NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ЧЕТВЕРТАЯ РЕСПУБЛИКА
Кто следующий в очереди на революцию?
       
Киргизы легко расстаются со своим прошлым. (Фото — EPA)
       
       
Грузинская, украинская и теперь киргизская революции — это как бы картины на один и тот же сюжет, написанные разными художниками в разных стилях, или та же пьеса, но поставленная в разных театрах. Киргизские конные революционеры совсем не похожи на грузинских студентов с розами в руках или на стоящих на майдане Незалежности киевлян. Но тем не менее сюжет — один.
       
       
И это отнюдь не сюжет неконституционного свержения законной власти, как об этом сказал Путин. Все прямо наоборот. Неконституционным революционное свержение власти может быть только тогда, когда есть реально действующая конституция. То есть правила, которым подчиняются и правители, и их оппоненты и по которым оппозиция может прийти к власти мирно и законным путем. Если такие правила есть, революция — преступление. Но во всех трех случаях их не было, как их нет и в других странах СНГ, кроме Молдавии, где факт прихода к власти коммунистов доказал, что они есть. Во всех трех случаях правящие президенты подтасовывали результаты выборов, устраняли своих политических соперников при помощи послушных им судов и меняли правила игры по ходу игры.
       Акаев, например, правил при трех разных конституциях, каждый раз якобы одобрявшихся на референдумах подавляющим большинством голосов. И в Грузии, и в Украине, и в Киргизии неконституционной и антиконституционной была сама власть, а восстававшие против нее, напротив, утверждали принципы конституционализма. Воплощал и отстаивал право в Киргизии не президент — академик и демократ, принимающий присягу на очередной конституции, которую он также не собирается соблюдать, а прискакавший из киргизской глубинки всадник с желтым флагом в руке, которого мы могли видеть на телеэкранах. И совершенно не важно, знает ли этот всадник слово «конституционализм». Ибо в конечном счете конституционализм — это просто «честная игра», а эти слова всадник знает.
       Никто не может гарантировать, что киргизская революция приведет к установлению демократии. Но представление о том, что если уж мы не готовы ни к какой иной демократии, кроме очень «управляемой», то где уж киргизам, — неверно. У недавних кочевников-киргизов нет опыта своего государства, в их прошлом есть лишь протогосударственные институты «племенной демократии». Но отсутствие опыта своего государства может быть лучше, чем практически непрерываемая история разных форм самодержавия. У киргизов — сильные субэтнические и региональные различия и самосознания. Но общество, в котором есть общности как-то поддерживающих друг друга и не одиноких людей, может быть лучшей основой для демократии, чем общество, где власти противостоит однородная масса атомизированных и одиноких индивидов. Культура киргизов — неевропейская. Но демократии есть в неевропейских Турции или Тайване, хотя их еще нет в европейских России и Белоруссии. Киргизы — очень бедные, но хотя бедность, несомненно, мешает установлению демократии и правопорядка, богатство, возникающее из «нефтедолларов», тоже явно не помогает.
       Есть пример страны, еще более удаленной от Европы и с совершенно неевропейской культурой, также населенной бывшими кочевниками и также бедной, которая тем не менее смогла в посткоммунистический период создать систему с едиными демократическими «правилами игры», в рамках которой уже несколько раз к власти приходили разные политические силы. Это — Монголия. И если монголы смогли создать не «управляемую» и не имитационную демократию, то почему не смогут киргизы?
       Но даже если на этом этапе своего развития киргизы к демократии не придут, все равно они сделали к ней громадный шаг. Теперь в киргизской истории и киргизском сознании есть опыт того, что народ смог свергнуть президента, который был уверен, что, манипулируя выборами и референдумами, он будет править столько, сколько захочет, а когда совсем устанет, передаст власть сыну или дочери. Человек, который смог дать отпор тем, кто над ним издевался, преодолев свой страх, тем самым становится иным человеком, чем раньше. В следующий раз ему уже легче будет преодолеть страх и дать отпор. Да и другие будут с ним поосторожнее. Что бы ни случилось дальше, киргизы уже другой народ. И даже если в Киргизии к власти сейчас придут люди не лучше Акаева, им уже будет труднее пойти по акаевскому пути, а киргизам — легче им это не позволить.
       
       
Сейчас все в СНГ гадают: ктоследующий, четвертый? Казахстан, где президент совершенно так же, как Акаев, намерен переизбираться до тех пор, пока у него хватает физических сил, и где для него главная политическая проблема — кого из его зятьев или, может быть, просто любимую дочку сделать следующим президентом? Азербайджан, где уже правит сын покойного президента и где между тем, как люди голосуют, и тем, какие результаты оглашает избирательная комиссия, не только нет полного соответствия, но, похоже, нет и никакой корреляции? Белоруссия, где президенту лучше умереть, чем пойти на честные выборы, ибо если придет к власти оппозиция, будут расследоваться «таинственные исчезновения» его политических противников? Перечисление можно продолжить.
       Мы не знаем, кто будет четвертым. Но ясно одно. Во всех наших театрах история поставила пьесы с одним и тем же не слишком сложным сюжетом. Это пьесы о людях, которые пришли к власти, клянясь в верности демократии, некоторые — даже искренне. Но им и их близким очень понравилось быть у власти, и они стали создавать «управляемые демократии», то есть совершать разные преступления и обманы, чтобы сохранить власть. Народы им достались наивные, запуганные предшествующей историей, неорганизованные — «человеческий материал», удобный для «управляемых демократий». Но до бесконечности это делать все равно не получается.
       Обман становится уж слишком очевидным, и правители приходят к неизбежному краху. Этот сюжет разворачивается по-разному: где медленно, где стремительно, где очень драматично и насильственно, где мягче и прозаичнее. Но это — один сюжет, и у него есть своя железная логика. Пьеса неумолимо движется от пролога к эпилогу. Ее первый акт — «Приход к власти» — уже давно сыгран. Но если на сцене второй акт («Стабильность»), значит, за ним будет сыгран третий («Крах»). Других пьес в наших театрах нет.
       
       Дмитрий ФУРМАН, специально для «Новой»
       
31.03.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 23
31 марта 2005 г.

Власть и деньги
Депутаты потянулись работать с избирателями: в Чикаго, Буэнос-Айрес, Йоханнесбург

Кавказский узел
Анна Политковская. Милиция выяснила, как в Ингушетии пропадают бюджетные миллионы

Суд да дело
Дело «ЮКОСа». Администрация президента подсказала судьям приговор

Кадет получил больше, чем Буданов

Болевая точка
Вышла из печати книга «Корпункт в Беслане»

Власть и люди
Наталья Чернова: Инвалиды-афганцы Санкт-Петербурга могут не пережить монетизацию

Цена закона
Зачем министр здравоохранения ликвидирует уникальную педиатрическую систему?

Опыт предстоящей реформы: ЛОР должен сидеть в кресле гинеколога

Образование
Веселые диверсанты. Казанские школьники считают взорванные школы

Профессор Якобсон: Сокращение бесплатных мест в вузах считаю оправданным

Акция «Новой»: Абитуриент-2005

Разработаны рекомендации по предшкольному образованию: пятилетку — в три года

Митинги.Ру
В Москве не утихают митинги против реформы ЖКХ

После выборов
«Единая Россия» проиграла гибриду

Власть
Павел Вощанов: Виртуальный персонаж блестяще закрепился на самой вершине. Фантом-ас

Тупики СНГ
Дмитрий Фурман: Кто следующий в очереди на революцию?

Ирина Гордиенко: Молдавскому руководству выгодно оставаться «коммунистическим»

Краiна Мрiй
Евгения Пищикова на Украине Европы: Перед нами страна, которая в одночасье захотела почувствовать себя европейской

Армия
Военкоматы готовы забрать всех

Точка зрения
Александр Ф. Скляр: Пусть лучше псевдорокеры поют о цветочках, чем эстрадники — о войне

Четвертая власть
Российская элита хочет нажиться на «Ъ»?

Объявлен 5-й конкурс на соискание Премии Артема Боровика за 2005 год

Новости компаний
«Газпром» на шее. «Национальное достояние» может стать национальной катастрофой

Подробности
Спирт будут разбавлять на заправках?

Телеревизор
Михаил Дегтярь: Хочу руководить Первым каналом. А то смотреть нечего…

Спорт
В Эстонии о приезде нашей сборной напоминали стенды с изображением А. Опера, рекламирующего шампунь

Счет как расчет: «Динамо» – «Авангард» — 11:0.

Библиотека
Екатерина Васенина. «Российский современный танец»

Лилия Гущина. «Когда любовник моложе»

Андрей Пионтковский. «За Родину! За Абрамовича! Огонь!»

Кинобудка
Почему Голливуд не состоялся в России?

Вольная тема
Александр Генис. Миф пластилина

Дина Рубина. Картошка для мундира

Сектор глаза
Подгузники изобрели в IV веке до нашей эры. Они были стеклянными

К сведению…
Вниманию читателей: Подписка-2005

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100