NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ТЕАТР НАЧИНАЕТСЯ С НЕДВИЖИМОСТИ
«Братки» пришли к режиссеру. Им понравилось место, где стоит его знаменитый «Эрмитаж»
       
(Фото — PhotoXPress)
      
       
Осенью СТД яростно протестовал против скользкого проекта бюджетной реформы. Тогда не верилось в самое простое — что сыр-бор всероссийского масштаба затевается для того, чтобы отнять 600 театральных зданий в городах России. И еще несколько сот музейных, больничных, вузовских.
       Мелко для передела в масштабах «одной шестой». Мало ли заводов и нефтяных скважин?
       Теперь кажется: масштаб хапка у каждого свой. А принцип один. Если снова, как в начале 1990-х, дана отмашка на крысий передел при бездействии закона, «на низах» этим будут заниматься анонимные структуры. На улицах «мелкий черный бизнес». А наверху будут величественно санкционировать все это некие аналоги ваучерной приватизации.
       Вот декабрь — январь: сгорел театр Юрия Погребничко. Выселяют киноцентр «Дом Ханжонкова», чтобы открыть на его месте ресторан «Дом Ханжонкова». Под угрозой Музей кино. И возобновилась давно забытая темная возня в саду «Эрмитаж» вокруг старого театра, где в 1898 — 1901 гг. шли первые спектакли Художественного театра, где выступали Сара Бернар, Комиссаржевская, Ермолова, Шаляпин...
       Сейчас все начинается заново. Беспардонней, чем в 1993-м.
       Очень хочется, чтобы эту крысью возню быстро и грамотно пресекли.
       Хочется рассматривать этот случай как частный. А не как народную примету. И возвращение в начало 1990-х.
       Отдел расследований «Новой газеты» берет ситуацию под свой контроль. Мы обязательно продолжим эту тему.
       О происшедшем рассказывает Михаил ЛЕВИТИН, комментируют Юлий КИМ и Владимир ДАШКЕВИЧ.
       
(Рисунок С. Аруханова)
     
       Участковый назвал это черным беспределом
       Михаил ЛЕВИТИН:
       — С середины декабря я почувствовал интерес к себе. Что-то вроде преследования. Вышел утром на лестничную площадку. Почувствовал копошение, какую-то мутную жизнь за дверью черного хода. Вызвал лифт. Потом открыл эту дверь: за ней — два парня. Я спросил: «Что вы тут делаете?». Они пошли на меня без слов.
       Я отшатнулся. Успел нажать на кнопки квартирных звонков. Все соседи оказались дома, все выскочили одновременно — большая редкость. Секундная пауза — и парни рванули вниз по черному ходу…
       Милиция была вызвана. Никого не нашла.
       Потом были ночные звонки, когда просто дышали в трубку. Потом позвонили ночью и потребовали: «Михал Захарыча…». Жена отказалась звать меня, объяснила, что так поздно нам не звонят. На другой день, 31 января, несколько незнакомых парней пытались вломиться через стеклянную дверь площадки. Им не открыли. Через 25 минут раздался телефонный звонок.
       Я услышанное сильно цензурирую. Примерно так: «Миша, слушай меня, из театра уходи немедленно. Там будут другие люди. (Мат, угрозы). …Слушай меня! Слушай меня!».
       Позвонил в милицию. В обычную. Участковому. Участковый сказал, что беспредел бывает разных оттенков (у них есть своя шкала). Это черный беспредел.
       Я — по совету друзей — обратился с запросами к министру внутренних дел Нургалиеву. К генпрокурору Устинову. К мэру. Написал Владимиру Лукину. И московскому омбудсмену Михаилу Меню.
       Думаю, что это новая волна истории 1993 года: тогда здание дважды поджигали. Дирекция сада пыталась выселить театр. Мы объявляли голодовку.
       В 1994 году был сюжет страшней: Леонида Хейфеца вынудили покинуть Театр Армии. Бандиты ворвались к режиссеру в дом. Причиной был его отказ сдать знаменитое здание в аренду на 25 лет непонятно кому — для «частичного перепрофилирования» под ночной клуб. Бандиты так и не были обнаружены.
       Теперь Хейфец обратился к труппе «Эрмитажа» с письмом:
       «Десять лет тому назад, в связи с критической ситуацией в Театре Российской армии, президент Ельцин после обращения к нему ведущих деятелей отечественной культуры взял ситуацию под личный контроль.
       Результат был нулевой.
       Если через десять лет в столице нашего государства снова возникает аналогичная ситуация, можно откровенно говорить об абсолютном провале деятельности всех правоохранительных органов г. Москвы».
       У меня в прозе есть фраза: «Он боялся за свою жизнь. Потому что убивали не его, а замысел». Этот театр… видимо, это одна из моих книг. Театр-роман неизвестно с каким концом. Я пишу его в воздухе. Но я никогда не писал чернухи!
       И никогда не писал страшилок!
       Три театра в саду «Эрмитаж»: «Новая опера», «Сфера», мы. На золотом пятачке Москвы: ресторан здесь кому-то неймется поставить, что ли?
       Евгений Колобов в свои последние годы повторял одну и ту же фразу: «Россия — как шкура в клеточку. На каждой клеточке — номер. Каждая кому-то принадлежит. Нам с тобой не принадлежит ничего, кроме наших театров. Поэтому сиди тихо…».
       Колобова нет на свете. И наши театры нам тоже уже не принадлежат?
       
       Абсурд под окнами МУРа
       Юлий КИМ:
       — То, что Буковский назвал «эпохой большого хапка», заклубилось в начале 1990-х. А продолжается до сих пор.
       Михаил Левитин ведет себя мужественно. Ежедневно приезжает в театр, хотя ему было сказано, чтобы не переступал порога. Охраняют Левитина «свои». А ведь первыми должны были бы вмешаться не актеры, не театральные критики, а следователи. Спецслужбы. Власти. Иначе выходит абсурд в квадрате!
       И расцвел абсурд под окнами МУРа — Петровки, 38. Точно «через дорогу».
       Москве надо поспешить дать театру «Эрмитаж» статус охраняемого памятника. Скромное здание этого более чем заслуживает: здесь дебютировали Станиславский-режиссер и Рахманинов-дирижер, здесь шли мировые премьеры Чехова.
       И чтобы теперь анонимная, алчная бандитская сволочь могла на эти стены (на кусочек золотой земли в центре «под застройку») так легко покушаться?!
       
       Передел через беспредел
       Владимир ДАШКЕВИЧ:
       — Первые попытки были в 1993 году — когда дважды поджигали театр «Эрмитаж». А Евгения Колобова прежняя дирекция сада пыталась не пускать в здание Зеркального театра.
       Одним явно хочется сделать здесь развлекательный комплекс. На золотом месте, на углу Петровки и Бульваров. Другие хотят сохранять культурные ценности. Пока был жив Колобов, он сдерживал напор. Он сам мне об этом говорил… После смерти знаменитого дирижера попытки возобновились. Если не объявить сад «Эрмитаж» памятником культуры, будут пробовать снова. Мы знаем: террор любого уровня — глобальный, коммерческий — не останавливается. Уже знаем…
       Я сам подвергался прессингу в 1993 году, когда стал председателем Союза композиторов Москвы. На меня напали. Мне удалось уцелеть. Но это всегда игра в рулетку. И мало что изменилось. Делят куски. Идет передел через беспредел.
       
       
ПИСЬМО ДЕЯТЕЛЕЙ КУЛЬТУРЫ
Ю.М. ЛУЖКОВУ:

       
       Глубокоуважаемый Юрий Михайлович!
       Мы крайне встревожены ситуацией, складывающейся вокруг театра «Эрмитаж» и его руководителя, народного артиста России М.З. Левитина.
       В последнее время театр и его главный режиссер подвергаются телефонному шантажу, а 31 января — попыткам ворваться в квартиру М.З. Левитина с угрозами ему, жене и ребенку, требованием уйти из театра, обещанием физической расправы.
       Мы просим Вас, глубокоуважаемый Юрий Михайлович, взять под контроль возникшую ситуацию, не дать ей стать прецедентом, предупредить возможный передел территории сада «Эрмитаж» и акцию, направленную против талантливого коллектива и его создателя, многолетнего руководителя, режиссера и писателя Михаила Левитина.
       Петр Фоменко, Александр Калягин, Юрий Любимов, Олег Табаков, Сергей Юрский, Вячеслав Полунин, Ольга Остроумова, Валентин Гафт, Юлий Ким, Владимир Дашкевич, Анатолий Ким
       
       Подготовила Елена ДЬЯКОВА
       
07.02.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 9
7 февраля 2005 г.

Первые лица
Все социологические опросы говорят о падении рейтинга президента, правительства и Госдумы

Власть и деньги
Кассовый аппарат – 2

Расследования
Роман Шлейнов. «Посаженные отцы». Россией владеет один человек — её управляющий

Личное дело
Министр Зурабов испытывает госстрах

Хорошо быть дочкой Зурабова

Путевые записки президенту. Единороссы съездили в округа и нашли крайнего

Обстоятельства
Юлия Латынина. Думал ли Петр Великий, прорубая окно в Европу, что на подоконнике сядут китайцы?

Финансы
Не верь, но бойся и плати. Налоговая политика АО «РФ» колеблется вместе с президентом

«Тушите свет!»
«Какое мне дело до всех Давос»

Кавказский узел
Президент Карачаево-Черкессии с интересом следит, кого накажут за преступления его зятя

Анна Политковская. Мир вашему до… Масхадов объявил перемирие до 22 февраля

Телеревизор
Англия приняла Басаева без помех

Армия
Вооруженные силы советского образца выгодны российским генералам и чеченским боевикам

Цена закона
Поправки к правам человека. Закон о противодействии терроризму принимается сложнее, чем предполагали

Болевая точка
Скорость слуха. В Беслане боятся новых захватов. Родители отказываются вести детей в школы

Отдельный разговор
«Колея России». Общественный договор и гражданское общество. Часть II

Суд да дело
«Бунт присяжных» увенчался убедительной победой

Если президентская администрация обидит судей интернетом, они найдут, чем ответить

Всех россиян — к Европейскому суду

Общество
Левое лекарство от скуки. Любить Лимонова стало модно

Почему на фильм о Лимонове в одной очереди стоят пацаны с окраин и золотая молодежь?

Точка зрения
Алексей Герман: Как я попал в Третий рейх

Власть и люди
Пострадавшим от правоохранительных органов помогут получить денежную компенсацию

Маленькие муки. Подростков готовят к встрече с милиционерами

Одно слово — силовики. Не умовики же!

Подробности
Это неправда, что Госнаркоконтроль образумился

Власть
«Яблоко» раздора. Возможно ли создание объединенной демократической оппозиции с точки зрения СПС?

Четвертая власть
«Альфа-банк» против «Московской правды»

Годовой объем рынка политического PR в России — 2 миллиарда долларов

Адольфо Фернандес — заключенный «Острова свободы»

Театральный бинокль
«Братки» пришли к режиссеру. Театр начинается с недвижимости

Новости компаний
Бывшее предприятие ВПК НИИ «Зенит» гибнет в споре хозяйствующих субъектов

Тупики СНГ
Премьера с декольте. Присоединится ли Европа к Украине?

Удар в центр равновесия. Из неопубликованного интервью Зураба Жвания

Страна уголков
Зоя Ерошок. Надежда на завтрак, или Капитализм по-темрюкски

Наука
Академик Владимир Скулачёв: Биология пытается доказать — стареть вовсе не обязательно

Спорт
Президент Федерации хоккея России: Всё время хожу с протянутой рукой

В возрасте 99 лет умер легенданый боксер Макс Шмелинг

Свидание
Режиссер Миндаугас Карбаускис: Нас нанимают на Время

Библиотека
Денис Новиков: Что — Россия? Мы сами большие

Наградной отдел
Поздравляем Ларису Малюкову!

Сектор глаза
«Московская биеннале». Мыло — по ленинским местам

Технологии
На орбите один в один повторяются нештатные ситуации

Регионы
В Черноземье резко девальвируют валюты

 

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100