестьянам шансов сохранить свою собственность

Председатель не позволил растащить хозяйство и даже отобрал технику у прокурора

Новости компаний
Нефть ушла по-английски. Тюменские недра находятся под контролем британского офшора

Тупики СНГ
Президент с открытой датой. Когда же пройдет оранжевая инаугурация?

Библиотека
«Конец праздника непослушания». Вышла книга Алексея Симонова о российском телевидении

Кинобудка
Кинопремьеры января — «Театр» и «Призрак оперы» — выбивают пыль из театрального занавеса

Музыкальная жизнь
«Песняры» как государственный символ Белоруссии

Выборы народного артиста. Музыканты — о политических событиях года

Точка зрения
16 самых преуспевающих людей современной России по версии Артемия Троицкого

Культурный слой
Степан Шевырёв. Поэт одной «Мысли»

 

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100