NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

СУДЬБУ — НА «МЫЛО»
Новые русские энциклопедисты оставят классиков без жен, друзей и книг?
       
       
Под Старый Новый год в издательстве «Большая российская энциклопедия» прошла структурная реорганизация. Приказом и.о. директора Н.С. Артемова были выведены за штат издательства «БРЭ» редакция биографического словаря «Русские писатели. 1800 — 1917» и группа по подготовке энциклопедии «Отечественная история».
       Научные редакторы словаря «Русские писатели» (шесть человек) получили уведомление об увольнении с 14 марта 2005 года. Основания приказа: оптимизация работы «БРЭ» над госзаказом — новой Большой российской энциклопедией. (Предполагается выпустить эти 30 томов к 2014 году.) И «крайняя неэффективность работы данного коллектива над изданием».
       Тут две темы. Одна очень конкретная: суть и судьба словаря. Вторая тема — большая. Российская.
       
       «РУССКИЕ ПИСАТЕЛИ. 1800 — 1917» — это четыре тома. (Все были бы примерно по 3000 страниц в переводе на машинопись.) По 400—500 статей. В семи томах, если издание завершится, будет 3500 судеб.
       В 1984-м я просила в издательстве интервью «к выходу первого тома». Студентке было вежливо отказано. Том вышел в 1989-м. Три последующих — в 1992, 1994, 1999-м. Менее всего эти годы подходили для фундаментальной филологии.
       Откроем «Словарь» наугад. По алфавиту: злой критик Буренин, борец с декадансом (он же Алексис Жасминов, плохой поэт-декадент). Московский студент Буринский (1784 — 1808): его элегия входила в хрестоматии. Футуристы: Бурлюк Давид, Бурлюк Николай. Бурнашевы, знакомцы Лескова. Храбрец В.Л. Бурцев с разоблаченным Азефом и парижской газетой 1920-х гг. «Общее дело».
       Федор Буслаев — публикатор лучших русских преданий, крупнейший филолог середины XIX века, учитель Ключевского. Адмирал Бутаков — автор записок о Сингапуре, основатель судоходства на Арале, исследователь русла Аму-Дарьи (а уж заодно первый переводчик романа «Домби и сын»).
       И полузабытый Петр Бутурлин — звено эволюции от Тютчева к Блоку.
       Это 11 страниц из 660.
       Тексты крайне плотны: все мелкая нонпарель библиографии и архивных ссылок. Ни воды, ни дегтя, ни патоки: лишь кристаллическая структура фактов. Все сверялось многократно. По архивам (включая провинциальные, частные, зарубежные) давались данные о неопубликованном.
       Ведь ни в лучшие, ни в худшие времена культура не знает точно, чем обладает. В 1892-м, когда Фет умер, ведущие журналы не поместили некролог: в тех редакциях поэтом считался честный народник Якубович-Мельшин.
       Фета (и Баратынского, и живопись XVIII века, и красоту петербургского ампира) пришлось заново открывать и воспевать модернистам 1900-х. Их вкусы приводили в ярость Репина. И смешили Чехова.
       А в 1930-х молодые поэты (включая студента ИФЛИ Давида Самойлова) действительно ценили Кирсанова больше, чем Ахматову.
       Это некая философия культуры или ее теория относительности.
       Но словарь «РУССКИЕ ПИСАТЕЛИ. 1800-1917» безотносителен. Мог бы взять эпиграфом девиз, так ценимый Ахматовой в 1930-х: «Бог хранит все».
       Здесь не оценивают и не строят иерархий: скрупулезно описывают «тысячи душ». И (этот смысл «Словаря» вдруг проступил сейчас) тем дают возможность мальчикам будущего самим идти по следам золотого века.
       Даже если в городах Y и Z не станет настоящих профессоров-русистов — эти тома заменят их.
       И их же начнут растить заново.
       Тем более что тиражи томов составляли минимум по 20 000 экз.
       
(Рисунок С. Аруханова)       
Зарплаты у редакторов «Словаря» — 1350 руб. в месяц. «Сдельные выплаты» гонорара увеличивают их до 5 — 6 тыс. руб.
       С конца 1990-х «Словарь» не оплачивает командировок в Петербург. Налажена сложная, как веревочки Плюшкина, система сверки в архивах двух столиц. У редакции нет своей электронной почты. Их компьютер — 166-й Pentium. Четыре тома, выпущенные отсюда за 10 лет (8 из них пришлись на шоковую терапию и ее окрестности, на эпоху отъезда авторов «среднего поколения» в западные университеты): много это или мало?
       У издания был прообраз — «Источники словаря русских писателей» великого библиографа С.А. Венгерова. Венгеров издал за 17 лет (1900 — 1917) четыре тома. Дошел до Н.А. Некрасова. В 1920 году 65-летний профессор пополнил мартиролог ученых, умерших в голодном Петрограде.
       Деятельные ученые конца XIX века при финансировании Шереметевых готовили многотомники такого уровня десятилетиями. Будь то жития в редакции XVI века или «Остафьевский архив» Вяземских.
       Но с их томами и работают полтораста лет! Лесков, Ремизов, Лихачев, Лотман, школьные учебники. Такие издания не делаются быстро. Зато делаются на века.
       Там, кого ни вспомни, — никто не лишний. Вот черта, на которой в 1917-м остановился Венгеров. Следующий за Н.А. Некрасовым персонаж — забытая журналистка Е. Некрасова: 1847 — 1905, дочь многодетного священника, одна из основателей Высших женских курсов в Москве, публикатор черновиков «Мертвых душ», уважаемый Л.Н.Толстым борец за «просветительскую» народную книгу против лубочной, первый исследователь «масслита» в России.
       Стоит она страницы?
       А гвардеец-декадент фон Дрентельн, выигравший войну Чили с Боливией (чему филолог эпохи шоковой терапии не нашел подтверждений в архиве Измайловского полка, но нашел об этом Сирано 1890-х иные сюжеты)? А сестры милосердия Н.И. Пирогова и их записки о Плевне? А Варвара Малахиева-Мирович (единственный цикл стихов по силе не уступает Цветаевой; целы неопубликованные записки о 1920 — 1940-х)? А работы Д.И. Менделеева о Китае и России (точность диагнозов проступает сегодня)?
       Сравнивать эту книгу судеб нужно не с тоскливой халтурой долгостроя. А… с возведением собора, что ли? Посвященного литераторам, большим и малым, составившим корневую систему и биоценоз лучшего столетия России.
       Культурные святцы еще потому таковы, что за «Словарем» стоит круг авторов и редакторов. Раскопавших, выстроивших, сверивших.
       
       
Издание застряло на пятом томе. Там 408 «персоналий»: Пушкин, Потебня, Розанов, Ремизов, Соловьевы, Самарин, Случевский, Серафимович, Соллогуб, Сологуб… Авторы статей: В.Э. Вацуро, Б.Ф. Егоров, И.Б. Роднянская, Р.А. Гальцева, Л.И. Сараскина, С.Г. Бочаров, А.П. Чудаков, А.В. Лавров, Р.Д. Тименчик.
       В 2001 году работа над пятым томом «Словаря» была остановлена решением нового директора «БРЭ» С.Л. Кравца «по недостатку финансирования». В «Известиях» вышло письмо академиков РАН в защиту издания.
       30 мая 2002 года А.И. Солженицын обратился с письмом к президенту Путину. В тот же день Путин наложил резолюцию: «оказать содействие». Был определен бюджет для завершения — 30 млн рублей. 50% предназначались на печать. 15 млн на редподготовку было поручено изыскать Минпечати, Минобру и Минкульту. «Фандрайзинг» (получение у ведомств реальных денег согласно резолюции президента) длился более года. Осуществляла бег по инстанциям все та же научная редакция.
       2 млн 400 тысяч рублей дал Минкульт. На эти деньги в 2004 году рукопись пятого тома «Словаря» доводилась с 50% готовности до 80%.
       К осени 2005 года т. 5 предполагалось подготовить полностью.
       Но «транш» иссяк. И последовал вышеупомянутый приказ по «БРЭ».
       Единственный раз А.И. Солженицын просил власть о том, о чем единственно мог просить: «О содействии в спасении уникального памятника русской литературе». Власть отреагировала быстро и адекватно. Из определенных ею денег до исполнителей за два года дошло 8%.
       Теперь, даже если редакцию не увольняют, а придают ей статус «временного трудового коллектива» и пытаются перевести ее из издательства «БРЭ» на базу ИМЛИ РАН или Пушкинского Дома (не готовых технически к выпуску сложнейшего издания), возникает сонм попутных проблем.
       Какого «ускорения» можно добиться таким путем? И зачем?
       Вот сходное энциклопедическое издание — словарь «Русские писатели XX века». Выпущен в «БРЭ» в 2000 году, но иной редакцией. Исповедует идею «всеобщего примирения»: Ахматова соседствует с Бабаевским, Набоков с Михалковым. Пусть. Но на чем примиряемся? А и словами не определишь. Но очень хорошо чувствуешь — на чем…
       Там Набоков — «княжеского рода» (нет... это Михалков!). Библиография: могут указать интервью в «Работнице», могут пропустить собрание сочинений. Но осудить за «эстетизм» и «холодность» не забудут никогда.
       Вот Ходасевич. Нет русского издания книги «Державин» (М., 1988 — за 12 лет до справочника). Нет четырехтомника (М.: Согласие, 1996). Ни одной из четырех жен. Очерков. Прозвищ. Роли в романе «Дар». Друзей и врагов. Etc.
       Но есть: «Свое призвание X. почувствовал рано. …Поэзии (так!) Х. посвящена основам бытия, самым главным экзистенциальным темам». (И еще два абзаца этой воды). А вот из кратчайшей энциклопедической библиографии: Б о г о м о л о в Н.А. (Вст.ст.)// Х л е б н и к о в В. Стихотворения/Сост., подгот. текста и примеч. Н.А. Богомолова и Д.Б.Волчека. Л., 1989.
       По именам комментаторов понимаешь: книга такая есть. Том «Библиотеки поэта». Но — не Хлебникова том. А Ходасевича.
       В конце 1990-х можно было и так писать для изданий «БРЭ», синонима эталонной точности. Так редактировать. Так держать корректуру.
       Конечно, получалось быстрее, чем в «РУССКИХ ПИСАТЕЛЯХ».
       Органичная смесь тяжелой самоуверенности 1970-х с дикой спешкой 1990-х приводит на память прозу Ольги Седаковой: «Вы не забыли еще этих вещиц отечественного производства? Каждая мыльница глядела танком, снятым с вооружения за моральную устарелость. Как правило, все эти вещи не очень открывались и закрывались, пачкали руки, прищемляли пальцы, но боевое свое задание они исполняли и на последнем дыхании: они смотрели тебе в душу прямыми глазами Родины: Руки вверх! ни с места!
       И вот, среди этих незабвенных мыльниц разного наименования…».
       
       
Да потому и гремит так державно госзаказ на новую БРЭ, что Энциклопедия — это образ России. Выстроенный надолго.
       Какой будет новая «Большая Российская», как уложат 30 томов в 10 лет, кто, в каких темпах, по каким критериям будет писать «литературную часть» — пока не знаем. Но вот два образца жанра. Приемлемый и выведенный за штат.
       В одном — нежность и гордость вызывают и гвардеец-декадент, и журналистка-народница, и академик-полиглот, и лишенка 1920-х. В другом даже Ходасевич кажется мордатой мыльницей.
       И здесь (особенно для подростка) — два образа русской словесности. Больше — два способа жить. Два образа Родины. Личный выбор: с кем отождествиться и что принять? И что назвать гуманитарной наукой?
       Что можно сделать с этим изданием? Защищенным, кажется, на высочайшем уровне (к кому еще апеллировать?) — и все же выведенным за штат? Оставить в покое. Дать возможность дополировать тома. Когда-нибудь, в эпоху возвращения к культурным нормам, окажется, что этот броненосец был чуть ли не лучшим, что создано в сверхскоростное Смутное время.
       Кладезем героев. Основой учебников. И памятником взлету русской филологии 1960 — 1980-х. Поставленным не благодаря, а вопреки обстоятельствам. Так, простите, при трех царях строился Исаакий, осыпаемый эпиграммами. Их теперь цитируют экскурсоводы у фасада собора.
       
       Елена ДЬЯКОВА, обозреватель «Новой»
       
14.02.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 11
14 февраля 2005 г.

Власть
Юлия Латынина: Это — провал

Отдельный разговор
Публичная лекция Александра Аузана. Часть III. Человеческий капитал сгорел в годы шоковых реформ

Кавказский узел
Руслан Аушев: Война нас опережает

Генералы, сделайте вывод. Акция «За!»

Письмо депутата парламента Финляндии в «Новую газету»

Расследования
«Трансвааль» и пустота. Правда где-то рядом. И наверняка есть её держатели

Власть и люди
Весна в Заречном отделе. У йошкар-олинской милиции круглый год — весна

Митинги.Ру
Поддержку действий Кремля сочли мелким хулиганством

Саратовские льготники собрали 25 тонн ненужных справок

С приходом в протестное движение молодежи стали появляться веселые и точные лозунги

За рулем
Горбатые запорожцы пишут письмо Путину

Интернет
Проверка сбоем. Барнаульские журналисты прорвали блокаду новостного сайта bankfax.ru

Владимир Рыжков: Это, на мой взгляд, чрезвычайное происшествие

Наше гневное net. Мнения журналистов

Очная ставка. Из интернета качают права

Краiна Мрiй
На оранжевом глазу. Украина готовится к общественному телевидению

Телеревизор
В карман REN TV подбросили наркотики

Четвертая власть
Еще одна газета вышла пустой. В Самаре повторили подвиг «Коммерсанта»

Суд да дело
Председатель Мосгорсуда Ольга Егорова считает, что адвокаты наносят колоссальный ущерб авторитету правосудия

Присяжные распустились. В Мосгорсуде уже не знают, как с ними бороться

Если суд удовлетворит требования рабочего Майнингера, из страны уедут 10 миллионов

Вынесен приговор банде скинхедов

Дело «ЮКОСа»: 40 ходатайств защиты было удовлетворено оптом

Точка зрения
Андрей Илларионов: Либералов в правительстве я не встречал

Новости компаний
Государство достучалось до хозяина тайги

Подробности
Множит свои ряды детское движение партии власти

О последствиях конспиративного визита генерального прокурора в Ростов

Навстречу выборам
Жители Обнинска отстаивают право выбора

После выборов
На выборах в Смоленске кандидат от партии власти победил с перевесом в один голос

Санкт-Петербург
Питер через полтора года после 300-летия. Операция «Шик и трепет»

Регионы
Широта казанская. Юбилей города в русле бескрайних денежных потоков

Московский наблюдатель
Дубы порешили… На месте Шереметьевского сквера все-таки что-то появится

Образование
Знать, чтобы стать элитой – 2. Реформа образования глазами профессора Юрия Афанасьева

Театральный бинокль
Родина: спасать или списать? У президента с известными деятелями культуры — роман: «Бюджетные тайны»

Армия
Ракетоносцы. При перевозке из Украины в Россию потеряно 20 крылатых ракет

Спорт
Кремль-бол. Отмена выборов губернаторов больно ударила по российскому футболу

Реакция
Сергей Шойгу: Соблюдаю кодекс чести охотника

Отделение связи
Альберт Макашов — не герой

Библиотека
Зоя Ерошок. Самоирония как новая ценность

Новые русские энциклопедисты оставят классиков без жен, друзей и книг?

Кинобудка
Не прикрывая века. Переписка наших обозревателей — сквозь годы — на 9-м фестивале архивного кино в Белых Столбах

Сектор глаза
Современное искусство дошло до Коломны

5 проектов Московской биеннале, мимо которых нельзя пройти

Вольная тема
Авианосец США против канарейки. Как рождается анекдот…

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100