NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ЗНАТЬ, ЧТОБЫ СТАТЬ ЭЛИТОЙ.
Часть II

Нам жизненно необходимо другое, более целостное образование. Но «реформа», предлагаемая правительством, нам его не даст
       
(Рисунок С. Аруханова)
     
       В прошлом номере «Новой» мы опубликовали первую часть статьи профессора Юрия Афанасьева, посвященную предстоящей реформе образования. Главная проблема, по мнению президента РГГУ, — ответить честно на вопрос о целях: мы хотим, чтобы образование стало инструментом развития нации или сферы услуг? Если последнее, то наше будущее незавидно. Но, судя по всему, именно подобную стратегию выбрали правительственные чиновники, которые не задумываются вовсе о том, чему и зачем учить, а больше озабочены проблемами передела финансовых потоков. Почему и что из этого следует?
       
       
Что же придумали? Очень внятно и четко говорит по этому поводу один из идеологов и главных разработчиков грядущей реформы образования, ректор Государственного университета — Высшей школы экономики Я.И. Кузьминов: «Надо привести в соответствие спрос на высшее образование и потребность рынка в нем». Сказал он это, отвечая на вопрос журналиста «Огонька», зачем нашему высшему образованию двухуровневая модель с бакалавриатом и магистратурой. Он объясняет: бакалавр — это, в сущности, недоучка, продукт «общего высшего образования», магистр же — дипломированный специалист. Для бакалавров на отечественном рынке есть очень много неплохо оплачиваемых рабочих мест, где надо работать с другими людьми, а не «со станком и деталью». А немногих магистров рынок, по-видимому, сможет обеспечить достойной работой. Как в такой схеме государство собирается переложить финансовую нагрузку на население, ясно, в общем, и без комментариев Я.И. Кузьминова.
       В итоге содержание образования остается, по существу, прежним. Что и понятно, ведь неизменна его цель: подготовка наемного работника для рынка труда — бакалавра и специалиста. Ясно, что аспирантура в такой схеме четко следует за магистратурой. Такая схема, в общем, напоминает немецкую схему «до Болоньи», с той лишь разницей, что там за все уровни обучения платит государство (правда, сейчас отказывается платить).
       Вряд ли, учитывая сказанное выше, стоит объяснять, что никакого отношения к болонскому процессу в Европе — кроме, возможно, формального сходства — такая «двухуровневость» высшего специального образования не имеет. Фактически такая реформа нацелена на разрушение образовательной инфраструктуры — ее лучшей, но невостребованной сегодня части.
       Но беда-то в том, что условиях кризиса политической элиты ничего другого от действующей элиты ожидать и не приходится, а проект такой реформы исходит исключительно от нее. В кризисах подобного рода заключено чрезвычайно ядовитое противоречие. Можно ли, например, с помощью коррумпированной вертикали власти избавиться от коррупции? Ответ очевиден. Может ли политическая элита страны избавиться от пороков системы, ее породившей? Ответ тоже очевиден, хотя бы уже потому, что есть, увы, уверенность: она даже не видит сути проблемы.
       На содержательную ничтожность подготавливаемых нашей элитой документов просто стыдно смотреть. Нет, к сожалению, и намека на грамотную постановку задачи, когда внятно взвешивают проблемы, потребности и возможности социума, предлагают сообща искать разного рода ресурсы, намечают общенациональные инвестиционные проекты. Фактически Министерство образования и науки превратилось в курьера Министерства финансов, помогает последнему сокращать бюджетные ассигнования
       Задача согласования противоречивых потребностей бытия — всегда сложна, так что министр ничего нового не открыл, хотя и перечислил не все потребности. Но главная сложность в том, что в условиях кризиса политической элиты такие задачи нельзя решить без активного и всестороннего участия общества. (Последнее, правда, должно для этого быть…)
       Реформы образования в Великобритании и США, упомянутые выше, были предметом весьма и весьма серьезной общественно-политической борьбы. В этой борьбе выдвинулись весьма заметные политические фигуры ХХ века: М. Тэтчер и Дж.Ф. Кеннеди. «Железная леди» даже поставила своеобразный рекорд — дольше всех в ХХ веке занимала пост премьер-министра Великобритании. Отстаивая уже в звании лорда ассигнования на науку, она заявила в парламенте, что одно открытие электромагнитной индукции дало доход больший, чем Лондонская товарная биржа за все время своего существования, и это дало результат. Это она назвала Советский Союз Верхней Вольтой с ракетами, и новые реформаторы бодро торят дорогу именно в такое будущее уже для России.
       Заявив, что никто не знает, как решить такую задачу, министр либо лукавил, либо не осведомлен даже об идеях, заложенных в болонскую модель университетского образования. Он прав: четкого алгоритма, предписывающего: «поступайте так-то и так-то, и все ваши проблемы решатся», действительно нет. Но это вовсе не означает, что нет ясности, на каком пути можно найти такое решение. Более того, многое по этому поводу поняли в России.
       Очевидно, на самом деле реформаторов интересует не качество образования, а что-то совсем другое: предлагая реформу законодательства, они никого и не спрашивали, знает ли кто-то что-то или нет. Очень похоже, что нам готовят «силовой вариант», игнорируя необходимые для такой важной реформы демократичность и законность. Если восторжествует предлагаемая концепция, то образование превратится в примитивное «промывание мозгов».
       
       Где решение, оставляющее надежду?
       Мрачная складывается картина. Чтобы реформировать образование с целью преодолеть кризис политической элиты, требуется активное вмешательство общества. То есть нужны люди, способные инициировать благотворные формы общественной самоорганизации. Из таких людей могла бы формироваться новая элита. Чтобы такие люди были в достаточном количестве, нужна реформа системы образования… как минимум. Получается замкнутый круг.
       Столкнувшись действительно с грандиозной проблемой — кажущейся неразрешимой, не по силам человеческим, — проще всего ничего не делать. Или (для нормального бюрократа) имитировать деятельность. Именно такой подход демонстрируют сегодня реформаторы российского образования. С предложенными ими намеками на стратегию преобразований в образовании хорошо дремать на русской печке в рассуждении «щучьего веленья».
       Однако история дает и другие примеры решения «утопических» задач. Завершая в 1963 г. марш на Вашингтон за равноправие цветного населения, Мартин Лютер Кинг произнес свою знаменитую речь: «У меня есть мечта…». Через пять лет его убили. Но теперь афроамериканцы получили возможность возглавить Объединенный комитет начальников штабов (аналог нашего Генштаба) и МИД, аналитики начинают уже всерьез рассматривать шансы чернокожего кандидата в президенты США, а любая форма расовой дискриминации в Штатах влечет за собой практически неизбежное уголовное преследование.
       Только с мечтой о людях, соотечественниках можно и нужно приступать к решению неразрешимых проблем, в частности к реформированию образования в России.
       Если допустить, что возможно не просто изнасиловать существующие образовательные структуры, как предполагают министерские реформаторы, но решить проблему национального образования, над чем следовало бы думать в первую очередь?
       Потребность в универсально мыслящих, творчески активных и одновременно превосходно обученных людях — глобальная. Однако постсоветская Россия живет в условиях острейшего общественно-политического кризиса. Следовательно, первейшей для нее должна быть задача образования некризисного, способного к устойчивому саморазвитию общества, которое невозможно без по-настоящему интеллектуальной национальной политической элиты. Сфера «общего блага» и «общего дела» у нас острее, чем в других странах, страдает от уровня подготовки тех, кто хочет вроде бы «как лучше», но получается у кого, естественно, «как всегда». Так сказываются немощь и неэффективность действующего высшего специального образования: оно производит порой превосходный товар для рынков труда, но, увы, не политическую элиту необходимого качества. Поэтому поиск противоядия от «лучшего в мире высшего специального образования», неотвратимо калечащего универсально одаренных молодых людей, особенно актуален именно в России.
       Теоретически возможны несколько путей дальнейшего развития нашего образования.
       Можно вновь предложить студенту отчитываться по «лучшим в мире учебникам» («модернизированным» и перелицованным).
       Можно отправить студента в самостоятельный поиск в безбрежном океане интернета.
       Первый путь — очевидно тупиковый, способствующий воспроизводству упомянутого «как всегда». Второй — менее очевидно, но тоже бесплодный: для чего подобная «система образования» самообразующемуся ученику? И насколько эффективным могут быть такие слепые блуждания?
       Можно, наконец, выстроить систему, помогающую ученику в самостоятельном творческом поиске и поощряющую подобные его устремления. Только такой путь и оставляет надежду вырастить человека, способного искать ответы на вопросы будущего мира.
       
       Информационная среда
       На первое место неизбежно выходит проблема содержания образования, необходимого для обновления общества. Это значит — необходимо создать новый тип образования, основанный на новой модели обучения. Неизбежно потребуется существенно более богатая по своим познавательным качествам информационная среда, задача которой — обеспечить разнообразные самообразовательные потребности человека, неизбежно возникающие в новой форме обучения.
       Надо заметить, что в СССР такая среда культивировалась, пусть и с идеологическими ограничениями. По крайней мере, в областях точного и технического знания она была богата и разнообразна, причем постоянно пополнялась и обновлялась. При мощном участии государства действовала и развивалась интеллектуально-информационная среда самообразования или, как ее еще называли, просвещения. Этим занимались целая система государственных — центральных и региональных — издательств, общество «Знание» и некоторые другие организации; все они обеспечивали интеллектуальные сферы деятельности зарубежными новинками. Процесс был легкоуправляемым и обозримым благодаря регулярно появлявшимся тематическим планам, позволявшим заблаговременно заказать готовящееся издание. Продукцию этой системы доводила до потенциального потребителя мощная инфраструктура, которая состояла из библиотек и библиотечных коллекторов, книжных баз, оснащенных транспортно-складской сетью, из книжных магазинов (в том числе букинистических). Создавались возможности формирования и удовлетворения потенциальных информационных запросов.
       Сегодня информационно-познавательной инфраструктуры СССР уже не существует, ее начали приватизировать и разрушать еще до распада Союза. Недавно из помещения на Кузнецком мосту изгнали Государственную публичную научно-техническую библиотеку, служившую сотням тысяч специалистов, и никакой значимой общественной реакции не последовало. Очень тревожный симптом, говорящий о равнодушии большинства уже обучившихся людей к интеллектуально-информационной инфраструктуре, сделавшей возможным их обучение.
       В одночасье воссоздать что-то подобное разрушенному нельзя, но принципиально вполне возможно — с помощью новых информационных технологий. Организация такой среды должна весьма сильно отличаться от организации среды интернета — это ясно уже теперь, хотя разработка новой среды далеко не завершена.
       В ходе реформы необходимо выполнить три условия.
       Во-первых, следует продумать и четко определить тот тип знаний, который мы должны обрести. Нам нужны не формальные «образовательные стандарты», а ясное представление о «качестве человека» середины XXI века.
       Во-вторых, требуется подготовить значительное количество носителей такого представления и направить их с ним в высшую и среднюю школы.
       В-третьих, мы должны понять в конце концов, что хотим получить в качестве инструмента нового образования: снова «единомысленные» учебники (пусть даже в нескольких псевдоконкурирующих вариантах) или все же универсальную образовательную среду.
       Чтобы выполнить каждое из перечисленных условий, нужны огромные затраты труда, интеллекта и, безусловно, материальных средств. Даже просто указать конкретные потребности образовательной системы — понадобится отдельная книга. А возможными такие затраты станут только тогда, когда их жизненную необходимость осознают и все общество, и все, принимающие от его имени государственные решения.
       Начинать реформу содержания придется с университетов. Последнее может показаться несколько противоречащим логике, но для того, чтобы по-иному заработали начальная и средняя школы, нужны люди, способные по-иному взаимодействовать с учеником.
       Нам предстоит очень непростая, наукоемкая и, главное, огромная работа, но без нее невозможно преодолеть мировой «кризис университета». А его преодоление означает переход от постиндустриального (или даже информационного) общества к обществу знания.
       Если же говорить конкретно о нашем Российском государственном гуманитарном университете… К сожалению, ситуация в стране, вокруг РГГУ и в нем самом складывается сейчас таким образом, что, вполне вероятно, для нашей мечты в нем скоро может уже и не остаться места.
       
       Юрий АФАНАСЬЕВ, профессор, президент РГГУ, для «Новой»
       
14.02.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 11
14 февраля 2005 г.

Власть
Юлия Латынина: Это — провал

Отдельный разговор
Публичная лекция Александра Аузана. Часть III. Человеческий капитал сгорел в годы шоковых реформ

Кавказский узел
Руслан Аушев: Война нас опережает

Генералы, сделайте вывод. Акция «За!»

Письмо депутата парламента Финляндии в «Новую газету»

Расследования
«Трансвааль» и пустота. Правда где-то рядом. И наверняка есть её держатели

Власть и люди
Весна в Заречном отделе. У йошкар-олинской милиции круглый год — весна

Митинги.Ру
Поддержку действий Кремля сочли мелким хулиганством

Саратовские льготники собрали 25 тонн ненужных справок

С приходом в протестное движение молодежи стали появляться веселые и точные лозунги

За рулем
Горбатые запорожцы пишут письмо Путину

Интернет
Проверка сбоем. Барнаульские журналисты прорвали блокаду новостного сайта bankfax.ru

Владимир Рыжков: Это, на мой взгляд, чрезвычайное происшествие

Наше гневное net. Мнения журналистов

Очная ставка. Из интернета качают права

Краiна Мрiй
На оранжевом глазу. Украина готовится к общественному телевидению

Телеревизор
В карман REN TV подбросили наркотики

Четвертая власть
Еще одна газета вышла пустой. В Самаре повторили подвиг «Коммерсанта»

Суд да дело
Председатель Мосгорсуда Ольга Егорова считает, что адвокаты наносят колоссальный ущерб авторитету правосудия

Присяжные распустились. В Мосгорсуде уже не знают, как с ними бороться

Если суд удовлетворит требования рабочего Майнингера, из страны уедут 10 миллионов

Вынесен приговор банде скинхедов

Дело «ЮКОСа»: 40 ходатайств защиты было удовлетворено оптом

Точка зрения
Андрей Илларионов: Либералов в правительстве я не встречал

Новости компаний
Государство достучалось до хозяина тайги

Подробности
Множит свои ряды детское движение партии власти

О последствиях конспиративного визита генерального прокурора в Ростов

Навстречу выборам
Жители Обнинска отстаивают право выбора

После выборов
На выборах в Смоленске кандидат от партии власти победил с перевесом в один голос

Санкт-Петербург
Питер через полтора года после 300-летия. Операция «Шик и трепет»

Регионы
Широта казанская. Юбилей города в русле бескрайних денежных потоков

Московский наблюдатель
Дубы порешили… На месте Шереметьевского сквера все-таки что-то появится

Образование
Знать, чтобы стать элитой – 2. Реформа образования глазами профессора Юрия Афанасьева

Театральный бинокль
Родина: спасать или списать? У президента с известными деятелями культуры — роман: «Бюджетные тайны»

Армия
Ракетоносцы. При перевозке из Украины в Россию потеряно 20 крылатых ракет

Спорт
Кремль-бол. Отмена выборов губернаторов больно ударила по российскому футболу

Реакция
Сергей Шойгу: Соблюдаю кодекс чести охотника

Отделение связи
Альберт Макашов — не герой

Библиотека
Зоя Ерошок. Самоирония как новая ценность

Новые русские энциклопедисты оставят классиков без жен, друзей и книг?

Кинобудка
Не прикрывая века. Переписка наших обозревателей — сквозь годы — на 9-м фестивале архивного кино в Белых Столбах

Сектор глаза
Современное искусство дошло до Коломны

5 проектов Московской биеннале, мимо которых нельзя пройти

Вольная тема
Авианосец США против канарейки. Как рождается анекдот…

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100