NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ДВОЕ И ВСЕ МЫ
       

       
       
Евтушенко и Вознесенский… Вознесенский и Евтушенко… Эти два поэтических имени неразрывны в сознании большинства. И «оттепель», и битком набитые на поэтических вечерах дворцы спорта, и на порядок выросшие тиражи стихотворных сборников в середине прошлого века — все это невозможно представить без того и другого, причем вместе.
       Не особо искушенные в поэзии обыватели их даже часто путали и путают. Однажды несколько лет назад в коридоре «Литературки», куда Евтушенко явился в одном из своих ярчайших и блестящих пиджаков, молодая журналистка в восторге показала пальцем на Евгения Александровича и с придыханием воскликнула: «Смотрите, Вознесенский!».
       Но на самом-то деле они, конечно, очень разные. И по эстетике (вплоть до пиджаков), и по поэтике. Кроме того, как писал сам Вознесенский: «У поэтов напарников нет — все дуэты кончались дуэлью». А еще вспомним: «Здесь жили поэты, и каждый встречал другого надменной улыбкой» или кедринское «У поэтов есть такой обычай: в круг сходясь, оплевывать друг друга». Словом, представить отношения двух самых популярных поэтов второй половины ХХ века как безоблачную дружбу и радостное «ауканье через степь» было бы верхом наивности. И литературно-документальное свидетельство тому — стихи Вознесенского:
       Прошу не любви ворованной,
       не денег, не орденов –
       пошли мне, Господь, второго,
       чтоб не был так одинок…
       Как, должно быть, обиделся, прочитав эти строки, Евтушенко!..
       Но сейчас наступило такое время — и «на дворе», и в их жизни — когда разногласия и противоречия отступают и выясняется, что общего в отношении к происходящему в стране и литературе больше, чем разделяющего.
       Поэтому так обрадовало стихотворение, которое прислал присланное Евтушенко в редакцию «Новой».
       
       Олег ХЛЕБНИКОВ
      
       
Евгений ЕВТУШЕНКО
       
       На «хвосте»
       Хотел бы я спросить Андрюшу,
       а помнит ли сегодня он,
       как мы с ним жили душа в душу
       под звуки собственных имен.
       Они в божественном начале,
       не предвещающем конца,
       так упоительно звучали
       в метро, в общагах, у костра.
       Встречали нас в таком восторге
       в Москве ветровки, гимнастерки,
       и джинсы рваные в Нью-Йорке,
       где тоже ждали перемен
       веснушки, как глаза колен.
       
       В стихах был свежий привкус утра,
       а имена гремели столь
       неразлучаемо, как будто
       свободы сдвоенный пароль.
       Но та свобода двух мальчишек была,
       чтоб не был в ней излишек, —
       под взглядами не снятых с вышек
       гулаговских прожекторов.
       Стучали кулачищем свыше.
       Сдирали со щитов афиши.
       Шуршали в уши,словно мыши:
       «Не наломайте лишних дров!».
       
       Мы их ломали непрерывно,
       и как там с нами ни воюй,
       бесстрашны были и наивны
       и так раскованно порывны,
       словно рискованные рифмы,
       с губ, где не высох поцелуй.
       
       А помнишь, вышли мы от Гии
       Данелии — совсем другие,
       чем иногда теперь, когда…
       Забудем. Главное — Тогда.
       Итак, мы вышли. В ночь. От Гии.
       Ночь была тоже молода,
       и ей, как нам, вовсю хотелось
       в какую-нибудь завертелость
       и безо всякого стыда.
       Да и нечисты все стыды,
       когда здесь Чистые пруды.
       
       Мы оба, чтоб с народом слиться.
       листали всю тебя, столица,
       сначала ноги, после лица,
       ища подружек «на авось»,
       но отыскать не слишком строгой,
       интеллигентно длинноногой,
       родной души не удалось.
       Мы уходились. Шли устало.
       Но приключенье не настало.
       
       А мимо шла «Аннушка» неутомимо,
       не та,что с маслом тем коварным, —
       а занятый трудом ударным,
       заблудший на кольце бульварном
       ночной трамвай под буквой «А»,
       с облезло красными боками
       и дребезжащими звонками —
       родная женская душа,
       единственная, кто в ту ночь
       хотела нам двоим помочь.
       
       А кто-то выглянул в окно,
       глотая тряское вино,
       и, басом пошатнув трамвай,
       нам прохрипел: «Ребя, давай!».
       «А ну догоним и — на хвост!» —
       воскликнул я, легко, как тост,
       тем более,что нам Булгаков
       отеческих не сделал знаков.
       И понеслись мы через шпалы
       во все, нас ждущие, опалы,
       и, будто нас пожар прожег,
       на буфер сделали прыжок.
       
       И вдруг — аж слышать мог Урал,
       гимн репродуктор заиграл!!!
       
       Как жаль, что нас не видел Гия,
       когда, одетые вполне,
       мы, как два мальчика нагие
       на красном взмыленном коне,
       тряслись под утро вместе с гимном
       на том хвосте гостеприимном
       в полупроснувшейся стране.
       
       Потом, как водится в России,
       в трамвай нас люди пригласили
       и «Три семерки» из горла
       нам родина преподнесла.
       Автобусники. После смены.
       С Марьиной Рощи. Джентльмены.
       Сказали: «Мы не за рулем.
       Есть вобла. Может, вобланем?».
       Один, глядящий всех бодрей,
       мне вдруг сказал: «Ведь ты Андрей?».
       А кореш в несколько мгновений
       Андрея разглядел: «Евгений?».
       
       Мы, распрощавшись, хохотали,
       как мы с тобой друг другом стали.
       А что случилось после с нами, —
       наверно, это мы не сами.
       Мы сами — это только те
       у «Аннушки», на том хвосте…
       
18 февраля 2005 г.
       
       
24.02.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 14
24 февраля 2005 г.

Проспект Медиа
Пособие для бедных мыслью

В «шпорах» рождается истина

Марат Гельман: Цензуры нет. Есть редакционная политика

Редакторы снова взялись за монтажные ножницы

Как работает фабрика телецензуры

Сергей Канаев: Профессия журналиста стала рабской

Игорь Стадник: Патриотический антиамериканизм раскручивался до банального просто

Владимир Кара-Мурза: Первые признаки цензуры побудили основать НТВ

Испытание сроком. Что думают журналисты НТВ, ТВ-6 и ТВС спустя четыре года после встречи с президентом

Глава русской службы Euronews Петр Фёдоров — о цензуре на своём канале

Четвертая власть
1 доллар тиражом миллион экземпляров

Кавказский узел
Во время перемирия, объявленного Масхадовым, силовики устроили соревнование: кто лучше докажет, что перемирие невозможно

Штурм квартир в Нальчике и Карачаевске: итоги спецопераций

Расследования
Возвращение сентября. В Беслане найдено захоронение…

В Благовещенске продолжаются репрессии

Митинги.Ру
Благовещенск настроен на долгую борьбу

В Ижевске назначен день осады Госсовета Удмуртии

Мир и мы
Активистов молодежного «ЯБЛОКА» не выпустили из страны

Примирившись после Ирака, США и «старая Европа» задумались над демократией в России

На встречу с Бушем Путин попал после Ющенко

Неужели Путин больше никогда не посетит Украину?

Армия
Когда не хватает зеленых, всплывают красно-коричневые

Государство делает вид, что платит военным. Военные — что служат

Сначала монетизацию льгот опробовали на военных

Плата за жульё
С 1 марта вступает в действие новый Жилищный кодекс. Квартирный вопрос закрыт

Обстоятельства
Команда Фрадкова не способна работать в условиях кризиса

Власть
«Медведь» пойдёт в развалочку

Точка зрения
Станислав Рассадин: Неужели дискредитирована сама идея справедливости?

Александр Рыклин: Ответственность перед народом не имеет срока давности

Виктор Шендерович. О картошке, демократии, подготовке к 60-летию Победы и силах международного террора

Суд да дело
Судья Светлана Марасанова: Против присяжных выступают те, кто ищет лёгких путей в правосудии

Навстречу выборам
Никто никого не подслушивал. Это… инопланетяне!

Новости компаний
«Газпром» высокого давления

Регионы
Жалко гадов

Спорт
Дерлей станет старлеем. Бразилец и восемь португальцев — в «милицейской» команде «Динамо»

Библиотека
Пастернак — травка русской поэзии

Евтушенко и Вознесенский… Двое и все мы

Музыкальная жизнь
Синий троллейбус доехал до Кремля

Кинобудка
«Берлинале». Главные призы фестиваля получили африканский и китайский фильмы

Театральный бинокль
Жена полка — над полем боли. В войне победил не Сталин

Наше наследие: Арапчата из «Цирка»

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100