NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ПРИСЯЖНЫЕ РАСПУСТИЛИСЬ
В Мосгорсуде уже не знают, как с ними бороться
       
(Рисунок С. Аруханова)
      
       
Как мы уже сообщали (см. «Бунт присяжных» в № 9 «Новой» за текущий год), повторно набранная коллегия присяжных после роспуска и бунта первой коллегии (см. № 82 и 92 за прошлый год) единогласно оправдала Поддубного и Бабкова. Двое подсудимых обвинялись в экономических преступлениях и успели отсидеть в камерах следственных изоляторов по четыре года и три месяца.
       Чуть позже, встретившись со своими коллегами первого призыва, присяжные со второй скамьи объяснили свои действия в том числе так: «Мы хотели быть вас достойны». Наши читатели успели полюбить этих присяжных не только первого, но уже и второго состава, и хотели бы узнать подробности.
       
       
Первая подробность такая. Утром по дороге в суд группа присяжных зашла в церковь, где приобрела иконку и свечку. Когда судья закончил напутственное слово и отправил двенадцать основных присяжных в совещательную комнату, иконку поставили, свечку зажгли, все помолились (не разбирая, кто верующий или неверующий) и приступили к обсуждению и голосованию вердикта.
       Нет, это вовсе не цирк. Это как раз серьезно. А цирк — это то, что в судебном заседании попытались устроить государственный обвинитель и представители гражданского истца.
       Теперь вторая подробность. Новые присяжные, опираясь в том числе на опыт своих предшественников, старались по ходу дела не обсуждать его подробности в совещательной комнате и тем более не высказывать вслух то мнение, которое у них начинало складываться. Незадолго до новогодних каникул, когда большая часть процесса была уже повторно пройдена, судья Александр Мариненко поделился с представителями обвинения и защиты своими соображениями о возможном роспуске коллегии в связи с ее необъективностью.
       Это было, с одной стороны, ожидаемо, если вспомнить историю первой коллегии, с другой стороны, весьма неожиданно, поскольку присяжные из новой коллегии старательно хранили на лицах каменное и даже насупленное выражение и угадать по ним что-либо было сложно. То есть мы можем предположить, что судья имел какие-то сведения о том мнении, которое складывалось у присяжных. Однако, не имея возможности как-то легализовать эти тайные знания, судья не решился распустить вторую коллегию присяжных подряд. Со своей стороны, присяжные еще больше насупились и довели-таки свое дело до победного конца.
       В день вынесения вердикта один из присяжных не пришел, сославшись на болезнь. Судья заменил его запасным и отправил двенадцать заседателей в совещательную комнату. Еще трое запасных остались в зале, из них две женщины и один мужчина — назовем его по номеру: «восемнадцатый». Обвинитель и два представителя гражданского истца сразу же отправились в административное крыло Мосгорсуда, куда посторонним на самом деле доступа нет. Возле зала № 508 оставались адвокаты и родственники подсудимых, четверо присяжных прежнего призыва, которые пришли поболеть за подсудимых, и автор этих строк.
       Двенадцать присяжных заседали четыре часа. Затем находившимся в фойе объявили, что вердикт готов и будет оглашен через пять минут. Сразу же вслед за этим «восемнадцатый», который до вердикта мог выходить из зала только в туалет (четыре раза) и постоянно находился на глазах либо у двух коллег в зале, либо у публики в фойе, стремглав убежал к лифту.
       Через пять минут, достаточные для того, чтобы прокурор и представители истца вернулись в зал, заседание тем не менее не началось. Оно возобновилось лишь через сорок минут, как только в зале появились эти трое, и началось с того, что адвокат истца Юрий Юфа настойчиво попросил выслушать его ходатайство, которое якобы имело важное значение для законности вердикта. После некоторых препирательств судья Мариненко усадил адвоката истца на место, и в наступившей напряженной тишине старшина присяжных огласил оправдательный вердикт.
       Судья поблагодарил присяжных и сказал, что они могут, по желанию, остаться в зале в качестве публики. Затем он предложил представителю истца все-таки огласить это загадочное ходатайство. Адвокат Юфа достал и прочел заявление убежавшего «восемнадцатого» заседателя о том, что накануне двое заседателей оказывали давление на третьего, который испугался и не пришел. Упомянутые двое в это время уже стали публикой и, сбросив насупленные маски, реагировали на ходатайство хихиканьем. Заявление от «восемнадцатого» Юфа как будто бы получил утром, перед началом заседания в коридоре.
       Но если бы это было так, заявление было бы логично огласить и приобщить к делу до того, как присяжные ушли в совещательную комнату, а не после вынесения вердикта. Оставим за скобками тот факт, что представитель гражданского истца не имел права общаться с «восемнадцатым» до оглашения вердикта и подобное саморазоблачение может стоить ему адвокатского удостоверения. Но он и физически не имел возможности пересечься с «восемнадцатым» ни утром, до начала заседания у всех на глазах, ни во время составления вердикта, когда «восемнадцатый» находился в зале, а представители гражданского истца с прокурором — в административном крыле. Наспех составленное заявление «восемнадцатого» могло быть написано и передано им лишь в течение тех сорока минут, которые прошли между объявлением о готовности вердикта и появлением в зале прокурора и представителей гражданского истца.
       
       
Как же объяснить эту детективную историю, предшествовавшую развязке? Наиболее вероятный, хотя и предположительный, ответ заключается в следующем: до ухода присяжных в совещательную комнату ни прокурор, ни представители истца не знали содержания будущего вердикта и могли надеяться, что он будет обвинительным. Но еще до того, как присяжные окончательно подписали вердикт, кто-то из сновавших в зал и из зала сотрудников аппарата суда вызвал «восемнадцатого» для составления провокационного заявления: это значит, что содержание вердикта стороне обвинения каким-то образом стало уже известно.
       Прямых доказательств того, что совещательные комнаты прослушиваются, у нас нет, такими доказательствами могли бы стать только «жучки», обнаруженные в ходе независимой экспертизы. Но в обоих случаях в коллегиях присяжных по «делу Поддубного» как минимум действовали внедренные туда информаторы. А это уже называется «оперативная разработка». Закон допускает ее в отношении лиц, которые подозреваются в совершенном или готовящемся преступлении. Какое же «преступление» готовили присяжные?
       Параллельно с «делом Поддубного — Бабкова» в Московском городском суде также с участием присяжных слушалось «дело Пичугина — Пешкуна»: их обвиняют в двойном убийстве и покушениях на убийства. «Дело Поддубного», возможно, и представляло какой-то специальный интерес для следствия (см. «Новую» № 9), но с точки зрения властей было вполне нейтральным (а в противном случае оно вряд ли завершилось бы оправдательным вердиктом). К «делу Пичугина», одного из сотрудников охраны «ЮКОСа», власть, вероятно, проявляет более пристальный интерес (чтобы подпереть не всегда внятные экономические обвинения «ЮКОСу» и Ходорковскому «настоящей уголовщиной»).
       «Дело Пичугина» слушается присяжными в закрытом режиме (что само по себе некоторый нонсенс). Первая коллегия присяжных по «делу Пичугина» также была распущена — по версии суда, из-за того, что присяжные куда-то рассосались после двухнедельной болезни судьи Наталии Олихвер. Некоторые из этих распущенных присяжных согласились с нами побеседовать. Хотя и на условиях анонимности, они все же сообщили ряд интересных и вполне достоверных деталей.
       Так, по ходу «засекреченного» процесса ни один секретный документ им не предъявлялся. На них произвело «удручающее впечатление» то, что главного свидетеля обвинения в суд доставляют под конвоем и в наручниках (он отбывает пожизненное заключение за серию убийств и изнасилований). А те свидетели и даже потерпевшие, которые приходили в суд «своими ногами», дали совсем не такие показания, каких от них добивалось обвинение.
       Присяжные по этому делу, согласившиеся говорить, склонялись к вынесению Пичугину оправдательного вердикта. Это вполне могло быть причиной роспуска коллегии. Если даже в нейтральном «деле Поддубного» прослушивание вполне вероятно, а внедрение информаторов и агентов практически не вызывает сомнений, то уж в политически окрашенном «деле Пичугина» подобные методы оперативной работы могут применяться тем более.
       Незадолго до роспуска присяжных по «делу Пичугина» судья Наталия Олихвер задала им вопрос следующего содержания: «Некоторых из вас видели в дни, когда у нас не было судебных заседаний, в районе станции метро «Преображенская» (от этого метро кратчайшая дорога до Мосгорсуда. — Л.Н.). Что вы там делали?»…
       Это более чем странный вопрос для судьи. Во-первых, кто именно видел этих присяжных возле метро? Во-вторых, а ей-то что за дело? Для судьи важно, чтобы присяжные ходили на заседания, а не то, как они проводят свободное от заседаний время. Судья Олихвер не могла не понимать, что этим вопросом она ставит себя в неловкое положение. Видимо, кто-то, к кому стекаются сведения о передвижении присяжных в свободное время, не имея легальной возможности задать им этот нелепый вопрос самостоятельно, попросил об этом судью. Так сходится и получается: налицо стандартный комплекс оперативно-разыскных мероприятий: «прослушка» плюс «наружка» (то есть слежка, филеры). Видимо, у органов, обладающих правом проводить такие оперативные мероприятия, действительно были сведения, что некоторые присяжные «готовят преступление»: оправдательный вердикт.
       Наличие оформленной санкции суда тут, конечно, маловероятно, но не совсем же с бухты-барахты пускать «наружку»? Все эти штучки не так уж дешево стоят, а платят за них налогоплательщики. Впрочем, кто же думает о законах и о бюджете, когда тут такой государственный интерес?
       
       
И последний хит Мосгорсуда — письмо его председателя Ольги Егоровой о лишении адвокатского статуса всех защитников Пичугина и Пешкуна «за срыв судебного заседания». Был день, когда три адвоката не явились: двое заболели, третий был в процессе в Конституционном суде, четвертый, однако, пришел — его-то за что? Эта инициатива Егоровой имеет слабую судебную перспективу даже в подконтрольных районных судах, не говоря уж про адвокатские коллегии. Судья Наталия Олихвер проболела гораздо дольше, вроде бы из-за этого даже и коллегию пришлось распустить, но ей же за это никто не попенял?
       Демарш Ольги Егоровой или является подготовкой к приостановке процесса на длительное время «до выяснения вопроса с адвокатами», что почти автоматически повлечет роспуск очередной скамьи присяжных, или же он просто свидетельствует о панике в Мосгорсуде. Ну не понимают тут, в цитадели правосудия, что делать с этими «неотесанными» присяжными. Впрочем, для Мосгорсуда сам по себе человек давно уже стал вызывающей настороженность загадкой.
       
       Леонид НИКИТИНСКИЙ, обозреватель «Новой»
       
14.02.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 11
14 февраля 2005 г.

Власть
Юлия Латынина: Это — провал

Отдельный разговор
Публичная лекция Александра Аузана. Часть III. Человеческий капитал сгорел в годы шоковых реформ

Кавказский узел
Руслан Аушев: Война нас опережает

Генералы, сделайте вывод. Акция «За!»

Письмо депутата парламента Финляндии в «Новую газету»

Расследования
«Трансвааль» и пустота. Правда где-то рядом. И наверняка есть её держатели

Власть и люди
Весна в Заречном отделе. У йошкар-олинской милиции круглый год — весна

Митинги.Ру
Поддержку действий Кремля сочли мелким хулиганством

Саратовские льготники собрали 25 тонн ненужных справок

С приходом в протестное движение молодежи стали появляться веселые и точные лозунги

За рулем
Горбатые запорожцы пишут письмо Путину

Интернет
Проверка сбоем. Барнаульские журналисты прорвали блокаду новостного сайта bankfax.ru

Владимир Рыжков: Это, на мой взгляд, чрезвычайное происшествие

Наше гневное net. Мнения журналистов

Очная ставка. Из интернета качают права

Краiна Мрiй
На оранжевом глазу. Украина готовится к общественному телевидению

Телеревизор
В карман REN TV подбросили наркотики

Четвертая власть
Еще одна газета вышла пустой. В Самаре повторили подвиг «Коммерсанта»

Суд да дело
Председатель Мосгорсуда Ольга Егорова считает, что адвокаты наносят колоссальный ущерб авторитету правосудия

Присяжные распустились. В Мосгорсуде уже не знают, как с ними бороться

Если суд удовлетворит требования рабочего Майнингера, из страны уедут 10 миллионов

Вынесен приговор банде скинхедов

Дело «ЮКОСа»: 40 ходатайств защиты было удовлетворено оптом

Точка зрения
Андрей Илларионов: Либералов в правительстве я не встречал

Новости компаний
Государство достучалось до хозяина тайги

Подробности
Множит свои ряды детское движение партии власти

О последствиях конспиративного визита генерального прокурора в Ростов

Навстречу выборам
Жители Обнинска отстаивают право выбора

После выборов
На выборах в Смоленске кандидат от партии власти победил с перевесом в один голос

Санкт-Петербург
Питер через полтора года после 300-летия. Операция «Шик и трепет»

Регионы
Широта казанская. Юбилей города в русле бескрайних денежных потоков

Московский наблюдатель
Дубы порешили… На месте Шереметьевского сквера все-таки что-то появится

Образование
Знать, чтобы стать элитой – 2. Реформа образования глазами профессора Юрия Афанасьева

Театральный бинокль
Родина: спасать или списать? У президента с известными деятелями культуры — роман: «Бюджетные тайны»

Армия
Ракетоносцы. При перевозке из Украины в Россию потеряно 20 крылатых ракет

Спорт
Кремль-бол. Отмена выборов губернаторов больно ударила по российскому футболу

Реакция
Сергей Шойгу: Соблюдаю кодекс чести охотника

Отделение связи
Альберт Макашов — не герой

Библиотека
Зоя Ерошок. Самоирония как новая ценность

Новые русские энциклопедисты оставят классиков без жен, друзей и книг?

Кинобудка
Не прикрывая века. Переписка наших обозревателей — сквозь годы — на 9-м фестивале архивного кино в Белых Столбах

Сектор глаза
Современное искусство дошло до Коломны

5 проектов Московской биеннале, мимо которых нельзя пройти

Вольная тема
Авианосец США против канарейки. Как рождается анекдот…

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100