NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ПОЛИТИКА КНУТА И ВЕНИКА
Алексей ВЕНЕДИКТОВ: «Я не увольняю за несогласие с редакционной политикой, а пытаюсь убедить (намек понятен?)»
       
(Фото — PhotoXPress)
     
       
Главного редактора «Эха Москвы» переназначили. Новая процедура избрания на радиостанции опробована впервые — в соответствии с новым уставом. 17 марта акционеры утвердили Алексея Венедиктова в должности — до 2008 года. И это произошло после того, как одобрение он получил на собрании журналистов. А их голосование получилось безальтернативным: никто не воспользовался правом выдвинуть другую кандидатуру. Венедиктов собрал более 90% голосов.
       При всем авторитарном стиле управления станцией, о котором Венедиктов говорит не без гордости, «Эхо» сохраняет имидж одного из самых либеральных российских СМИ, а также единственного выжившего и не изменившего редакционной политике из СМИ разгромленного холдинга Владимира Гусинского. И даже госдеп США, традиционно критикующий положение прессы в России, считает нужным отметить в своем докладе, что «финансируемая «Газпромом» радиостанция сохраняла крайне независимую позицию, и освещение ею событий и комментарии часто были критичны в отношении правительства». О том, как ему это удается, Венедиктов рассказал в интервью «Новой газете».
       
       — Ну вот за вас и проголосовали. Более 90% коллектива…
       — И 100% совета директоров.
       — Тем более. Рейтинг ненормальный! Что дальше?
       — Что значит ненормальный? Мне маловато. (Смеется.)
       — Вы сравнивали свои рейтинги с путинскими, а сейчас считаете, что амбиции Туркменбаши — это нормально?
       — Возможности для моих соперников существовали огромные. Любой акционер мог выдвинуть своего кандидата. Почему «Газпром» не сделал — вопрос к нему. Я как акционер (Венедиктову принадлежат 18% акций станции. — Н.Р.) могу выдвинуть своего, Юрий Федутинов (гендиректор «Эха», ему принадлежат 14% акций. — Н.Р.) — своего. Любые пять журналистов (а их сейчас 124) могут выдвинуть своего, теоретически — 24 кандидата. Значит, всего может быть 27 кандидатов, правильно? Но почему журналисты должны отказываться от главного редактора, который выполняет все обещания — по росту рейтинга станции, по зарплате (она даже увеличилось), по сохранению репутации «Эха» как независимого СМИ? Я гашу все конфликты, не увольняю журналистов за несогласие с редакционной политикой, а пытаюсь убедить (намек понятен?). Кроме того, сильно укрепила репутацию станции история с Конституционным судом.
       
       Во время предвыборной думской кампании прошлого года в Конституционный суд России обратились первый зам главного редактора «Эха Москвы» Сергей Бунтман, директор отдела права еженедельника «Родная газета» Константин Катанян, главный редактор калининградской газеты «Светлогурий» Константин Рожков и около сотни депутатов. Заявители считали, что новый закон «Об основных гарантиях избирательных прав граждан» ограничивает свободу слова избирателей и СМИ во время предвыборной кампании. Конституционный суд с их доводами согласился.
       
       — С журналистами понятно. А акционеры?
       — Рейтинг растет? Да. Доходы выросли? Да. Мы у акционеров не взяли ни копейки, кредитов не привлекли ни на копейку, мы — доходное предприятие.
       — Все-таки «Эхо» — это политическое явление.
       — И успешное. Если бы оно было таким, но просило деньги у акционеров, я бы понимал недовольство: вы в угоду политике рушите себя как коммерческая станция. А мы не рушим!
       — А акционеры не давят на редакционную политику?
       — Нет!
       — Как это? На всех давят, а на вас нет?
       — Почему нет — вопрос к акционерам. Замечу лишь, что в новый устав, который утвержден 18 февраля, внесен такой пункт: редакция руководствуется законом о СМИ. А в нем прописано: учредитель не вмешивается в редакционную политику, за нее отвечает главный редактор. Акционеры согласились с уставом, так почему не проголосовать за редактора, который берет всю ответственность на себя? Я ни разу не впутывал акционеров в конфликты «Эха», которые возникают у него, как у любого СМИ, с разными коммерческими организациями.
       — А могла быть такая мотивация при голосовании, как сохранение для Запада вывески либерального СМИ?
       — Не думаю. Это может быть у Кремля, а акционерам нужны деньги. Что касается Кремля, то мотивации, почему «Эхо» продолжает существовать, когда других уже нет, мне неинтересны. Я слышу это уже 4 года. Почему существует? Да хрен его знает.
       — Феерическая ситуация для СМИ складывается в смысле отношений между редакционной политикой, коллективом и собственником.
       — А я скажу, почему. Мы не играем за спиной акционеров, мы изначально декларируем правила игры. Назначение главного редактора — ну где это еще есть? Это ведь как шифр к ядерному чемоданчику — и у акционеров, и у журналистов.
       У меня есть четко прописанные полномочия, акционеры знают мои представления о развитии «Эха». Я, например, информирую их о желании привлекать журналистов с разными политическими взглядами, зачастую радикальными. И, когда у вас доверие и пассажиров, и команды, и владельцев, тогда вы работаете спокойно. Во время конфликта на НТВ я говорил Евгению Киселеву: нельзя совмещать полномочия гендиректора и главного редактора. Мы видели, чем это закончилось тогда, и видим сейчас — в «Московских новостях».
       — Кстати, о «МН»: вы ведь говорили, что если наберете только 50% голосов коллектива, то уйдете в отставку…
       — Как можно работать, когда половина команды вам не доверяет?
       — А как можно работать, когда не доверяет почти весь коллектив?
       — Это вопрос к Киселеву, я ему не завидую. Я действую по-другому, правда, и в другой ситуации. Как эксперт по СМИ скажу, что ошибка владельца «МН» как раз в предоставлении возможности совмещать две должности. В результате гендиректор увольняет тех, кто недоволен им как главным редактором.
       — А владелец должен вмешаться в конфликт с «МН»?
       — Я понимаю особенность ситуации: один владелец — в тюрьме (Михаил Ходорковский. — Н.Р.), другой — на расстоянии (Леонид Невзлин. — Н.Р.). Они не могут получать адекватную информацию, но они должны принять решение о разделении постов и об урегулировании конфликта.
       — А где грань между корпоративным спором и необходимостью сообщать публике о происходящем в СМИ конфликте?
       — Общественно-политическое СМИ публично, как и его главный редактор. С точки зрения этики, такое СМИ в равной мере принадлежит и публике, и владельцу. Право публики — интересоваться и у госпожи Телень, и у господина Киселева, почему они не могут больше читать тех-то и тех-то в «МН». И надо уметь за это отвечать. Но формально здесь нет внутрикорпоративной истории: люди уже уволены. Мы не знали о конфликте до тех пор, пока они были в редакции.
       — Я провокационный вопрос задам. Вы на чьей стороне в этом споре?
       — А я уклончиво отвечу: на стороне «МН». Когда Евгений Алексеевич говорит, что он вольет туда «свежую кровь», я, как вампир, хотел бы ее попробовать, узнать, кого я буду читать. Я же не бренд покупаю, а продукт. Ответа пока нет.
       — Поговорим об «Эхе». Когда вы собираетесь запустить вторую линейку «Персонально ваш»?
       — Дата пока неизвестна, но, думаю, по времени это будет в 17 часов, когда уже начинаются пробки. Мы хотим набрать еще пять известных журналистов. При всем своем авторитаризме я все-таки советуюсь с коллегами. Мы решили сделать предложения Владимиру Познеру, Александру Проханову, Ольге Романовой, Николаю Сванидзе, Станиславу Кучеру, Леониду Парфенову… Да, их больше, чем пять, но ведь не всегда они могут приезжать к нам еженедельно.
       — Как вы различаете политическую всеядность и площадку для предоставления разных точек зрения?
       — Мы никогда не предоставим мнения фашистам, определение которым дал Нюрнбергский трибунал. Для всего остального граней нет. Вы же не будете упрекать во всеядности универмаг, продающий и булочки с маком, и пирожные с кремом.
       — Не поступает претензий, например от властей, в том, что «Персонально ваш» выходит и на зарубежном канале RTVi, принадлежащем Гусинскому, которого выдавили из страны?
       — Это абсолютно коммерческий проект. Если Первый канал, НТВ, «Россия», «Спорт», тюменская, саратовская, владивостокская компании захотят купить его, мы продадим. Но предложений нет, все понять не можем: а почему?
       — У «Эха» есть конкуренты?
       — Мы внимательно следим за тем, что делают «Маяк-24» и «Свобода». Мы можем говорить о конкуренции и со стороны «Серебряного дождя», и лично господина Соловьева. Но это все равно что сравнивать «Времена» (это мы) и программу «Аншлаг» (это господин Соловьев): другой вид искусства. Здесь — аналитика, там — развлечения.
       — Видимо, непростые у вас отношения с господином Соловьевым. Тем смешнее были слухи о его возможном назначении главредом «Эха».
       — Я сожалею, что господин Соловьев не попытался им стать. Но я бы подчеркнул, что собрание журналистов все-таки происходит не в записи, а вживую, потому ему было бы трудно.
       — А как возник этот срок — три года для главного редактора станции?
       — Это предложение «Газпрома».
       — А мотивация?
       — Без мотивации.
       — «До следующих президентских выборов, а там посмотрим»?
       — Судя по тому, что полномочия и мои, и Владимира Путина истекают одновременно, есть в этом какая-то глубокая задумка.
       — Может, вы баллотироваться собираетесь?
       — Я что, похож на сумасшедшего?
       — Да.
       — Конечно, похож, но не до такой же степени!
       
       Беседовала Наталия РОСТОВА
       
21.03.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 20
21 марта 2005 г.

Расследования
Продолжение расследования о роли огнеметов «Шмель» в бесланской трагедии

«Норд-Ост». Газ не спасал от взрыва

Воспоминания заложницы о днях, проведенных в «Норд-Осте»

Воспоминания бывшего посла Казахстана в России о переговорах с террористами

Отделение связи
Обращение к президенту
В. Путину: «Примите справедливое решение»!


Кавказский узел
Георгий Хаиндрава: Предложения Сергея Багапша очень любопытны

Павел Фельгенгауэр: России придется уйти с Кавказа

Когда деревья будут большими…

Первые лица
Чу Гевара. Покушение на Чубайса, или Зачем из полковника ГРУ лепят народного героя

Суд да дело
Фабриканты со звездочками. Комментарий Леонида Невзлина о «деле «ЮКОСа»

Заканчивается процесс по делу о выставке «Осторожно, религия!»

Власть
Зачем им столько власти? Даже нефть бьет Фонтанкой

Власть и деньги
Социолог Владимир Римский: Дать взятку проще, чем следовать букве закона

Власть и люди
Милиция московской подземки получит стеклянные домики

Уже полгода силовики держат в страхе Тверскую область

Митинги.Ру
Вместо того чтобы успокоить пенсионеров, пермский ОМОН их избил

Ковровое письмометание

Плата за жульё
Если наехал бульдозер… Чтобы отстоять свои дома, нам пригодится опыт сержанта Павлова

Специальный репортаж
Новый русский. Антошка Нечаев появился в деревне Жвалово вопреки реформе здравоохранения

Краiна Мрiй
Один плюс один. Украинский телеканал сделал встречу Путина с Березовским возможной

Встреча Ющенко с российскими олигархами — жест отчаяния?

Ющенко тесно в кресле Кучмы

Регионы
Украинцы «погубили» саратовский завод

Экономика
Результаты исследований ООН и Всемирного банка: Россию посчитали за Тобаго

Финансы
Финансовые институты по-прежнему опасаются рисков

Навстречу выборам
Выборы в Воронежской области: «Единая Россия» — против всех

После выборов
Вятский губернатор не спешит сниматься на билет партии власти

Гудков подает сигнал. Вместе с ним из «Единой России» уйдут 19 депутатов

Новейшая история
Пятнадцать лет назад в России прошли первые свободные выборы

Исторический факт
65 лет трагедии в Катыни. Уголовное дело прекращено

Армия
ЧП на российско-эстонской границе

Мир и мы
Как себя чувствует «русская мафия» в Лондоне?

Четвертая власть
Алексей Венедиктов: Я не увольняю за несогласие с редакционной политикой

Точка зрения
«На донышке». Алла Боссарт о судьбах интеллигенции

Интернет
«Cultu.ru» — до самых до окраин. Столичный театр и провинциальный зритель встречаются в Сети

Отдельный разговор
Дети Розенталя в лучах софистов. Отрывок из либретто Владимира Сорокина, которое не читали, но обсуждают

Библиотека
Россия — в центре внимания Парижского книжного салона

Страна Геннадия Русакова по имени Татьяна

Под сенью девушки с веслом…

Пригласительный билет
Программа 6-го Всемирного Дня поэзии

Кинобудка
У нынешних «Ликов…» — лицо Алена Делона

Алексей Сидоров и его бой с тенью «Бригады»

Кинофильм «Ночной дозор» чуть не выгнали с фестиваля

Спорт
Прыжок через китайскую стену

У России дефицит «бронзы»

Почему главного тренера сборной Украины вынудили подать в отставку…

Наши даты
Александр Паникин. 19 марта ему исполнилось бы 55 лет

 

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100