NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ДРАМА ДАЛЬНЕГО СЛЕДОВАНИЯ
Беларусь замечает своих драматургов только после премьеры в Москве
       
(Рисунок С. Аруханова)
      
       
В № 77 «Новой газеты» от 18 октября 2004 года было опубликовано открытое письмо белорусского драматурга Андрея Курейчика, чьи пьесы шли во МХАТе им. Чехова и в Театре им. Маяковского, о том, как закрыли его телепрограмму о театре через два дня после первого эфира. Потом на конспиративной встрече в сквере ему сообщили, что его имя — в «черном списке» неблагонадежных людей.
       
       Андрей КУРЕЙЧИК:
       «В списке — разнообразные деятели культуры как оппозиционных взглядов, так и просто те, кто не проявлял активного лизоблюдства по отношению к властям (в их числе многие рок-группы, музыканты, режиссеры) и занимает просто независимую позицию. Суть затеи в том, чтобы полностью лишить их возможности общаться с людьми. Методы простые: всем государственным СМИ запрещено под любым предлогом упоминать об этих людях. Их как бы не существует. Они могут писать что-то в своих квартирках, общаться с друзьями, но для общества их как бы не существует. Их просто вымарывают.
       …Это ужасно, но мне пока еще 24 года и большую часть жизни придется прожить в стране, где тебя вычеркивают даже из списков приглашенных на крупнейший в Минске театральный фестиваль, который был тобой же основан».
       
       
Благодаря газетам и теленовостям мы что-то знаем о том, что происходит в политической Беларуси. Что происходит с культурной Беларусью и как на нее влияет Беларусь политическая, теленовости уже не рассказывают. Вечер белорусского культпросвета в Доме актера в Калошином переулке, организованный критиком Павлом Рудневым, показал театральное белорусское сегодня. Андерграунд вернулся в Беларусь в полном объеме: театральные квартирники, просмотр политических акций на домашнем видео, эзопов язык в текстах и живые коридоры на улицах с фотографиями людей, пропавших за последние пять лет.
       Сонные москвичи просыпались и ойкали, как на лихом аттракционе ЦПКиО, от рублено-р-революционного монтажа, от упругих речей и тихих усмешек белорусских коллег, перекатывавших в горле комок ненависти во время читок.
       
       Драматург Николай ХАЛЕЗИН:
       «Мне рассказывали, что с драматургом Максимом Курочкиным случилась такая история: ему позвонили из Москвы и сказали: с вами хочет поговорить Олег Меньшиков. В результате этого звонка получился спектакль «Кухня». Через несколько лет раздался звонок у меня в квартире: Олег Табаков захотел купить мою пьесу «Я пришел». В спектакле будут заняты Борис Плотников, Ольга Барнет, Наталья Рогожкина, Леонид Ярмольник, декорации Александра Боровского (в интонациях Халезина мерцает здоровый пиетет человека, знающего цену драгоценностям. — Е.В.).
       В белорусские театры я вам пока ходить не советую. Делать там нечего. А драматурги у нас появились не благодаря, а вопреки.
       Вы пробовали бить в колокол, который изнутри обложен подушками? Мы бьем в него сейчас. И дятлы кружат над трупом Буратино…
       Как-то незаметно оказалось, что все двери закрыты и осталась одна калитка — драматургия. Зовут тебя на ТВ, но перед эфиром спрашивают: «Ну вы же похвалите президента?» — «Нет, конечно!». И больше не зовут на ТВ. Три газеты, в которых я работал, закрылись. Фильмы не снимаются — значит, сценарии не нужны. А пьесу написал, даже если нет компьютера, на коленке, отправил ее на конкурс «Евразия» Николаю Коляде, получил премию — и тебя ставят во МХАТе».
       Путь этот, видимо, единственный: в Беларуси существует закон о цензуре — все тексты, написанные для публичного исполнения, цензурируются.
       
       Диана БАЛЫКО:
       «У меня ощущение, что я родилась в вагоне дальнего следования. Я все время жду, что в вагон зайдет проводница и скажет только мне: «Это твоя станция». Она все не заходит, и я выхожу на разных станциях сама, нюхаю воздух и понимаю: нет, пока не мое.
       Возвращаясь в вагон, я писала о том, как найти и бросить любовника, писала о швейцарских сырах, которых никогда не пробовала, как я ездила работать в Америку подавальщицей, как выпустила три книги стихов и стала членом Союза писателей Беларуси. Я успела сделать это до 25. На своей станции еще не сошла. Мой поезд еще куда-то едет…».
       Скромно одетые (на фоне московских слушателей), какие-то умытые и бодрые (хотя и только что с поезда) драматурги читали кусочки пьес, выражающие особенности национального мировидения:
       «Мужчина отворачивается в знак согласия».
       «Я не пьяная, я просто устала» (пьеса «Динозавр» Павла Пряжко).
       Пьеса «Мужчина, женщина и пистолет» Константина Стешика, автора жестких, пародийных, хармсовских страшилок, описывает сбывшееся пожелание: «Чтоб тебе пусто было». Герою пьесы — обычному белорусскому парню — вдруг действительно стало пусто: снаружи и внутри.
       Женщина мается от его анабиоза, бьет по щекам мужчину, почти кричит: «Резиновая какая-то молодость у меня получилась. Бесконечная. Эй, живой апельсиновый сок, чего скис?».
       Парень нудит в ответ: «Самое плохое время для меня — октябрь. Утром глянешь в окно, а там все словно пеплом посыпано, как в плохом советском фильме. Все серое, мозглое. И я над всем этим — как тень отца Гамлета». Он застрял в своем октябре.
       У героев пьесы Николая Халезина не День сурка — «День благодарения»: белорус Андрей средних лет, эмигрант, выполняющий работу сиделки при 80-летнем старике-американце (гости не верят своим глазам, когда Андрей показывает им два диплома о высшем образовании), красочно описывает свой кризис национальной самоидентификации. Гости упорно называют его русским, Андрей твердит в ответ: «Называйте меня только белорусом. А русским я назову себя сам — если захочу».
       Люди не могут соединиться со своим представлением о себе. Кризис национальной самоидентификации — сквозной сюжет современной европейской пьесы. В этом смысле Беларусь может войти в ЕС как полноправный член хоть сейчас, тем более что сегодня еще есть кому вспомнить своих национальных героев (Халезин перечисляет их в пьесе). Это не только Василь Быков и Алесь Адамович, но и Харви Ли Освальд, живший некоторое время в Минске и работавший на радиозаводе, и самый высокооплачиваемый журналист мира Ларри Кинг, ведущий знаменитого телешоу, родом из Беларуси и даже Ирвин Берлин, композитор, автор неофициального гимна Америки God Bless America, оказывается, белорус, хотя все источники говорят о его тюменских корнях.
       
       Критик Павел РУДНЕВ, организатор встречи:
       «В 2004 году на драматургическом конкурсе Николая Коляды «Евразия» в шорт-лист попали сразу четыре пьесы белорусских драматургов, и все четыре получили призы. Я стал предлагать пьесы в разные московские театры, и в итоге за пьесу Халезина «Я пришел» стали бороться Олег Меньшиков и Олег Табаков. Премьера ожидается в М.Х.Т. в этом году.
       Дело в том, что в Беларуси интерес к своим драматургам начинают проявлять только после того, как их заметили в Москве. Хотя «интерес» бывает выражен по-разному: в прошлом году было прекращено финансирование очень интересного фестиваля «Открытый формат», придуманного Андреем Курейчиком, куда он привозил Някрошюса, Гришковца, устраивал читки острых европейских пьес». («Новая» писала об этом в 2004 г.)
       Одновременно со встречей в Доме актера в Минске проходил драматургический фестиваль «Панорама». Ни одна фамилия участников-драматургов не совпала.
       Показательно и любопытно, что молодая драматургия расцвела за последние пять лет не где-нибудь, а в тоталитарной Беларуси. Ничего не слышно про новые украинские, молдавские, грузинские имена (кроме веселого абсурдиста Лаши Бугадзе). Неангажированные московской конъюнктурой, по-хорошему дремучие, не читавшие Сигарева-Пресняковых-Равенхилла, белорусские драматурги становятся поводом «дуэли» между московскими театрами. Драматургам Узбекистана и Туркмении — обратить внимание. А то про них что-то ничего не слышно.
       
       Николай ХАЛЕЗИН, драматург:
       «Я не отправлял ни одной пьесы ни в один из белорусских театров по простой причине: знаю результаты наперед. Три газеты, в которых я работал, были закрыты. Организация уличных акций и последующие аресты не оставляют в нашей стране ни единого шанса на какие бы то ни было проявления любви со стороны власти. Равно, как и на любое появление по ТВ (и даже на радио). Последний раз был приглашен на телевидение для участия в пресс-конференции с тогдашним мэром Минска Владимиром Ермошиным. Задал два абсолютно умеренных вопроса и больше в эфире не появлялся с 1997 года».
       
       Справка «Новой»
       Николай ХАЛЕЗИН — один из создателей Альтернативного театра, где с 1987 по 1992 год работал главным художником. В 1990-м организовал галерею VITA NOVA, которая позже была преобразована в Центр современного искусства. Как художник участвовал в ряде крупных международных выставок.
       Вторая пьеса Халезина «Я пришел» получила специальный приз конкурса «Евразия-2004» и три специальных приза на конкурсе «Действующие лица», а осенью 2004 г. была принята к постановке М.Х.Т. им. Чехова.
       В ноябре 2004 года закончена третья пьеса — «День благодарения».
       
       Екатерина ВАСЕНИНА
       
10.03.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 17
10 марта 2005 г.

Кавказский узел
Перемирию и переговорам — конец. «Масхадовым» станет Басаев

Кто убил Аслана Масхадова?

Отдельный разговор
Новый поворот в деле «врачей-шахидок»: теперь их обвиняют в использовании химического и бактериологического оружия

Ингушские женщины встретились с сенатором Торшиным: «Снимите с нас этот тяжелый крест!»

Плата за жульё
О неожиданных последствиях нового жилищного законодательства

Как одолеть новый Жилищный кодекс

Митинги.Ру
Радужная оболочка. Что увидел президент в докладах об отмене льгот?

Идущие на смену «идущим» приветствуют монетизацию

Протест, который не слушали

Суд да дело
Клятва бюрократа. Прокурор Шохин вдруг обязался чтить закон

Армия
Солдаты умирают от неразделенной любви. Так говорят генералы

Дума за 7 дней отберет у пожарных отсрочки от армии

Инострания
Герой Италии. Вся страна хоронила агента спецслужб

Краiна Мрiй
Раскроют ли дело об отравлении Ющенко к приезду Путина?

Личное дело
Дамы с соб@чкой. Образ русской женщины в электронном виде

Секрет фермы

Финансы
Пыльная работа. Чистая прибыль — 38100 рублей в месяц

Общество
Полеты Муравья, или Почему «ОСП-студия» отказалась от гонорара

Регионы
Заказчик убийства прошел через кабинет президента

Саратовские стройки очистят от строителей

Анонс
Рабочие строительной фирмы — против работодателей

Глава Молдавии — против «оранжевой чумы»

Спорт
Их вбросили, а они забили. Наши хоккеисты побеждают даже на отечественных протезах

Точка зрения
Торговцы Петрушкой. Как Петросян и Ко возрождают традиции русского блудного театра

Музыкальная жизнь
Юрий Лоза: Эстрады нет. Есть местечковый бизнес

Библиотека
Беллы голос

Театральный бинокль
В Москве прошел спектакль русского молодежного театра из Риги

Беларусь замечает своих драматургов только после премьер в Москве

«Болт» не заболтали

За рулем
Модельный ряд женевского автосалона

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100