NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

КЛЯТВА БЮРОКРАТА
Прокурор Шохин вдруг обязался чтить закон
       
(Рисунок С. Аруханова)
     
       Недавно в здание Мещанского суда решительно вошла женщина лет тридцати. Проигнорированный ею пристав у дверей ожил:
       — Девушка! Постойте!
       Она, не оборачиваясь, бросила ему:
       — Я не девушка, я — ваша честь.
       Это была судья.
       Тем временем продолжается рассмотрение уголовного дела Михаила Ходорковского, Платона Лебедева и Андрея Крайнова.
       
       
Утром в среду второго марта адвокаты попросили суд приобщить к делу заключение профессора Владимира Бочко. Его выводы недвусмысленны: во-первых, уплата налогов векселями «ЮКОСа» принесла городу Лесной не убытки, как полагает Генпрокуратура, а прибыль; во-вторых, предоставление налоговых льгот фирмам-трейдерам было законным.
       Судьи, внимательно посмотрев на прокурора, ходатайство отклонили. Ирина Колесникова добавила, что профессор Бочко до сих пор не предъявил документы, подтверждающие его ученую степень. (Это не совсем правда: несколько дней назад адвокаты показывали факсимильную копию письма из Уральского института экономики, где работает Владимир Бочко, но суд тогда отказал в приобщении документа к делу.)
       Тогда защита ходатайствовала о допросе профессора Бочко как свидетеля. Судьи позволили, но благодаря активности гособвинителя допрос был сорван. Прокурор Дмитрий Шохин, даже не выслушав до конца ни одного вопроса, требовал снять его, потому что ответ «не принесет результатов для рассматриваемого дела».
       После этого Генрих Падва сообщил, что хотел бы отозвать свое ходатайство о допросе ученого как свидетеля, потому что того ждут неотложные дела в Екатеринбурге. Судья Ирина Колесникова заявила, что «отзыв ходатайства не обязывает суд отказаться от его рассмотрения». Потрясенному профессору пришлось еще раз взойти на трибуну. Вопрос к нему нашелся только у Платона Лебедева:
       — Часто ли вас унижали в судебном заседании?
       Ирина Колесникова встрепенулась:
       — Я снимаю вопрос!
       Профессор в глубоком раздумье ушел. На авансцену выступил прокурор Дмитрий Шохин. Он попросил Мещанский суд продлить срок содержания Платона Лебедева под стражей аж до 26 июня. Гособвинителя не смутило то, что срок истекает только 26 марта и процесс к началу лета закончится. В качестве главного аргумента прокурор выдвинул предположение, что выпущенный из тюрьмы Лебедев непременно ему, прокурору, отомстит:
       — Об этом свидетельствуют, в частности, угрозы Лебедева преследовать меня как гособвинителя всю оставшуюся жизнь.
       
       
Адвокат Евгений Бару устало заявил, что ему «неинтересно спорить» с Дмитрием Шохиным, который «постоянно нарушает в суде законы»:
       — Я знаю, что Лебедев останется под стражей. Поэтому ничего больше сказать не могу.
       Зато у Платона Лебедева слова нашлись. Он обрушился на «организованную преступную экстремистскую группу» в составе Юрия Бирюкова, Салавата Каримова и Дмитрия Шохина (Юрий Бирюков — заместитель генерального прокурора, курирующий следствие; Салават Каримов — следователь по «делу «ЮКОСа»; Дмитрий Шохин нашим читателям уже знаком.):
       — Это люди, которые для достижения своей преступной цели позволяют себе содержать в тюрьме матерей, имеющих маленьких детей, и задерживать матерей с детьми в аэропорту, якобы ища у них наркотики. Я считаю своей обязанностью как гражданина России бороться с теми, кто нарушает права личности.
       Михаил Ходорковский, обычно молчаливый, поддержал коллегу:
       — Заверения гражданского истца и гособвинителя не стоят и бумаги, на которой они записаны! Содержание Лебедева в тюрьме лишено не только здравого смысла, но и подрывает доверие к российской судебной системе.
       После трехчасового совещания судьи постановили: Платон Лебедев останется за решеткой до лета.
       
       
Третьего марта в коридоре Мещанского суда приставы, вооружившись толковым словарем, играли в «балду». В это время выступала свидетель Любовь Мясникова, заместитель по экономике главы администрации ЗАТО Лесной.
       Любовь Владимировна объяснила, что закрытые города находятся в крайне сложной финансовой ситуации, потому что подчинены Москве, а столичным чиновникам нет дела до маленьких сибирских городов. Лесной, находящийся в Свердловской области, в 1997 году тоже оказался на пороге социального взрыва. Тогда правительство помогло: денег закрытым городам не дали, но предоставили им возможность сделаться офшорными зонами.
       Администрация Лесного в соответствии с законом заключила с двадцатью фирмами соглашения о налоговых льготах (в том числе с «Форест-Ойл», «Бизнес-Ойл», «Вальд-Ойл» и «Митрой», которые, по мысли Генпрокуратуры, помогали подсудимым уклониться от налогов; остальные 16 фирм следователей почему-то не заинтересовали). Векселя «ЮКОСа», полученные от четырех фирм, принесли городу доход, как и остальная совместная деятельность администрации и фирм-трейдеров (90 процентов налогов в бюджет). Теперь уровень социального обеспечения в Лесном в три раза выше, чем по Свердловской области.
       Государственный обвинитель решил, что рассказ Любови Мясниковой не соответствует ее показаниям на предварительном следствии, и прочитал протокол. Аудитория не услышала особенных различий. Платон Лебедев поинтересовался у свидетельницы:
       — Уточните, пожалуйста, каков номер дела, по которому вас допрашивали.
       Прокурор вскочил из-за стола:
       — Вопрос должен быть снят!
       Лебедев пояснил:
       — Уважаемый суд! Прокурор ввел вас в заблуждение — свидетеля допрашивали по другому уголовному делу. (Потом, в коридоре суда, Генрих Падва рассказал журналистам, что протокол действительно был составлен еще в 2001 году в рамках дела, впоследствии объединенного с делом Ходорковского—Лебедева.)
       Встрепенулась судья Колесникова:
       — Лебедев, не влияйте на свидетеля!
       Приободренный прокурор Дмитрий Шохин расспросил Любовь Мясникову о бюджетном счете администрации ЗАТО в некоем Золотоплатинабанке и его векселях. Адвокат Игорь Михеев возмутился:
       — Прокурор говорит об обстоятельствах, не имеющих отношения к настоящему делу. Мы полагаем, что речь идет о расследовании Генеральной прокуратурой какого-то другого уголовного дела.
       Прокурор продолжил:
       — Почему бензин для АЗС администрация покупала у «ЮКОСа» по цене выше рыночной?
       Вопрос был снят, но прокурор не успокоился:
       — Пересоставлялись ли налоговые соглашения с подконтрольными «ЮКОСу» компаниями, благодаря чему была обеспечена переплата в бюджет?
       Адвокаты потребовали у суда защиты от гособвинителя:
       — Ни о чем подобном свидетель не рассказывал. К тому же вопросы содержат одному Шохину известные факты — да и факты ли?
       Судьи сняли вопрос. Гособвинитель, делая последнюю отчаянную попытку узнать от свидетеля хоть что-нибудь компрометирующее подсудимых, выпалил:
       — А что вы понимаете под налогом?
       Адвокаты сползли под стол. Прокурор покраснел:
       — Под тем, что вы понимаете, понимается ли что-нибудь конкретное либо абстрактное?
       — Могу я записать вопрос? Такая каша… Я ничего не поняла, — растерялась свидетельница.
       
       
Когда прокурор иссяк, эстафету приняла Александра Нагорная, представитель гражданского истца (ФСНС). Дмитрий Шохин ей подсказывал. Вопросы вызвали недоумение свидетеля Любови Мясниковой:
       — Я что, обвиняемая?
       И, очевидно, под впечатлением свидетельница, отвечая на один из вопросов, случайно назвала Александру Нагорную «представителем гражданского обвинения». (Чрезвычайно удачная формулировка роли налоговиков в процессе.)
       После заседания адвокат Константин Ривкин назвал Любовь Мясникову «самым сильным» свидетелем защиты: «Еще десять таких свидетелей, и мы камня на камне не оставили бы от обвинения».
       В пятницу четвертого марта прокурор ходатайствовал об оглашении документов из материалов дела. Большинство этих документов уже было оглашено, но суд не поинтересовался, чем же в таком случае Дмитрий Шохин занимался все лето и осень. Михаил Ходорковский заявил, что считает просьбу прокурора попыткой сорвать допрос свидетелей защиты, которые ждут в коридоре. Суд, которому приходится искать компромисс между УПК и интересами прокуратуры, позволил адвокатам выслушать своих свидетелей, а гособвинителю — вновь вслух перечитать дело.
       Адвокат Тимофей Гриднев попросил суд допустить в процесс в качестве специалиста Джеральда Гейджа из компании «Эрнст энд Янг — юридические услуги», чтобы тот объяснил, сколько все-таки стоил в 1994 году «Апатит»: дело в том, что существуют четыре отличающиеся друг от друга оценки стоимости 20 процентов акций комбината. Суд согласился и впустил в зал Джеральда Гейджа — одного из ведущих мировых специалистов по оценке недвижимости.
       Потом адвокаты ходатайствовали о приобщении документов о стоимости «Апатита», выполненных «Эрнст энд Янг». Суд отказал, объяснив, что документ должен быть составлен по запросу одной из сторон процесса физическим лицом, а это заключение было выполнено по заказу юридического лица (адвокатского бюро «АЛМ Фельдманс») другим юридическим лицом. Гриднев огорчился:
       — Если и дальше такое будет происходить, защита окажется полностью лишена возможности обращаться к юридическим лицам, которые имеют полноценный штат и высококвалифицированных специалистов, способных дать разъяснения.
       
       
В предпраздничную субботу суд успел сделать не так уж и мало. Утром адвокаты продолжили допрос специалиста-оценщика Джеральда Гейджа. Прокурор, как умел, мешал процедуре. Тогда защитники, несколько изменив мотивировку, снова попросили суд приобщить акт оценки «Эрнст энд Янг». И снова суд не одобрил документ. Уже после заседания адвокат Константин Ривкин назвал ситуацию парадоксальной:
       — Прокурор использует заключение оценщиков «Лаборатории «Лабрейд», которая является юрлицом, а когда защита предоставляет заключение, выполненное юридическим лицом «Эрнст энд Янг», нам чинятся препятствия.
       Адвокат Евгений Бару заявил отвод государственному обвинителю, перечислив судьям грехи Дмитрия Шохина: во-первых, прокурор вводил суд в заблуждение, говоря, например, о неких «кредитных карточках Платона Лебедева», неизменно отказываясь их предъявить (адвокаты уверены, что карточек не существует); во-вторых, он скрывал факты фальсификации материалов дела и, в-третьих, оскорблял участников процесса. Прокурор, «будучи добропорядочным человеком, дававшим клятву, должен был заявить самоотвод», но, поскольку самоотвода сделано не было, защита констатирует личную заинтересованность Дмитрия Шохина в исходе дела. Михаил Ходорковский заметил, что по сравнению с «другими прокурорами, которые бросаются на людей с кулаками», гособвинитель выглядит несколько более выигрышно, но цель судебного разбирательства — это установление истины, а прокурор «защищает свое ведомство, а не истину».
       Прокурор поклялся, что все, что он делает, объясняется исключительно желанием, «чтобы восторжествовали справедливость и закон», который он, прокурор, «свято чтит». Судьи полистали УПК, посмотрели на Дмитрия Шохина да и оставили его в процессе.
       Дмитрий Шохин тут же бодро принялся за материалы дела, причем выбрал эпизод с «Апатитом», срок давности по которому истек, и документы читал те (адвокаты обратили на это внимание суда), которые не были надлежащим образом заверены. Суд изучал документ, соглашался с защитой, но продолжал слушать прокурора.
       
       Игорь КОВАЛЕВСКИЙ
       
10.03.2005
       
       
       

   
См. также:
Дело «ЮКОСа». Самая подробная информация о ходе следствия и судебных перспективах

       
       
       
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 17
10 марта 2005 г.

Кавказский узел
Перемирию и переговорам — конец. «Масхадовым» станет Басаев

Кто убил Аслана Масхадова?

Отдельный разговор
Новый поворот в деле «врачей-шахидок»: теперь их обвиняют в использовании химического и бактериологического оружия

Ингушские женщины встретились с сенатором Торшиным: «Снимите с нас этот тяжелый крест!»

Плата за жульё
О неожиданных последствиях нового жилищного законодательства

Как одолеть новый Жилищный кодекс

Митинги.Ру
Радужная оболочка. Что увидел президент в докладах об отмене льгот?

Идущие на смену «идущим» приветствуют монетизацию

Протест, который не слушали

Суд да дело
Клятва бюрократа. Прокурор Шохин вдруг обязался чтить закон

Армия
Солдаты умирают от неразделенной любви. Так говорят генералы

Дума за 7 дней отберет у пожарных отсрочки от армии

Инострания
Герой Италии. Вся страна хоронила агента спецслужб

Краiна Мрiй
Раскроют ли дело об отравлении Ющенко к приезду Путина?

Личное дело
Дамы с соб@чкой. Образ русской женщины в электронном виде

Секрет фермы

Финансы
Пыльная работа. Чистая прибыль — 38100 рублей в месяц

Общество
Полеты Муравья, или Почему «ОСП-студия» отказалась от гонорара

Регионы
Заказчик убийства прошел через кабинет президента

Саратовские стройки очистят от строителей

Анонс
Рабочие строительной фирмы — против работодателей

Глава Молдавии — против «оранжевой чумы»

Спорт
Их вбросили, а они забили. Наши хоккеисты побеждают даже на отечественных протезах

Точка зрения
Торговцы Петрушкой. Как Петросян и Ко возрождают традиции русского блудного театра

Музыкальная жизнь
Юрий Лоза: Эстрады нет. Есть местечковый бизнес

Библиотека
Беллы голос

Театральный бинокль
В Москве прошел спектакль русского молодежного театра из Риги

Беларусь замечает своих драматургов только после премьер в Москве

«Болт» не заболтали

За рулем
Модельный ряд женевского автосалона

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100