"ТОЛЬКО ГУМАННЫМИ СРЕДСТВАМИ МОЖНО ОСТАНОВИТЬ ВОЙНУ"
На наш сайт продолжают приходить подписи под обращением к президенту В. Путину о передаче тела погибшего Аслана Масхадова его родственникам для захоронения. На этой странице в режиме обновления будут доступны имена подписантов и их комментарии.
      
       Владимир Горбунов, 46 лет, учитель, Британская Колумбия, Канада:
       Мне хочется уважать Россию, а не стыдиться того, что я русский. Все правильно, да только трудно поверить, что г-на Путина и Ко это проймет.
       
       Виктор Клочков, 33 года, историк, преподаватель ВУЗа, Ростовская область:
       Оскорбительное отношение с телом убитого и к чувствам его родственников наглядно демонстрирует уровень морального разложения нашей "элиты" и ее презрение к мнению граждан страны. Не те книги читали в детстве (или не читали вовсе?) наши "правоохранители". Помнится, Ахилл не стяжал уважения соплеменников, обращаясь неподобающим образом с телом Гектора. Что говорить о сегодняшнем дне? Это обращение — очень своевременная вещь. Далеко не все здесь хотят жить в средневековье.
       
       Виталий Розеншайн, инженер, Нью-Йорк, США:
       Я не хочу, чтобы глупые действия правительства подрывали авторитет моей великой родины. Масхадов был прежде всего солдатом и должен быть похоронен как солдат.
       
       Вадим Балаев, 26 лет, юрист, аспирант, ФРГ:
       Отказ выдать тело Масхадова является вопиющим беззаконием. Признать его террористом (т.е. преступником) мог только суд, т.к. презумпцию невиновности пока никто не отменял. Подобные действия российских властей не способствуют, мягко выражаясь, нормализации обстановки в Чечне, и, соответственно, противоречат как государственным, так и общественным интересам. О правах и законных интересах семьи Масхадова и говорить не приходится.
       
       Ильдар Сабитов, 42 года, инженер-строитель, Башкортостан:
       Во-первых,то, что делает Путин — варварство. Во-вторых, Масхадов — настоящий человек, воин, до конца был предан своему народу (когда его убили,то из сумки его доставали не деньги и золото, а аккуратно сложенный флаг родной Чечни). А о том, как наживается на войне российский гениралитет, мы уже хорошо знаем. Долой бандитскую войну!
       
       Бернар Жолио, 53 года, профессор, Франция:
       Потому что и ликвидация Масхадова, и отказ передать его тело родным — чистый позор для России и для меня лично. Передать Путина и его сподвижников в международный суд в Гааге.
       
       Сепулис Жулиус, 62 года, Литва:
       Мудрые люди говорят: относись к людям так, как хочешь, чтобы относились к тебе.
       
       Евгений Орлов, 53 года, Челябинск:
       Подписываюсь для того,чтобы хоть немного уменьшить в себе чувство стыда и омерзения за действия моей (как они ошибочно считают) власти.
       
       Ирина Котцова, 38 лет, информация, Мурманск:
       Нельзя равнять отморозков с политиками, даже если и те, и другие по ту сторону баррикад. Мне жаль, что Масхадов погиб. И, конечно, недостойно цивилизованного государства воевать с мертвыми!! Язычество какое-то!
       
       Павел Осин, 25 лет, системный администратор, Москва:
       Никто не может быть признан преступником иначе как по суду. Законного президента Чечни Аслана Масхадова никто не судил, убили без суда и следствия, зная о невиновности. Владимир Владимирович, подумайте о пути Чаушеску и том, что однажды ваши родственники могут оказаться вынуждены просить о том же, о чем просят родственники законного президента Чечни.
       
       Светлана Соколова, 48 лет, служащая, Башкирия:
       Считаю его правильным. Это позор для России поступать так по-варварски. И свидетельство слабости ее руководства.
       
       Григорий Селезнёв, 27 лет, менеджер, Екатеринбург:
       Если мы и дальше будем молчать, то произвол царящий в нашей стране по отношению ко всем граждам не остановить никогда, потому что это самое малое, что я могу сделать для своей страны
       
       Тамара Бажан, журналист, Краснодарский край:
       Чтобы выразить своё несогласие с варварской политикой, проводимой в Чечне федеральной властью и президентом Путиным лично, подписываюсь под каждым словом текста, кроме "Уважаемый".
       
       Андрей Гуськов, 47 лет, радиоинженер, Москва:
       Суда над Масхадовым не было, следовательно, не доказано, что он террорист. Комментировать нечего, в обращении все логично.
       
       Владимир Дубровский, 61 год, пенсионер, Москва:
       Продписываюсь под обращением, потому что считаю его соответствующим моим гуманным принципам. Документ всецело меня удовлетворяет.
       
       Ольга Букина, 47 лет, бухгалтер, Ярославль:
       Согласна с каждым словом.
       
       Дмитрий Шигаев, 27 лет, руководитель рекламно-информационного агентства, Санкт-Петербург:
       Стыдно и непристойно издеваться над мёртвыми людьми, пусть они хоть и трижды враги. Ещё более кошунственно наплевательски относиться к чувствам родственников погибших. Неужели Россия дошла до того, что у нас уже скоро станет нормой пить вино из черепов убитых врагов?
      
       Олег Фиговский, 65 лет, профессор, президент Ассоциации изобретателей Израиля:
       Согласен со всеми пунктами этого послания.
      
       Людмила Жатова, 47 лет, служащая, Москва:
       Мы не варвары и не должны воевать с мертвыми. Мы с мужем прошли военные городки, оставались брошенными в Закавказье во времена национально-патриотических движений и все же не теряли своей чести. Масхадов был офицером советской армии - это многое значит. Имейте воинскую честь - отдавать погибших врагов семьям.
      
       Лёма Чабаев, 48 лет, журналист, Ставропольский край:
       Ни одна из религий не позволяет издеваться над усопшими. Невыдача тела для захоронения свидетельствует о том, что государство тонет в безнравственности. Письма,заявления и прочие прокламации о недостойном поведении власти не имеют никакого резона, ибо власть бессовестна - ее, видать, следует сместить очередной революцией.
      
       Татьяна Клименко, 48 лет, предприниматель, Москва:
       Я была в шоке и от убийства законно избранного президента Чечни и от циничного, безнравственного отношения к мертвому телу. Поддерживаю все пункты.
      
       Михаил Колпаков, 68 лет, пенсионер, Москва:
       Я полностью согласен с каждым словом и очень надеюсь, что это обращение будет услышано на верхах.
      
       Лев Федоров, 25 лет, студент, Республика Саха:
       Считаю, что Аслан Масхадов, как и всякий человек, имеет право на то, чтобы его тело было предано земле с соблюдением необходимых религиозных ритуалов. Воевать с мертвыми - удел трусов и подлецов, лишенных человеческого достоинства.
      
       Татьяна Бек, 60 лет, биолог (морской эколог), Москва:
       Стыдно жить в средневековье. Со всем согласна
      
       Вячеслав Акулов, 68 лет, пенсионер, Москва:
       Надо же когда-то расставаться с варварством. Полностью поддерживаю. Хотелось бы публично выслушать адресата.
      
       А. Тогиров, 40 лет, предприниматель, Чита:
       Подписываюсь, потому что так поступать (не выдавать тело погибшего - прим.) бесчеловечно
      
       Александр Романов, 43 года, журналист, Москва:
       С уважением отношусь ко всем инициаторам данного обращения и презираю мелкие кэгэбэшные душонки власть придержащих во главе с Путиным, воплотившим в себе всю маргинальную дебильность этого сословия. Россия должна очиститься от этой мрази и жить достойно. Воевать с мертвыми могут только слабые умом и духом, что и есть в реальности в окружении Шарикова-Путина. Преклоняю колени пред комитетом солдатских матерей и всеми, кто пытается вывести Россию из этого вонючего гэбэшного болота.
      
       Алексей Кромин, 40 лет, научный сотрудник, Иллинойс, США:
       Считаю, что Масхадов являлся законно избранным президентом Ичкерии и не был террористом.
      
       Вадим Белоцерковский, 76 лет, писатель, Москва-Мюнхен:
       Я согласен с обращением и считаю его полезным. Это обращение, как и вся история с убийством Масхадова, поможет людям лучше понять, что представляет собой товарищ президент и его товарищи. Разумеется, они проигнорируют это обращение. Замечательно, что в обращении сопоставляется война РФ в Чечне с войной Германии против России!
      
       Ольга Михайлова, 45 лет, программист, Москва:
       Подписываюсь. Просто надо быть человеком. Мою родную тетю, живущую в г. Грозном и попавшею под обстрелы российских солдат во время 1-ой чеченской кампании спасли чеченцы(и не только её, а еще много других мирных жителей, не чеченцев). Чеченские женщины пекли лепешки и приносили их людям, укрывающимся в подвалах своих домов от бомбежек. Чеченцы на своих машинах вывозили их из города. На протяжении всего пути из Чечни им предоставляли кров и еду в селах, которые они проезжали. Навсегда она запомнила чеченских ребятишек, которые приносили беженцам горсти сахарного песка в целлофановых пакетиках.
      
       Сергей Пасько, 53 года, общественная деятельность, Калининградская область:
       Масхадов погиб в должности Президента Республики, и к этому факту дОлжно проявлять соответствующее уважение. Идя ко дну, не надо тащить за собой другие народы.
      
       Степан Бочкарёв, 27 лет, учитель истории, Москва:
       Не могу смириться с произволом государства. 150 лет назад у правителя России хватило мужества и чести отнестись с уважением к поверженному противнику. Теперь всё наоборот. Власть ошалела от собственной безнаказанности, перемежая убийства ложью. Она готова мстить даже мёртвым! Сегодня всем гражданам необходимо объединяться против такой власти, если мы ещё рассчитываем хотя бы после смерти обрести покой!
      
       Елена Рябинина, 50 лет, член Комитета "Гражданское содействие", Москва:
       Считаю, что отказ выдать тело Масхадова его родным - варварство, необходимость комментировать которое, уже сама по себе, означает, что мы дошли "до ручки".
      
       Элеонора Польская, 48 лет, домохозяйка, Санкт-Петербург:
       Я поддерживаю каждую букву в этом обращении, воевать с мертвыми - не по-людски, омерзительно, глумиться над чувствами их близких - еще гаже. К тому же очень лестно оказаться в одном списке с приличными людьми в нынешние "нашистские" времена.
      
       Ю. Фатенко, 40 лет, предприниматель, г.Владимир:
       Подписываюсь под обращением, потому что только гуманными средствами можно остановить войну. Первая реакция была: не надо ничего просить у Президента. Не стоит просьбой унижаться. Потом подумал.Это не к Президенту обращение, а к гражданам России. Потому и подписался под обращением.
      
       Сергей Еременко, 50 лет, инженер, Сибирь:
       Почему подписываюсь? Ответственность за действия моего государства.
      
       Юлия Новожилова, 44 года, научный работник, Волго-Вятский район:
Согласна с авторами обращения. Невыдача тела Масхадова приведет к дополнительной взаимной ненависти. Молодые люди, видя кадры с мертвым телом по телевидению, зная о невыдаче тела, воспитываются еще более жестокими. Это ведет в конечном счете к дальнейшему росту преступности.
      
       Игорь Голенда, 65 лет, преподаватель, Кемеровская обл.:
       Чтобы поддержать правозащитников и всех остальных приличных людей, особенно тех, кто не имеет интернет-связи и e-mail. Думаю, что обращаться к "Крошке Цахесу" - дело бесполезное. Гражданам надо объединяться, и не вокруг личностей, а вокруг идеи сохранения и развития страны. Тогда и будет возможно организованное гражданское неповиновение "Кремлевскому паханату" (заимствовал у А. Пионтковского, надеюсь, простит). Всем удачи в нашем деле!
      
       Елена, 34 года, служащая, Санкт-Петербург:
       Полностью согласна с доводами авторов. Политику Правительства России в отношении Чечни считаю преступной.
      
       Ольга Тиунова, 44 года, научный работник:
       По-моему, очень правильное обращение. Нам всем нужен МИР.
      
       Алексей Гершкевич, 72 года, инженер, Московская область:
       Подписываюсь, потому что это нормально,чтобы погибшего хоронили родственники. Молодцы, что обратились. Что тут ещё можно сказать.
      
       Николай Сунцов, 51 год, инженерно-технический работник, Санкт-Петербург:
       Я считаю, что родные А.Масхадова, как и любого другого человека, имеют полное право похоронить его по своим обычаям и приходить на его могилу тогда, когда этого им захочется. Я считаю, что Россия ведет несправедливую и кровавую войну в Чечне. Мне стыдно за это убийство и за постоянное враньё в официальных СМИ. Я не верю, что В.Путин как-то прореагирует на это или любое другое подобное обращение.
      
       Виктор Сорокин, 55 лет, менеджер (связь), Москва:
       Поддерживаю суть обращения. Мертвый Масхадов уже не принадлежит России. Только Бог ему судья. Кроме того, Масхадов не был признан судом террористом. Расправа над ним была также внесудебная. Следовательно, к нему не может быть применен закон о невыдаче тел террористов.
      
       Григорий Карнаух, 70 лет, научный сотрудник, Московская область:
       Не нравится жить в средневековье с инквизицией. No comments. И так всё ясно.
      
       Семён Бурд, 20 лет, студент, член молодежного "Яблока", Москва:
       А. Масхадов - в моем понимании законно избранный в 1997 году Президент республики Ичкерия. Я полагаю, что последующие выборы не были честными и объективными. Вообще было необходимо вести с ним переговоры. Сам факт его устранения- это путь в пропасть. Не только для чеченцев, но и для России. А уж о том, что его тело надо выдать родственникам для захоронения - тут и говорить не о чем. Это просто очевидная необходимость. Это вопрос будущего России.