NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ЗАПРЕТНЫЕ ЦИФРЫ
Количество погибших советских людей до сих пор занижается в разы
       
(Фото Дмитрия Бальтерманца)
      
       Вопрос о советских военных потерях, особенно о безвозвратных потерях Красной армии в Великой Отечественной войне, и сегодня, спустя 60 лет после ее окончания, остается предметом политических спекуляций.
       
       
Наши бравые генералы еще в 1993 году в книге «Гриф секретности снят» опубликовали устраивающую их, но совершенно фантастическую цифру безвозвратных потерь Красной армии — 8 668 400 погибших на поле боя, умерших от ран, болезней, в плену, расстрелянных по приговорам трибуналов и умерших по иным причинам. С тех пор, выпуская второе издание книги в 2001 году под названием «Россия и СССР в войнах XX века», руководитель авторского коллектива генерал Г.Ф. Кривошеев со товарищи «согласились» добавить к этой цифре еще 500 тыс. пропавших без вести из числа призванных в первые дни войны, но не успевших прибыть в свои части (откуда столь круглая цифра — неизвестно).
       Немецкие же потери погибшими на Восточном фронте российские генералы определяют в 3 605 000 человек. Еще 442 тыс. умерло в плену. Вместе с потерями союзников Германии получается всего 4273 тыс. погибших на поле боя и 580 тыс. умерших в плену.
       При таком подсчете общее соотношение числа погибших воинов Красной армии и гитлеровцев (с союзниками) оказывается вполне сносным — всего лишь 1,8:1. Или же 1,9:1, если добавить к советским потерям 500 тыс. тех, кого авторы «Грифа секретности…» так и не решили, куда отнести — к потерям армии или мирного населения.
       Общие же безвозвратные потери советского народа официально оцениваются в 26,6 — 27,0 млн человек, из которых около 18 млн приходится на гражданское население.
       Получается, что Красная армия воевала совсем неплохо, учитывая внезапность немецкого нападения, а также то, что значительная часть красноармейцев умерла в плену. И Сталин, мол, был не такой уж плохой полководец.
       Гипнозу официальных цифр поддаются и некоторые западные исследователи. Например, американец Макс Хастингс в книге «Армагеддон. Битва за Германию», ориентируясь на эти цифры, упрекает Эйзенхауэра и других союзных генералов, что они в последние месяцы 44-го не наступали столь же решительно, как русские, стремясь минимизировать свои потери, и в результате затянули войну на полгода, что, дескать, привело к еще большим потерям. Здесь не учитывается, что плотность немецких войск на Западном фронте была в 2,5 раза больше, чем на Восточном. А главное — во что действительно обошлась русским решительность действий.
       Но что еще важнее — благостная для Красной армии картина соотношения военных потерь является следствием откровенной фальсификации. В тех случаях, когда появляется возможность проверить данные книги «Гриф секретности снят», они не выдерживают никакой критики. В значительной степени причина в том, что учет безвозвратных потерь Красной армии был поставлен из рук вон плохо.
       В приказе заместителя наркома обороны Е.А. Щаденко от 12 апреля 1942 г. говорилось:
       «Учет личного состава, в особенности учет потерь, ведется в действующей армии совершенно неудовлетворительно… Штабы соединений не высылают своевременно в центр именных списков погибших. В результате несвоевременного и неполного представления войсковыми частями списков о потерях (так в документе. — Б. С.) получилось большое несоответствие между данными численного и персонального учета потерь. На персональном учете состоит в настоящее время не более одной трети действительного числа убитых. Данные персонального учета пропавших без вести и попавших в плен еще более далеки от истины».
       И еще 7 марта 1945 года Сталин в приказе по наркомату обороны подчеркнул, что «военные советы фронтов, армий и военных округов не уделяют должного внимания» вопросам персонального учета безвозвратных потерь.
       Остается считать советские потери посредством оценок, ибо недоучет их в сохранившихся документах в несколько раз превышает действительную величину.
       
       
Я считал потери Красной армии несколькими методами. Во-первых, опубликована помесячная динамика советских потерь раненными за всю войну (в процентах от среднемесячного уровня). Кроме того, Д.А. Волкогонов опубликовал в свое время помесячную раскладку потерь Красной армии за 1942 год. Ряд соображений привел к выводу, что только в ноябре почти все безвозвратные потери относились к погибшим, а не к пленным. Тогда безвозвратные потери составили 413 тыс. человек, а число раненых — 83 процента от среднемесячного за войну. Исходя из этой пропорции, число убитых и погибших от иных причин (кроме пленных) красноармейцев за все время войны, с июня 41-го по май 45-го, можно оценить в 22,4 млн человек. По моей оценке, из 6,2 млн советских военнослужащих, побывавших в немецком плену, погибли около 4 млн. Таким образом, общие потери советских Вооруженных сил можно оценить в 26,4 млн человек погибшими.
       Общие потери вермахта погибшими на поле боя и умершими от иных причин, согласно моей оценке, составленной на данных, содержащихся в книге генерала Б. Мюллера-Гиллебранда «Сухопутная армия Германии» (в годы войны он как раз ведал учетом личного состава), составили около 3,2 млн человек. Еще около 0,8 млн умерли в плену. Из них около 500 тыс. не пережили плена на Востоке, где в общей сложности оказались почти 3,15 млн германских военнослужащих. Число погибших на Востоке германских военнослужащих я оцениваю в 2,1 млн человек — тогда с учетом умерших в плену получается 2,6 млн.
       Отмечу, что данные Мюллера-Гиллебранда основаны на централизованном учете германских потерь вплоть до ноября 1944 года и на оценке потерь за последние полгода, сделанной германским генштабом. Иногда встречаются и более высокие цифры германских потерь (4,5 — 5 млн человек), основанные на более высоком исчислении в последние полгода войны. Мне они не кажутся достоверными. В последние полгода немецкие потери погибшими не могли быть выше, чем за предшествовавший год, поскольку в последние месяцы численность немецкой армии на фронте значительно сократилась, и основные потери она несла не убитыми, а пленными.
       Соотношение советских и германских потерь на Восточном фронте составляет, таким образом, примерно 10:1. Если учесть еще потери союзников Германии и советских граждан, погибших на стороне вермахта, но не учтенных в немецких потерях (таких, по разным оценкам, было от 100 до 200 тысяч), то соотношение станет примерно 7,5:1.
       
Парад на Красной площади, 1941 г. (Фото Георгия Петроусова)       
Существуют и альтернативные методы подсчета. Так, банк данных при Музее Великой Отечественной войны на Поклонной горе содержит персональные поименные данные на 19 млн военнослужащих, погибших или пропавших без вести в ходе войны. Сюда были включены не все погибшие, о чем свидетельствуют и неудачные попытки десятков граждан, обратившихся в первые дни существования музея с запросами о судьбе своих без вести пропавших родных и близких. Практически невозможно поименно установить всех погибших на войне более полувека спустя после ее окончания.
       Примерно из 5 тыс. погибших советских военнослужащих, чьи останки были найдены поисковиками России в середине 90-х годов и чью личность удалось установить, около 30% не числились в архивах Министерства обороны и не попали поэтому в компьютерный банк данных. Если предположить, что 19 млн попавших в этот банк составляют примерно 70% всех погибших и пропавших без вести, их общее число должно достигать 27,1 млн человек. Из этого числа надо вычесть примерно 2 млн выживших пленных и примерно 900 тыс. вернувшихся к своим окруженцев. Тогда общее количество погибших солдат и офицеров можно исчислить в 24,2 млн. Однако данный подсчет сделан на основе тех 5 тыс. погибших, которых удалось идентифицировать по сохранившимся у них документам. Следовательно, у этих военнослужащих вероятность оказаться в списках Министерства обороны выше, чем у среднестатистического убитого.
       
       
Достаточно точно также можно оценить соотношение советских и немецких потерь по потерям офицеров, которые всегда считают точнее, чем рядовых. Согласно данным, приведенным Мюллером-Гиллебрандом, сухопутная армия Германии потеряла на Востоке с июня 41-го по ноябрь 44-го 65,2 тыс. офицеров погибшими и пропавшими без вести. Общие же безвозвратные потери вермахта составили за тот же период 2 417 тыс. человек. Таким образом, на одного офицера приходится 36 рядовых и унтер-офицеров безвозвратных потерь. Доля офицеров в этих потерях составляет 2,7%.
       Безвозвратные потери офицеров советских сухопутных войск, согласно подсчетам, завершенным только в 1963 году, составили 973 тысячи. Если исключить из этой цифры сержантов и старшин, занимавших офицерские должности, а также потери 1945 г., то безвозвратные потери офицеров советских сухопутных сил за 1941 — 1944 годы (за вычетом политического состава, в вермахте отсутствующего, а также лиц административного и юридического состава, у немцев представленного чиновниками) составят около 784 тысяч. Вот эти-то 784 тысячи и надо сопоставлять с 65,2 тысячи немецких офицерских потерь, приведенных у Мюллера-Гиллебранда.
       Получается соотношение 11,2:1. Оно близко к соотношению потерь армий СССР и Германии, определенному другим методом. Если же принять официальную цифру советских потерь, то получится, что в сухопутных войсках Красной армии на одного погибшего офицера приходилось всего 8 рядовых. Выходит, что у нас отделениями (обычная численность одного отделения — 9 человек) командовали офицеры. Или что в Красной армии в атаку бросались целые батальоны и полки одних офицеров.
       Доля офицеров в безвозвратных потерях двух сторон была примерно одинакова. Так, независимый российский военный историк В.М. Сафир отмечает, что «по отдельным боевым донесениям сухопутных войск, приблизительный уровень офицерских потерь колеблется где-то в пределах 3,5 — 4,0%». Если взять, например, донесение о потерях 323-й стрелковой дивизии за 17 — 19 декабря 1941 года, там на 38 убитых командиров приходилось 458 солдат и сержантов, а на 19 командиров, пропавших без вести, — 1181 пропавший без вести сержант и солдат. Здесь доля командиров в безвозвратных потерях составляет 3,36%. Если же вычесть отсюда политработников, составлявших почти 10% офицерских потерь, и еще 3% потерь административного и юридического состава, то доля офицеров в потерях сократится до 3% и будет очень немного отличаться от доли офицеров в немецких безвозвратных потерях.
       Все эти вычисления доказывают только то, что немногие уцелевшие из тех фронтовиков, кому доводилось ходить в атаку, знают и так. Мы заваливали врага трупами и победили лишь благодаря большой и безропотной массе необученных солдат, покорно шедшей в самоубийственные атаки. Хорошо обученный солдат и офицер, способный размышлять, представляли для Сталина большую опасность, чем гибель десятков миллионов необученных бойцов.
       Что же касается общих советских потерь, то они значительно превышают официальные 27 млн. Дело в том, что население СССР к началу войны составляло не 194 млн человек, как полагают многие демографы, а, согласно исчислению, проведенному ЦСУ в июне 41-го, должно было превышать 200 млн человек. Но тогда успели провести лишь предварительное исчисление, а повторное сделали лишь по Молдавии и Хабаровскому краю. Оно дало цифры на 4,6% больше первоначальных. С учетом этого население СССР в июне 41-го можно оценить в 209,3 млн человек. А общую убыль населения вследствие войны от избыточной смертности (с учетом того, что к началу 46-го его численность оценивалась в 167 млн человек, а также показателей рождаемости последних военных лет) — в 43,3 млн человек. (Напомним, что общие потери Рейха оцениваются в 7 млн погибших.) Таким образом, потери гражданского населения составили 16,9 млн человек.
       Подчеркну, что точность здесь не превышает плюс-минус 5 млн человек, поэтому десятые миллионов в цифрах вполне условны и отражают лишь способы исчисления. Но точнее потери мы вряд ли когда посчитаем.
       
       Борис СОКОЛОВ, профессор Российского государственного
       социального университета
       
28.03.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 22
28 марта 2005 г.

Первые лица
Полгода назад погиб Роман Цепов, серый кардинал Северной столицы

Власть
Павел Вощанов: Зачем им столько власти? Часть III

Власть и деньги
Кремль оценил своё состояние

Суд да дело
Пожизненно важный. Алексею Пичугину вынесут самый суровый приговор

Новости компаний
Александр Темерко: Мы по-прежнему не знаем, кто купил «Юганскнефтегаз»

Расследования
Придя в сознание, Герман Галдецкий попросил адвоката

Кто вывез вещи с развалин бесланской школы №1 на свалку?

Армия
Юлия Латынина: Теперь армии позволили бороться с террористами

Мир и мы
Россия зашла слишком далеко…

«Тушите свет!»
«Идущие…» по Большому, или Акаев, бай-бай!

Тупики СНГ
Держись, Бишкек, демократия идёт!

Шаймиев правильно понимает своё назначение

Лукашенко отрепетировал революцию

Митинги.Ру
Пасаран ли Рахимов?

Власть и люди
Анна Политковская. Менты оставили умирать на помойке двух мальчиков

Специальный репортаж
Явление. Депутат Мурманской облдумы встал на сторону краснодарских крестьян

Подробности
Братская помощь Анатолию Голомолзину

Реакция
Анатолий Карачинский: Я не занимаюсь политикой. Только бизнесом

Финансы
Биржа на пенсии. Государство будет играть на наши пенсионные деньги

Топ-менеджмент предлагает проедать по восемь миллиардов долларов в год

Пенсионерам предложили на выбор… один банк

Навстречу выборам
Законодательное собрание Санкт-Петербурга отстаивает прямые выборы

Политтехнологи «Партии жизни» отбили у «Единой России» 10% голосов с помощью американского танка «Абрамс»

Россия-2008
СПС хочет слиться с «ЯБЛОКОМ» и помолодеть

Новейшая история
Академик Татьяна Заславская даёт оценку событиям, произошедшим за последние 20 лет

Цена закона
Фармкомпании могут отказаться обеспечивать льготников лекарствами

Московский наблюдатель
Московский колледж потерялся в бумагах

Милосердие
Украинской девочке нашли бесплатную клинику

В Ингушетии беженцам хватает только на электричество

12 граммов сыра. Саратовских сирот лишают даже этого

Технологии
Академик Евгений Велихов: Без термояда в России делать нечего

Исторический факт
Великая Отечественная. Количество погибших до сих пор занижается в разы

Вольная тема
Виктория Ивлева. «И каска на ночь…»

Библиотека
Парижский салон: книги для создания человека

Гений в неграх Родины. Неужели и «Они сражались за Родину» писал не Шолохов?

Культурный слой
Зона высокой поэзии: замполит рифмуется с поэтом

«Стародум» Станислава Рассадина
В области искусства демократия — нонсенс

Кинобудка
Бег в «мыле». Опыт сравнительного анализа: «ПоБЕГ» – «БЕГлец»

Наши даты
Клару Лучко любили и будут помнить миллионы

Сектор глаза
Фотообраз жизни. Московская весна станет жертвой моды

Спорт
Российский футбол погрузили на государственную платформу. Интервью с Александром Тукмановым

Ягр обрёл себя в «Авангарде» мирового хоккея

К сведению…
Вниманию читателей: подписка-2005

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100