NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

МОЛИТЬСЯ МОЖНО. НО НЕ ЧАСТО
Бесланский синдром: требуются комнатные мусульмане
       
       
После Беслана в Северной Осетии начались вполне ожидаемые гонения на мусульман, которые составляют в республике примерно тридцать процентов населения. Естественно, репрессии касаются не всех. Преследуют только те исламские организации, которые не подчиняются регулированию со стороны республиканского УФСБ. За неподчинение — тюрьма. Типично советский подход.
       
       Досье
       Ермак ТЕГАЕВ — 48 лет. Образование — техническое. В прошлом — предприниматель. Ислам принял в 1996 г. В 2002 г., с момента образования, стал председателем Исламского культурного центра Владикавказа. До этого несколько лет возглавлял мусульманскую общину Владикавказа.
       
       Факты
       Со 2 февраля 48-летний Ермак Тегаев, глава Исламского культурного центра Владикавказа, сидит в городском СИЗО. Его статья — 222, ч. 1 (хранение взрывчатых веществ и компонентов к ним). Вот как это было.
       — Около шести утра в нашу квартиру ворвались, — рассказывает Альбина Тегаева, жена Ермака. — Муж читал Коран перед намазом, а я была в ванной. Услышав какие-то странные звуки, приоткрыла дверь, а на меня уже автомат наставили. По всей квартире — люди в масках и касках, человек двадцать. Меня почти голой вытащили из ванной, долго не разрешали одеваться, а нам ведь так нельзя. Муж лежал на полу, на нем сидели три человека. Я закричала, стала звать соседей — у нас общий двор на шесть семей. Подумала, бандиты ворвались. Но соседям войти не дали. Начался обыск. Муж говорил: без адвоката обыска не будет. Но они привели своих понятых и начали с санузла. Три-четыре раза смотрели там в одно и то же место — я ходила за ними, уже заподозрила плохое. Мы всегда боялись, что подбросят, при каждом обыске — их у нас уже было несколько за последнее время. На этот раз я пыталась все время следить за ними, не давая что-нибудь подложить. Потом они схватили ключи от машины и побежали на улицу — там стояла наша машина. Мужу сказали одеваться и велели нам идти к машине. Когда ее открыли, мы отказывались подходить, понимая, что уже все, что надо, подложили. Тогда они сами открыли багажник и сказали, что там взрывчатка. Один позвонил куда-то — и появился человек с видеокамерой. Он стал нас снимать. Потом мужа увели.
       Спустя некоторое время Советский районный суд Владикавказа арестовал Тегаева сроком до 2 апреля — на время предварительного следствия, которое ведет следственная часть ОВД Затеречного района города. И семья, и друзья Тегаева, и имам Соборной мечети Владикавказа Сулейман Мамиев уверены: компромат ему подбросили. Причина: бессменного председателя Исламского культурного центра (ИКЦ) власть стремится посадить, и желательно надолго, чтобы удалить с поля неудобного ей неформального лидера мусульманской общины. Только за одно — за популярность среди единоверцев, особенно молодых. И за то, что отказался сотрудничать с УФСБ.
       
       Предыстория
       О каком сотрудничестве идет речь? И что представляет собой ИКЦ Владикавказа, главе которого по нынешним временам в Северной Осетии полагаются такие большие неприятности? Согласитесь, что даже на нашем нынешнем Северном Кавказе не всем мусульманам поголовно суют всякую гадость, лишающую их свободы.
       ИКЦ — одна из общественных организаций Северной Осетии. Всего лишь — клуб по религиозным интересам. Статус у ИКЦ точно такой же, как у ДУМСО — Духовного управления мусульман Северной Осетии, зарегистрированного как общественная организация. То есть ДУМСО и ИКЦ — ровня. Однако на практике это совсем не так. ДУМСО максимально приближено к власти, пользуется ее покровительством и финансированием — ИКЦ намеренно держится на расстоянии. Отсюда и проблемы.
       — После Беслана власти, а точнее, наше УФСБ — оно и есть сейчас власть в республике, хотят полного подчинения мусульман, — считает Артур Бесолов, один из официальных защитников Тегаева, а также заместитель председателя ИКЦ. — Для управления мусульманской жизнью УФСБ выбрало ДУМСО, чтобы осуществлять это через председателя ДУМСО, он же — официальный муфтий республики Руслан Валгасов. Мы считаем, что Валгасов был фактически назначен силовиками в муфтии, что категорически невозможно в исламе, и такая практика была только в Советском Союзе. Большинство мусульман — против насаждения священничества. Тегаев, например, отказался стать муфтием, опасаясь давления со стороны властей. В результате сейчас вокруг ИКЦ — большинство мусульман республики, очень много молодежи, у Тегаева — высокий авторитет. У Валгасова же он, напротив, низкий. Долго такое положение вещей власть терпеть не захотела, и Тегаева просто-напросто посадили. Так сняли проблему непослушания.
       Алан Туаев — корреспондент газеты «Да`уа» (по-арабски «призыв» — в значении «призыв к проповеди»), которую издает ИКЦ во Владикавказе, называет то, что сейчас происходит в мусульманской среде республики, принуждением к превращению их всех в «комнатных мусульман».
       — Чтобы максимум, что нам было позволено, — это ходить по пятницам в мечеть и чтобы ни на что мы больше не претендовали, — говорит Алан. — Никакой другой мусульманской жизни.
       — А какая — другая?
       — Изучение арабского, совместные чтения Корана, например.
       — Вы же сами знаете, почему этого так боятся. И власть, и общество. Исламофобия — наша реальность.
       
       Исламофобия
       Всеобщий страх перед мусульманством в стране теперь так же очевиден, как и гонения на свободно циркулирующий ислам (примеры — по всему Северному Кавказу, в Поволжье, на Урале). И в этом смысле ФСБ, занимающаяся организацией гонений, лишь выполняет заказ общества — отрицать это бессмысленно. Однако почему именно гонения, а не взаимопонимание, более эффективное во всех отношениях?
       
       Потому что в багаже ФСБ ничего другого, чем советские образцы «руководства через духовные управления» с одновременным уничтожением любых побочных явлений, просто нет. Механический советский ремейк: если невозможно отменить Коран, то надо, чтобы все было под контролем, никаких «джамаатов», а если муфтии и эмиры все-таки неизбежны в стране с двадцатимиллионным мусульманским населением, то они должны быть «свои», остальных — в тюрьму. Сегодня все это антимусульманское мракобесие — уже часть государственной идеологии борьбы с терроризмом, осуществляемой вне юридических норм. А произошедшее с Тегаевым — просто одно из ее практических воплощений.
       И значит, что в перспективе? К чему такая политика приведет?
       Она уже привела к подполью — к худшему из результатов. Ислам, не желающий жить в системе «духовных управлений», трагически уходит в самоизоляционизм. Мусульманские общины все более закрывают себя от внешнего мира, а значит, все более непонятны ему. А куда деваться? И православные, и католики, и кто угодно поступали точно так же, оказавшись в сходных условиях. История предлагает тому массу примеров, описанных в любой книжке, которую те, кто у власти, упорно забывают прочитать, прежде чем наломать дров.
       Итог очевиден: авторитет Ермака Тегаева только вырастет. А чем методичнее власти будут уничтожать ИКЦ, тем крепче будет новое религиозное диссидентство в мусульманской среде Северной Осетии. Республиканское УФСБ собственноручно сейчас формирует оппозицию, которая будет счастлива, что она в оппозиции. Именно об этом история Ермака Тегаева.
       
       Анна ПОЛИТКОВСКАЯ, обозреватель «Новой»
    
       
КОММЕНТАРИИ
       
       Адвокат Сулейман УВАДАТИ:
       — Пока приговора нет, я дал подписку и не вправе разглашать сведения предварительного следствия. Могу лишь сообщить, что у моего подзащитного, находящегося в СИЗО, нормальное психологическое состояние — мы с ним встречались 10 марта.
       
       Прокурор Затеречного района Владикавказа Олег ОЗИЕВ:
       — Наша прокуратура будет представлять на суде гособвинение. Материалы по делу Тегаева собирали сотрудники УФСБ по Северной Осетии-Алании. Из материалов не следует, что взрывчатые вещества были Тегаеву подброшены в ходе осмотра его помещения. У меня не возникло сомнений такого рода, когда я знакомился с материалами дела. Все они были собраны в соответствии с действующим законодательством. Когда мы попросили санкцию на арест Тегаева, подобного рода сомнений не возникло и у Советского районного суда Владикавказа, который выносил решение об аресте Тегаева, иначе бы суд просто не вынес такого решения. Предварительное следствие сейчас продолжается — по ст. 222, ч. 1. Его ведут в ОВД Затеречного района Владикавказа. Срок окончания следствия — 2 апреля. Возможно, удастся закончить и раньше, мы не намерены тянуть с передачей дела в суд. Сейчас ждем результатов второй экспертизы — по религиозной литературе, обнаруженной у Тегаева. В ходе следствия было назначено две экспертизы — как по литературе, так и по изъятым взрывчатым веществам, которая уже готова.
       — Что представляет собой обнаруженная у Тегаева литература?
       — Я не разбираюсь в этом.
       — Хотя бы — книги? Журналы? Изданные в России? За границей?
       — Не знаю.
       — На ваш взгляд, почему сотрудники УФСБ пришли 2 февраля именно к Тегаеву?
       — Ответить не могу — следствие еще идет. Но мне известно, что сотрудники УФСБ сначала проводили оперативные мероприятия в отношении Тегаева, потом, на основании собранных оперативных материалов, обратились в суд — Советский районный суд Владикавказа, за получением разрешения на обследование помещений Тегаева.
       — Не на обыск?
       — Нет. И получили это разрешение в судебном порядке. На этом основании они и пришли к Тегаеву домой.
       
       
14.03.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 18
14 марта 2005 г.

Первые лица
После прочтения документов прокуратуры Лихтенштейна есть вопросы к свидетелю: президенту России

Отделение связи
Открытое письмо судьи
О. Кудешкиной президенту
В. Путину


Суд да дело
Шаймиев даже не счел нужным ответить на вопросы суда

Пытки телефоном. «Заложнице» по делу «ЮКОСа» не дают общаться с детьми

Личное дело
Леонид Невзлин: Я здесь и… здесь. Изгнание как возвращение

Новости компаний
Иркутский бизнесмен Владимир Наумов создал антикоррупционный центр, поддерживающий журналистов

Голодовка — новое оружие пролетариата

На «ДОНу» штормит. Рабочие готовы бастовать до победного конца

Подробности
Тихий «Дан». Громкий скандал с русскими в Израиле

Саратовец продавал женщин в Германию сотнями

Мир и мы
Западным министрам финансов непонятно, что делает Россия в клубе богатых

Герман Греф опросил 158 иностранных топ-менеджеров

Экономика
Задарма родины. Что принесли государству три сделки по продаже акций ТНК?

«Тушите свет!»
Давайте жить скучно! Как в Европе

Армия
Кто сказал, что дембель неизбежен?..

Болевая точка
Анна Политковская: Молиться можно, но не часто. Бесланский синдром

Живая площадь. Главной оппозиционной силой в Осетии становятся матери

Кавказский узел
Возвращение к Шамилю. На чьей стороне раздающий награды Кремль?

За неделю до гибели Масхадова Европа обсуждала, как помочь России

Расследования
Ачемез Гочияев: Я хочу рассказать о взрывах жилых домов

«Уралмаш». В доме свидетеля не говорят о веревочках

Цена закона
Зачем и кому надо было убирать органы детской опеки с рынка жилья?

Митинги.Ру
Коррупция в ЖКХ вывела людей на улицы

Финансы
8 марта — праздник Клары Цветкин

Тупики СНГ
В Белоруссии составлен список разрешенных музыкантов

Молдавия: революция лоз. Переворота так и не случилось

Краiна Мрiй
Киев начал охоту на российский бизнес

Ситуация в Украине с точки зрения их политических и финансовых интересов

Анекдоты оранжевой революции не пощадили и Юлию Тимошенко

За рулем
Водителей заставят дышать

Модельный ряд женевского автосалона. Часть II

Специальный репортаж
Екатерина Гликман. Моя стыковка с БАМом. Часть III

Исторический факт
Гавриил Попов. Правда о союзниках

Свидание
Баскетболист Александр Сизоненко (рост — 2,45) рассуждает о высоком…

Кинобудка
Лариса Малюкова: В российском прокате — оскаровские призеры

Музыкальная жизнь
Марк Пекарский: Любые окультуренные звуки — это музыка

Театральный бинокль
Валер Новарина — рыцарь колесованного слова

Библиотека
Терпсихора в кроссовках

Полюбите Вавилон безбашенным

Культурный слой
Теперь шедевр можно собрать самому

Росимущество закрывает Музей народного искусства

Наши даты
Соавтор Пушкина. Сергею Юрскому исполняется 70

К сведению…
Исправление

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100