NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

МОЛДАВИЯ: РЕВОЛЮЦИЯ ЛОЗ
Переворота так и не случилось, зато коммунистическая республика стала демократичной
       
(Фото — EPA)
      
       
Судя по всему, история Молдавии началась за неделю до этих парламентских выборов, по крайней мере, так может показаться, если прийти в Исторический музей в центре Кишинева. Его экспозицию открывает фотография: президент Молдовы Владимир Воронин мирно беседует с президентом Украины Виктором Ющенко.
       На вопрос, почему такое странное начало, смотритель музея снисходительно недоумевает: «Тю, все просто, встреча с Ющенко — прививка от «оранжевой чумы», мы ведь тоже не лыком шиты».
       Стало быть, Виктор Ющенко прививал Владимира Воронина от лидера христианских демократов (ХДНП) Юрия Рошки. Именно прорумынские ультранационалисты Рошки выбрали себе оранжевый цвет и готовились свергнуть Воронина любой ценой (кстати, на их знамени тоже красовалась фотография Виктора Ющенко, только уже с Юрием Рошкой).
       
       
С Украины христианские демократы выписали полевые кухни и палатки, оставшиеся от тамошнего стояния на майдане, из Америки — биотуалеты, из сел подвезли запасы продовольствия.
       Президент Грузии Саакашвили, посетив Молдову, сразу после встречи с Ворониным отправился к Рошке — для обмена революционным опытом.
       Вообще-то у христианских демократов уже есть революционный опыт: в 2002 году, когда Воронин захотел ввести во всех школах Молдовы преподавание русского языка, Рошка уже выводил на площади своих людей. Воронин тогда струхнул и пошел на попятную. Правда, злые языки утверждают, что вовсе он не струхнул, а, напротив, сам попросил Рошку быстренько организовать протест, потому что президент не хотел никакого русского языка, но должен был как-то объясниться с Москвой по этому поводу.
       Кроме радикального Рошки, в выборах участвовал и другой оппозиционер — Серафим Урекян, возглавивший блок «Демократическая Молдова». Он тоже прорумынский и тоже националист, но, так сказать, поумеренней и поинтеллигентней. Соответственно, и цвет себе он выбрал не такой радикальный, как оранжевый, но все же с намеком на революционность — желтый.
       А вот молдавские социал-демократы почему-то рядились все больше в белые одежды.
       Кишинев — город маленький, развернуться там особо негде, так что активисты всех цветов проводили свои акции примерно в одних и тех же местах. Перед выборами можно было наблюдать, как на одной стороне главной площади Кишинева в белых балахонах ходили колоннами социал-демократы, напоминающие куклуксклановцев. Сходство было настолько разительным, что приехавший из США чернокожий наблюдатель Джеймс Фостирч при виде этой картины долго и нецензурно ругался, причем по-русски и почти без акцента.
       На другой стороне дефилировали рошковцы в оранжевых косоворотках и шарфах, а посредине на желтых такси и в костюмах неторопливо катили сторонники Урекяна — высовываясь из окон машин, они едко комментировали действия соперников, недвусмысленно намекая на их лоховатость.
       Несмотря на то что в последние недели по Молдове бродил призрак «кукурузной революции», подготовка к выборам была какая-то скучная. Электорат развлекался в основном скандалами, которые организовывала Россия.
       О том, что Серафима Урекяна поддерживала Москва, знали все. К нему караваном тянулись политтехнологи и курьеры с финансовой помощью, а спецслужбы Молдавии методично их отлавливали и отбирали деньги.
       В Кишиневе шутили: «Путин специально делает вид, что он против Воронина, это для того, чтобы Запад был за коммунистов. И деньги он посылает на самом деле Воронину, а Урекяну — только для вида. Пошлет Путин курьера, а сам звонит Воронину, где и кого надо перехватить».
       Перехватывали действительно всех и где только можно. В аэропорту каждого прибывшего россиянина сотрудники в штатском долго и муторно допрашивали: кто, откуда, зачем прибыл и что будет делать в Молдавии.
       Естественно, корреспондента «Новой» эта процедура миновать не могла. Мне достался молодой и чернявый опер в дорогом английском пиджаке в полосочку, расклешенных и сильно потертых турецких джинсах и в застиранной вышиванке с обтрепанным воротом. Он долго рылся в моей сумке, наконец выудил оттуда карандаш для губ, покрутил его, зачем-то открыл и закрыл, почесал моим карандашом свой коротко стриженный затылок и спросил:
       — Кем работаете?
       — Я не работаю, я учусь.
       — Зачем приехали?
       — Навестить друзей.
       — Где проживаете?
       — В Москве.
       И так примерно полчаса, каждый вопрос задается по два-три раза, только порядок слов меняется. Видя такое дело, я тоже стала переставлять слова в ответах.
       Наконец, он сам разорвал этот замкнутый круг:
       — Мы не можем вас впустить, в ваших вещах находится удостоверение журналиста. Вы нас обманываете.
       — Но вы, конечно, знаете про «Новую газету»?
       Опер пожимает плечами с выражением лица «уж мне-то не знать».
       — Ну так это оппозиционная газета, и раз Путин против Воронина, то мы уж конечно за.
       Этот довод, похоже, сразил молдавского чекиста, потому что следующим его вопросом был:
       — А что вы делаете сегодня вечером?
       Уже в аэропорту можно было встретить толпы иностранцев явно демократической наружности. Но к ним почему-то вопросов у спецслужб не возникало.
       Вообще же на этих выборах работало около 1000 иностранных наблюдателей от ОБСЕ, ПАСЕ и Европарламента.
       Если вспомнить, что из 4 миллионов молдаван хорошо если в стране осталось хоть половина, то число наблюдателей выглядит внушительно.
       Оккупировав сначала два крупнейших города левобережной Молдавии (Кишинев и Бельцы), иностранцы мобильными группами расползлись по селам — контролировать электоральный процесс.
       Едет эдакая мобильная группа в компактном миникупере, нашпигованном электроникой, по разбитым распутицей проселочным дорогам. Приезжает в сельскую школу, где располагается избирательный участок, и сталкивается с особым патриархальным миром.
       Какой-нибудь дед Сырбу, придя на свой избирательный участок, не поймет, если председатель ТИКа Михай Чорба не даст ему проголосовать за жену или дочь или же откажет в голосовании только потому, что он забыл дома паспорт. «Кум, да ты что, — скажет ему Сырбу, — мы ж тысячу лет знакомы, меня каждый в селе знает». И он будет прав.
       Самое удивительное, что по совести никакого нарушения здесь нет. Свои внутренние наблюдатели знают местный колорит, а вот иностранцы такую логику не воспринимают, поэтому к ним особое отношение.
       О том, что в районе появилась «мобильная группа иностранцев», через пять минут знают все в радиусе 100 километров. На избирательных участках мигом наводится демократия западного образца. «А почему бы и нет, — говорили работники избирательных комиссий, — ну нравится «этим», шоб все было, как у них, нехай будет».
       Есть и другие предвыборные технологии.
       «Мы народ гостеприимный, у нас принято: пришел гость — чарка виноградного домашнего вина обязательно, иначе не отпустим», — делился электоральными секретами молдавский наблюдатель.
       В селах вообще агитация практически отсутствовала. Митингов не устраивали, листовок почти не клеили, телевизор, как правило, не смотрели (в молдавских селах электричество появляется эпизодически).
       Поэтому голосовали скорее по привычке или же в пику, например, Воронину, который «отвернулся от России».
       Но если села все же на выборы шли бойко, то столица так и не проснулась.
       В Кишиневе в воскресенье 6 марта (день выборов) уже ничего не напоминало о выборах. Ни одной листовки, растяжки или предвыборной рекламы, в газетах — выходной, на телевидении — концерты. Зато много цветов — 8 Марта на носу и три выходных.
       Обещанные митинги и оранжевая революция так и не состоялись. На следующий день после выборов на пустынной центральной площади Кишинева кучками разочарованно «гуляли» японцы и китайцы. Рядом в скверике толпой совещались завсегдатаи.
       — А где же революция? — спросила я у мужичка с папироской.
       — Революция? — улыбнулся он лукаво. — Мы бы и рады, да кому это нужно? Хотя я сам и за Рошку, но все прекрасно понимают: у нас только и всего, что разговоров, дел — никаких. Особенность наша молдавская такая, не политики у нас, а так — размазня.
       Действительно, Юрий Рошка грозился больше всех, даже получил в мэрии разрешение, а людей на улицу так и не вывел. На вопрос корреспондента «Новой» «почему», ответил, что это «секрет партии».
       А секрет прост: оппозиция просто ждала сигнала, вердикта иностранных наблюдателей о фальсификации выборов и даже на всякий случай первая стала кричать об этом.
       Однако ЕС и даже США назло Путину не только признали итоги выборов, «приняв» коммунистов, но и заявили, что «демократия победила и теперь Молдавия — одна из самых демократичных стран бывшего СССР».
       
       P.S. Несмотря на то что коммунисты сохранили большинство в парламенте, все же у них недостаточно голосов для избрания президента, необходим кворум в 60 голосов + 1. Если кворум не соберется два раза, то парламент автоматически распускается и назначаются досрочные выборы.
       И хотя лидеры оппозиционных партий категорически отрицают какое-либо сотрудничество с коммунистами и грозятся парламентским кризисом, на самом деле они замерли в ожидании торгов — на кон поставлены министерские портфели.
       Неясным остается только одно: что теперь молдавская оппозиция будет делать с вагонами полевых кухонь и биотуалетов.
       
       Ирина ГОРДИЕНКО, наш спец. корр., Молдавия
       
14.03.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 18
14 марта 2005 г.

Первые лица
После прочтения документов прокуратуры Лихтенштейна есть вопросы к свидетелю: президенту России

Отделение связи
Открытое письмо судьи
О. Кудешкиной президенту
В. Путину


Суд да дело
Шаймиев даже не счел нужным ответить на вопросы суда

Пытки телефоном. «Заложнице» по делу «ЮКОСа» не дают общаться с детьми

Личное дело
Леонид Невзлин: Я здесь и… здесь. Изгнание как возвращение

Новости компаний
Иркутский бизнесмен Владимир Наумов создал антикоррупционный центр, поддерживающий журналистов

Голодовка — новое оружие пролетариата

На «ДОНу» штормит. Рабочие готовы бастовать до победного конца

Подробности
Тихий «Дан». Громкий скандал с русскими в Израиле

Саратовец продавал женщин в Германию сотнями

Мир и мы
Западным министрам финансов непонятно, что делает Россия в клубе богатых

Герман Греф опросил 158 иностранных топ-менеджеров

Экономика
Задарма родины. Что принесли государству три сделки по продаже акций ТНК?

«Тушите свет!»
Давайте жить скучно! Как в Европе

Армия
Кто сказал, что дембель неизбежен?..

Болевая точка
Анна Политковская: Молиться можно, но не часто. Бесланский синдром

Живая площадь. Главной оппозиционной силой в Осетии становятся матери

Кавказский узел
Возвращение к Шамилю. На чьей стороне раздающий награды Кремль?

За неделю до гибели Масхадова Европа обсуждала, как помочь России

Расследования
Ачемез Гочияев: Я хочу рассказать о взрывах жилых домов

«Уралмаш». В доме свидетеля не говорят о веревочках

Цена закона
Зачем и кому надо было убирать органы детской опеки с рынка жилья?

Митинги.Ру
Коррупция в ЖКХ вывела людей на улицы

Финансы
8 марта — праздник Клары Цветкин

Тупики СНГ
В Белоруссии составлен список разрешенных музыкантов

Молдавия: революция лоз. Переворота так и не случилось

Краiна Мрiй
Киев начал охоту на российский бизнес

Ситуация в Украине с точки зрения их политических и финансовых интересов

Анекдоты оранжевой революции не пощадили и Юлию Тимошенко

За рулем
Водителей заставят дышать

Модельный ряд женевского автосалона. Часть II

Специальный репортаж
Екатерина Гликман. Моя стыковка с БАМом. Часть III

Исторический факт
Гавриил Попов. Правда о союзниках

Свидание
Баскетболист Александр Сизоненко (рост — 2,45) рассуждает о высоком…

Кинобудка
Лариса Малюкова: В российском прокате — оскаровские призеры

Музыкальная жизнь
Марк Пекарский: Любые окультуренные звуки — это музыка

Театральный бинокль
Валер Новарина — рыцарь колесованного слова

Библиотека
Терпсихора в кроссовках

Полюбите Вавилон безбашенным

Культурный слой
Теперь шедевр можно собрать самому

Росимущество закрывает Музей народного искусства

Наши даты
Соавтор Пушкина. Сергею Юрскому исполняется 70

К сведению…
Исправление

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100