NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

Вместо рецензии
САМОИРОНИЯ КАК НОВАЯ ЦЕННОСТЬ

       «Т. Москвина — одна из самых талантливых, любимых моих писательниц.
Я нуждаюсь в ее текстах, они возвышенные, трагические, волшебные,
щедрые, печальные, благородные, нереальные — просто какая-то
космическая душа принадлежит этому автору».
       Р. ЛИТВИНОВА

       Почему-то мне хочется, чтобы роман Татьяны Москвиной «Смерть — это все мужчины» обязательно прочитали и наши политики.
       Почему — и политики?
       Здесь все как будто невзначай, ненавязчиво, без нажима, даже курсив — легкий, необязательный… Но причудливость формы, острота ума и слова, ирония, а главное — самоирония, и нежная отстраненность от людей, и одновременно мучительная «связь с ними, когда мы все — взаимный конвой… Что-то есть в этой книжке живое и напряженное, что-то такое, и чем взрывают мир».
       А наш политик (даже если он более или менее приличен, тем более когда приличен) все как-то больше вял, занят самолюбованием, не может обходиться без патетики и сантиментов. Он хочет жить в ладу с собой, и нравиться начальнику страны, и полюбиться народу. Ничего из этого, естественно, не получается. А когда не получается «три в одном», тогда хоть и «кому-нибудь» понравиться, но и этого не получается, и политик обижается, и дергается, и все это как-то и смешно, и досадно, и жалко, и оскорбительно.
       Великое множество дел всегда у политиков. Но сути в этих делах мало, одна видимость, и вместо движения — бессмысленное мельтешение, толчея… Отсюда — мир отсутствующей коммуникации…
       Наш политик (повторю: даже самый лучший) напоминает собой «упавшее учреждение», продолжающее свое движение только по силе инерции. Нет развития — лишь инерция. Сплошные самоцитаты.
       И — полное, полное отсутствие самоиронии! В иронии еще может чуть-чуть преуспеть, забывая, правда, при этом, что «ирония — это не изголение, а боль обманувшейся любви» (слова Наума Коржавина), и больше, конечно, ударяясь именно в изголение — и над другими; но вот уж чего нет в нашей политике совсем, так это самоиронии.
       А сила Татьяны Москвиной и ее женской прозы — именно в самоиронии. В классном умении открыто, смело, спокойно и просто посмеяться над собой. («Женщины воюют с лишним весом, а как насчет лишних чувств и лишних мыслей? Может, признаемся, что у нас вообще все — лишнее…». Или: «Слабые должны быть хитрыми. Да будет тебе известно, на долю женщины приходится один процент мировой собственности. <…> Выперли они нас на свободу, как зайчиков на мороз. Давай, давай, сама — учись, работай, выбирай мужа, воспитывай детей, и без никого».)
       Политику, если вдруг почудилась победа, то это просто торжество тщеславного успеха. Без малейшего знания о том, откуда, для чего, зачем и что она такое, жизнь…
       А Татьяна Москвина знает — откуда, для чего, зачем и что она такое — жизнь… Ее книжка просто напитана жизнью. До краев, за край, через край! Тут тебе и политическая жизнь, и новорусская, и тех, кто в метро ездит с «изробленными», «исторически умученными» лицами. («Конечно, девчата храбрились, надеясь встретить свою судьбу прямо в метро. Как можно всерьез считать людьми существа, которые каждый день раскрашивают себе лицо, пытаясь этим понравиться — кому-нибудь. Сейчас вот снег растает, и в лесах обнаружатся их трупики. Ушла из дома и не вернулась. На вид лет восемнадцать. Одета в куртку китайского производства…
       Наконец-то кому-то понравилась».
       Пространство романа дано короткими «стоп-кадрами».
       Вот один из героев рассуждает: «Какие сейчас могут быть массовые репрессии при таком уровне казно-крадства? Допустим, правительство выделит астрономическую сумму на строительство лагерей. Деньги — если они вообще выйдут из Москвы — доберутся в отдаленные губернии и там осядут крепко и навсегда. Построены будут разве фундаменты. Зэки с конвоем отправятся по железной дороге в эти несуществующие лагеря, конечно, если жэдэ соизволит дать вагоны, а это еще с какой стати. Вскоре пропадут все: зэки, конвой, оружие, сомневаюсь я также в вагонах и рельсах. Рельсы тоже можно приспособить на продажу. Назначат комиссию, комиссия приедет в губернию, проведет там пару приятных дней и уедет писать заключение, что все в порядке, зэки рубят лес, а на досуге вырезают из особо ценных пород древесины фигурки президента. О чем имеется сюжет местного телевидения».
       А вот сама героиня: «Я помнила день рождения Смотришвили — в загородном доме, похожем на Шарлоттенбург, правда, трудолюбивые прусские короли жили куда скромнее. Смотришвили палил из подарочного ружья и пел под караоке революционные песни. В качестве эксклюзивного развлечения в именинный пирог запекли кольцо с бриллиантом, и гости с энтузиазмом бросились его разрезать. Было очевидно: победа новой России неизбежна. Побеждает ведь аппетит».
       Роман «Смерть — это все мужчины», по признанию автора, «не мстительное жизнеописание, не реестр личных бед и обид, а история болезни гордого духа, драматически соединенного с женской природой».
       Когда Татьяна Москвина писала эту книгу, «сгорая в речь», «в предельном напряжении сил», она ощущала трагическую красоту жизни и ее великую ценность, ценность труда, любви, мысли, сострадания и даже ценность боли и гнева. Поэтому, читая книгу, испытываешь сильное чувство радости жизни.
       Эта книга о тех, кто живет своим трудом и умом. И если даже он (она) абсолютно ничего не наживет своим умом и трудом, то не обидится на жизнь, не обвинит в этом весь мир, а лишь иронично (и самоиронично) заметит о «выжавшихся»: «Они умеют начинать новую жизнь, а ты не умеешь даже продолжать старую». Впрочем, и после этого просто люди из простой жизни не перестанут трудиться, и думать, и молиться своими словами. Если останутся живы…
       Вот про что эта книга.
       А про что — наша политика и наши политики? Там есть точки зрения (хотя сегодня все больше — одна), но эти точки зрения (одна или больше) удручающе неинтересные, а балом правит «совершенный никто, человек в плаще», и буква (в точке зрения) стирает личность.
       Книга Татьяны Москвиной тем и хороша, что, как литература, как искусство, — это по определению не лучшее, а альтернативное существование. Не попытка избежать реальности, но, наоборот, попытка оживить ее. Это дух, ищущий плоть, но находящий слова.
       Иосиф Бродский, кстати, призывал к замене государства библиотеками. И был убежден: если бы мы выбирали наших властителей на основании читательского опыта, а не на основании их политических программ, на земле было бы меньше горя.
       Хотя бы по одному тому, что насущным хлебом литературы является именно человеческое разнообразие и безобразие, она, литература, оказывается надежным противоядием от каких бы то ни было — известных и будущих — попыток тотального, массового подхода к решению проблем человеческого существования.
       Что касается человеческого разнообразия и безобразия, то этого добра в небольшой (302 страницы) книжке Татьяны Москвиной предостаточно; и уж не знаю, чего больше — разнообразия или безобразия, но ударное здесь слово человеческого.
       «Спаситель, когда Ты придешь, расскажи этим несчастным, что нет, нет, нет на свете крема от морщин».
       Думаю, этот крик души не только к женщинам обращен. Но ко всем, кто так хочет понравиться «кому-нибудь».
       
       Зоя ЕРОШОК
       
14.02.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 11
14 февраля 2005 г.

Власть
Юлия Латынина: Это — провал

Отдельный разговор
Публичная лекция Александра Аузана. Часть III. Человеческий капитал сгорел в годы шоковых реформ

Кавказский узел
Руслан Аушев: Война нас опережает

Генералы, сделайте вывод. Акция «За!»

Письмо депутата парламента Финляндии в «Новую газету»

Расследования
«Трансвааль» и пустота. Правда где-то рядом. И наверняка есть её держатели

Власть и люди
Весна в Заречном отделе. У йошкар-олинской милиции круглый год — весна

Митинги.Ру
Поддержку действий Кремля сочли мелким хулиганством

Саратовские льготники собрали 25 тонн ненужных справок

С приходом в протестное движение молодежи стали появляться веселые и точные лозунги

За рулем
Горбатые запорожцы пишут письмо Путину

Интернет
Проверка сбоем. Барнаульские журналисты прорвали блокаду новостного сайта bankfax.ru

Владимир Рыжков: Это, на мой взгляд, чрезвычайное происшествие

Наше гневное net. Мнения журналистов

Очная ставка. Из интернета качают права

Краiна Мрiй
На оранжевом глазу. Украина готовится к общественному телевидению

Телеревизор
В карман REN TV подбросили наркотики

Четвертая власть
Еще одна газета вышла пустой. В Самаре повторили подвиг «Коммерсанта»

Суд да дело
Председатель Мосгорсуда Ольга Егорова считает, что адвокаты наносят колоссальный ущерб авторитету правосудия

Присяжные распустились. В Мосгорсуде уже не знают, как с ними бороться

Если суд удовлетворит требования рабочего Майнингера, из страны уедут 10 миллионов

Вынесен приговор банде скинхедов

Дело «ЮКОСа»: 40 ходатайств защиты было удовлетворено оптом

Точка зрения
Андрей Илларионов: Либералов в правительстве я не встречал

Новости компаний
Государство достучалось до хозяина тайги

Подробности
Множит свои ряды детское движение партии власти

О последствиях конспиративного визита генерального прокурора в Ростов

Навстречу выборам
Жители Обнинска отстаивают право выбора

После выборов
На выборах в Смоленске кандидат от партии власти победил с перевесом в один голос

Санкт-Петербург
Питер через полтора года после 300-летия. Операция «Шик и трепет»

Регионы
Широта казанская. Юбилей города в русле бескрайних денежных потоков

Московский наблюдатель
Дубы порешили… На месте Шереметьевского сквера все-таки что-то появится

Образование
Знать, чтобы стать элитой – 2. Реформа образования глазами профессора Юрия Афанасьева

Театральный бинокль
Родина: спасать или списать? У президента с известными деятелями культуры — роман: «Бюджетные тайны»

Армия
Ракетоносцы. При перевозке из Украины в Россию потеряно 20 крылатых ракет

Спорт
Кремль-бол. Отмена выборов губернаторов больно ударила по российскому футболу

Реакция
Сергей Шойгу: Соблюдаю кодекс чести охотника

Отделение связи
Альберт Макашов — не герой

Библиотека
Зоя Ерошок. Самоирония как новая ценность

Новые русские энциклопедисты оставят классиков без жен, друзей и книг?

Кинобудка
Не прикрывая века. Переписка наших обозревателей — сквозь годы — на 9-м фестивале архивного кино в Белых Столбах

Сектор глаза
Современное искусство дошло до Коломны

5 проектов Московской биеннале, мимо которых нельзя пройти

Вольная тема
Авианосец США против канарейки. Как рождается анекдот…

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100