NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ПОЛЮБИТЕ ВАВИЛОН БЕЗБАШЕННЫМ
Марина Давыдова. Конец театральной эпохи. М.: Золотая Маска, О.Г.И.
       
       
Первая книга о российском театре «рубежа веков» очень конструктивна. «Главная заповедь наших дней: не принимай стиль жизни за ее смысл», — пишет Марина Давыдова. Но хорошая театральная школа делает интонацию семислойной. Даже на письме. Стилевые перемены стали так разительны, что не искать (и не находить!) в них новые смыслы вряд ли возможно.
       Мир 1990-х, открывшийся постсоветскому человеку в ощущении, оказался многоукладен и хаотичен. «Дома» в эту игру вступил и родимый хаос, дикий пэчворк нашего социального самосознания. Ни кодов, ни ритуалов. Почти нет ценностных систем. Театр психологический, «театр-заповедник» стал казаться камеей на сюжет «Три Вокзала». Ну… не вмещает! При всем мастерстве резчиков и благородной гармонии ошметков на сердолике.
       Что, собственно, и создало сюжет «Конца театральной эпохи».
       В книге три раздела. «Портреты» семнадцати режиссеров (от Льва Додина, Петра Фоменко, Анатолия Васильева до «поколения 35-летних»). «Калейдоскоп» рецензий. Самое важное — эссе из раздела «Тенденции». Здесь театр начинается с площади, рынка, бара и вагона, телешоу и хит-парада (та же площадь, но виртуальная). А также — с Тарантино и Коэльо, с парадных портретов супа «Кэмпбелл» и его потомков от брака с Джокондой.
       То есть: с реальных предлагаемых обстоятельств времени.
       «В 90-х, строго говоря, изменилась не только социальная ситуация. Изменилось все вокруг. Мы поняли вдруг, что живем в новом и дивном мире. Он стал ярче и громче. Он похож на калейдоскоп и на погремушку. …Масскульта стало не просто много, его стало агрессивно много, ведь он, по самой своей природе, не может жить в резервации. …Спасайся, кто хочет!
       Время стремится стереть грань между художником и шоуменом, Эрмитажем и Диснейлендом. …Это не просто встреча высокого и низкого. Это тонкая взаимная мимикрия. И это очень сильно меняет состав культуры».
       Диагноз видится точным. Далее развиты две ключевые темы.
       Европейский контекст присутствует, оттеняя главный предмет. Этюд о спектакле бельгийца Алана Плателя «Wolf» (2001) кажется дезидератой. Каталогом того, что абсолютно необходимо, но в данном собрании не представлено. «Типичный пейзаж типичной окраины типичного мегаполиса… Тут дверь, ведущая в бар-караоке. Тут экран с каким-то ТВ-гламуром. Рядом вонючий склад. Рядом эмблема «C&A» — опять небось распродажи.
       Вот выползли на сцену негры, китайцы, мелкие бандиты, гомосексуалисты, глухонемые… Разномастный состав мегаполиса. Вот вышла дама с собачкой. Городская сумасшедшая. …Меня не раздражает… это столпотворение. Этот театральный Вавилон…
       Да потому что все мы, дети и жертвы урбанистической культуры, погружены — независимо от нашего желания — в эту чудовищную аудиовизуальную смесь… Платель… облагородил и преобразил эти клише. Он не проклял новый Вавилон. Он попытался понять и полюбить его».
       «Понять и полюбить Вавилон»… Невыполнимо? Отчего же? Таким же Вавилоном был для Клода Моне новопостроенный вокзал Сен-Лазар с многоочитыми чудовищами семафоров. Для Толстого — метель на платформе в Бологом и литые чугунные колонны, у которых Вронский нагнал Анну.
       Меньше ли одичалой поэзии в интернет-кафе и автозаправке?
       Здесь четко проведена мысль: искусство — способ обживания Вавилона реальности (всегда нового). Виден и силуэт нашего: гламурного, бомжеватого, безбашенного.
       А это ведет к другой теме. Автор цитирует эссе Михаила Угарова: «Наши спектакли абсолютно безопасны. Вы ничего не узнаете из них, что происходит со страной и с нами… Ни один злодей не содрогнется, ни один Клавдий не уйдет, закрыв лицо, с наших представлений».
       И добавляет: «Можно сказать, что мы имеем сейчас самую асоциальную публику и самый асоциальный театр в Европе. …Немецкий театр силен (силен в целом как социокультурный организм), потому что очень конкретен. В этом залог его жизнеспособности.
       …Русская сцена связь с действительностью по большей части утратила. Жизнью современников она интересуется редко. Общественными проблемами — еще реже. Театр… в высоких своих проявлениях, безусловно, остался искусством. Актуальным искусством он, видимо, быть перестал».
       Это очень важно! И вновь — ясно озвучена «дезидерата».
       Хотя музы-смежницы — Клио, Эвтерпа, Полигимния — забили на жизнь современников еще раньше и с детской резвостью. И надежду, что компатриот, взыскующий чего-то духовного, пойдет мимо театра домой «читать новинки интеллектуальной литературы», — не разделяю. Лицей закрыт: все ушли к Оксане Робски.
       А ежели где и есть новые русские артефакты, созданные «по почину колхозницы Заглады, которая призвала иметь совесть», — то все же в театре.
       За общей характеристикой эколого-эпидемической обстановки идут персональные диагнозы. Спектакль М.А. Захарова «Плач палача» приведен как пример неудачного опыта «социального театра». Что, вероятно, справедливо.
       Но прочие попытки «освоения Вавилона», более острые и точные — «Борис Годунов» Доннеллана, «Пластилин» и «Терроризм» Серебренникова, «Макбетт» Бутусова, «Мамапапасынсобака» Чусовой, «горячие», пусть и разного качества, тексты «Новой драмы» — автор чаще анализирует в иных аспектах.
       Книгу скрепляет жесткое изящество интонации. С умилением болельщика наблюдаешь, как бич свистит, играя, по рампам Леонида Трушкина и Андрея Житинкина, по мюзиклу «My Fair Lady», по спектаклю Юрия Полякова и Станислава Говорухина «Контрольный выстрел».
       Но лучшее и важнейшее — все же эссе о «предлагаемых обстоятельствах». О том, чего остро недостает. И это делает книгу о «близком прошлом» русского театра — книгой о его будущем. Емким монологом, обращенным к залу — и за кулисы.
       
       Елена ДЬЯКОВА, обозреватель «Новой»
       
14.03.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 18
14 марта 2005 г.

Первые лица
После прочтения документов прокуратуры Лихтенштейна есть вопросы к свидетелю: президенту России

Отделение связи
Открытое письмо судьи
О. Кудешкиной президенту
В. Путину


Суд да дело
Шаймиев даже не счел нужным ответить на вопросы суда

Пытки телефоном. «Заложнице» по делу «ЮКОСа» не дают общаться с детьми

Личное дело
Леонид Невзлин: Я здесь и… здесь. Изгнание как возвращение

Новости компаний
Иркутский бизнесмен Владимир Наумов создал антикоррупционный центр, поддерживающий журналистов

Голодовка — новое оружие пролетариата

На «ДОНу» штормит. Рабочие готовы бастовать до победного конца

Подробности
Тихий «Дан». Громкий скандал с русскими в Израиле

Саратовец продавал женщин в Германию сотнями

Мир и мы
Западным министрам финансов непонятно, что делает Россия в клубе богатых

Герман Греф опросил 158 иностранных топ-менеджеров

Экономика
Задарма родины. Что принесли государству три сделки по продаже акций ТНК?

«Тушите свет!»
Давайте жить скучно! Как в Европе

Армия
Кто сказал, что дембель неизбежен?..

Болевая точка
Анна Политковская: Молиться можно, но не часто. Бесланский синдром

Живая площадь. Главной оппозиционной силой в Осетии становятся матери

Кавказский узел
Возвращение к Шамилю. На чьей стороне раздающий награды Кремль?

За неделю до гибели Масхадова Европа обсуждала, как помочь России

Расследования
Ачемез Гочияев: Я хочу рассказать о взрывах жилых домов

«Уралмаш». В доме свидетеля не говорят о веревочках

Цена закона
Зачем и кому надо было убирать органы детской опеки с рынка жилья?

Митинги.Ру
Коррупция в ЖКХ вывела людей на улицы

Финансы
8 марта — праздник Клары Цветкин

Тупики СНГ
В Белоруссии составлен список разрешенных музыкантов

Молдавия: революция лоз. Переворота так и не случилось

Краiна Мрiй
Киев начал охоту на российский бизнес

Ситуация в Украине с точки зрения их политических и финансовых интересов

Анекдоты оранжевой революции не пощадили и Юлию Тимошенко

За рулем
Водителей заставят дышать

Модельный ряд женевского автосалона. Часть II

Специальный репортаж
Екатерина Гликман. Моя стыковка с БАМом. Часть III

Исторический факт
Гавриил Попов. Правда о союзниках

Свидание
Баскетболист Александр Сизоненко (рост — 2,45) рассуждает о высоком…

Кинобудка
Лариса Малюкова: В российском прокате — оскаровские призеры

Музыкальная жизнь
Марк Пекарский: Любые окультуренные звуки — это музыка

Театральный бинокль
Валер Новарина — рыцарь колесованного слова

Библиотека
Терпсихора в кроссовках

Полюбите Вавилон безбашенным

Культурный слой
Теперь шедевр можно собрать самому

Росимущество закрывает Музей народного искусства

Наши даты
Соавтор Пушкина. Сергею Юрскому исполняется 70

К сведению…
Исправление

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100