NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

МЫЛОЕ ДЕЛО
Сценарист отечественных сериалов Андрей ЖИТКОВ: «Чаще всего переделываем классику»
       
       
Андрей ЖИТКОВ пишет сценарии для телесериалов. Тех самых, которые часть населения уже путает и предпочитает новостным программам, поскольку сериалы про то же самое, но с хорошим концом и к тому же на разных каналах, в отличие от новостей, они немножко разные. Но это оправдывает зрителей, а Андрея Житкова никак не оправдывает, потому что правильнее населению не смотреть ни новостей, ни сериалов, а читать умные высокохудожественные книги или как-нибудь иначе самосовершенствоваться и развиваться, пока в результате этого самосовершенствования и развития не возникнет непреодолимое желание или спасать страну, или, что реальнее, удавиться. Не оправдывает и потому, что сам Андрей «мыло не ест». Вернее, не смотрит и родне не советует. Особенно собственное.
       
       — А почему?
       — Мне делается плохо.
       — От чего? От того, что твой шедевр превратили в треш, или от стыда за собственноручную халтуру?
       — Сценарии — это не конечный продукт, это всего лишь технологическая заготовка. Часто он нужен только для того, чтобы проект утвердили по всем инстанциям на канале. Проще говоря, выделили деньги. После чего сценарий насилуют все кому не лень: что-то поменял режиссер, что-то продюсер, сымпровизировали на площадке актеры. При выходе картины можно вообще не узнать свое произведение. Та же «Неотложка», которую делал Геннадий Каюмов. Я выдавал с колес, и в процессе съемок сериал превратился в то, что не имело с моим сценарием ничего общего. Исчезли важные эпизоды, из-за этого утратилась логика. Например, в серии «Гаврош» у меня была сцена на ликероводочном заводе. Как беспризорников заставляют разливать водку. На завод съемочную группу не пустили, сцену выкинули, а на нее были завязаны все дальнейшие события. Смысл нарушился, но никого, включая зрителя, это не смутило.
       — А ты пытался протестовать?
       — Это бесполезно. Благодаря умело составленным договорам автор бесправен. Его не ждут на съемочной площадке, ему не показывают готовый материал.
       — Сколько всего сценариев ты написал за пять лет участия в этом бизнесе?
       — Около полутора сотен.
       — И ни разу не был доволен результатом?
       — Почему? Был. Ни за одну из четырех серий «Диверсанта» мне не стыдно. Андрей Малюков снял настоящее кино. Не «мыло». Там меня никто не торопил, каждую серию писал больше двух недель. А чаще приходится халтурить. Обычно продюсер задает нереальные сроки. Ему нужно запускаться в производство, получить деньги. Есть два варианта — отказаться и не заработать или согласиться, попахать. И чаще соглашаешься, потому что деньги в сравнении с издательскими гонорарами на порядок выше. Например, все серии «Редакции» мы писали 2—3 дня. Потогонная система: за месяц на канал надо было сдать готовыми двадцать серий, уже внесенных в эфирную сетку. То есть их нужно было не просто успеть написать, но и снять, смонтировать, приклеить титры.
       Или последняя история моей вынужденной халтуры: Арсеньев, известный продюсер, запускался с очередным ментовским проектом о банде угонщиков автомобилей. Предложил поучаствовать мне. Предложение звучало очень неплохо: «Шестнадцать серий, все шикарно, будешь, парень, в шоколаде, проект легкий, напишешь быстро. Плачу за каждые четыре серии по восемь тысяч долларов». Я согласился, несмотря на жесткие условия: меньше недели на серию и 0,5% вычета из гонорара за каждый день просрочки. Написал сразу восемь, чтобы получить за них деньги и уже со спокойной душой творить дальше. Потому что, пока на студии будут рассматривать первые четыре серии, пройдет много времени, а сроки-то уходят. Можно не уложиться и нарваться на штрафные санкции. А когда сдал, оказалось, что никто по частям платить не собирается. Только за весь проект целиком. И тут у меня опустились руки. Не надо гадалки, чтобы предсказать дальнейшие события: я сдам работу, не получу ни копейки, и месяцами меня будут вежливо отфутболивать: «…деньги в производстве, свободных нет, перезвоните через неделю, а лучше — через год, а еще лучше — через столетие». А деваться-то некуда — бумаги подписаны. В результате последние серии лепились кое-как, без божества, без вдохновенья.
       — Как при таком аллюре сочиняются сюжетные ходы? Здесь же нужна фантазия в особо крупных размерах, чтобы выдавать продукт в промышленных темпах и объемах…
       — Мы их крадем. Из старых фильмов, из книжек. Чаще всего переделываем под наши условия классику. Например, берешь Чаплина «Огни большого города», слегка корректируешь, и получается трогательная история скрипача и цветочницы: мальчишка влюбляется в уличную торговку цветами, которую мама хочет отдать в проститутки, ради нее крадет автомобиль и попадается. Менты проникаются и отпускают с миром. И так далее.
       Кстати, с этим сериалом задача действительно были упрощена. Часть историй уже имелась. Они были рассказаны следователями, ведущими угонные дела. Например, реальная история про Пончика — известного специалиста по угону дорогих автомобилей. Он однажды украл машину, нашел там банку с кокаином и сменил ориентацию. Вместо того чтобы красть автомобили, стал наркоманом.
       Или история про супружескую пару. Они занимались криминальным бизнесом только на последних месяцах беременности жены. Потому что машину с сильно беременной женщиной внутри гаишники никогда не останавливали. А поскольку кормить с каждым разом требовалось все больше и больше ртов, то и беременеть приходилось непрерывно.
       Но труд все равно был адским. Мы с соавтором пахали по шестнадцать часов в сутки.
       — И действительно не заплатили?
       — Заплатили, но половину от того, что полагалось по договору, а следовательно, и по смете.
       — Не возникало желания обратиться в суд?
       — Вся беда в том, что в белом договоре сумма — 500 рублей за серию. Реальный гонорар указан в приложении, которое автору в руки никто не дает. С чем идти в суд? Не с чем. Таким образом, продюсер сэкономил на мне около 20 тысяч. И так он экономит на всем. На операторе, которому говорится: «Ты что наснимал? Картинка — брак, поэтому останешься без последнего гонорара». Это еще тысяч восемь — вместе уже что-то. На режиссере, на пленке, на монтаже. Птичка по зернышку клюет.
       У продюсера жизнь немного другая, чем у сценариста. Она стоит дороже. У него часы должны быть за сто тысяч, «мерс» последней модели. Ему нужно ходить на «Нику», на «Золотого орла». Один знаменитый продюсер так сформулировал главную задачу российского продюсера: «Выбить деньги, на них купить новую машину, завести новую любовницу, а на остатки снять кино».
       У меня был забавный случай, когда я в первый и последний раз обратился к юристу: меня с соавтором выкинули из титров, хотя идея принадлежала нам и права были зарегистрированы. Юрист посоветовал дождаться эфира, а через месяц после запуска сообщить о намерении подать иск и предложить договориться мирно, потому что в случае обращения в суд проект арестуют, а он стоит в программе, никто на это не пойдет — проще заплатить.
       — Проще потолковать в лифте… И чем дело кончилось?
       — Сериал не эфирился. Он был как раз из тех откатных проектов, в которых все деньги разворовываются: материал есть, его можно предъявить, но на него выделили, допустим, сто тысяч, а сняли за двадцать. Все остальное украли, и получилось кино такого качества, что даже у нас его не согласился взять ни один канал.
       — А может, и справедливо не заплатили? Сам же признаешь, что халтура…
       — Нисколько не сомневаюсь, что с небольшими поправками все пойдет в дело. Сегодня у нас чем хуже — тем лучше. У той же «Неотложки», которая по всем критериям полное дерьмо, рейтинг был 15—17 процентов. Когда я приехал на свадьбу сына в Первоуральск, меня представили гостям как сценариста «Неотложки». И на меня смотрели с уважением, вместо того чтобы закидать тухлыми яйцами. А, например, совершенно замечательный сериал «Клиент всегда мертв» (его делали те же продюсеры, что и «Секс в большом городе»), завоевавший «Грэмми» и кучу других призов, с треском провалился: нулевой рейтинг. Сейчас в нашем бизнесе все условия для процветания именно торговцев дешевым «мылом». Они и процветают.
       — Но, как ни крути, ты в этом безобразии тоже участвуешь. А мог бы, например, писать книги. Ты же начинал как порядочный человек — выиграл конкурс на лучшую повесть об афганской войне, издал еще три вполне достойных романа. Совесть не мучает?
       — Честно? Нет. Это мой профессиональный хлеб.
       
       Лилия ГУЩИНА
       
07.04.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 25
7 апреля 2005 г.

Расследования
Сенсационное заявление представителя прокуратуры: Танки и огнеметы применялись при штурме

Суд да дело
Возобновлен процесс по делу Ульмана

«Дело «ЮКОСа»: защита в нападении

Мир и мы
Анна Политковская: Страсбург не справляется с потоком жалоб из России

Власть и люди
14-летнюю Зою Муравьеву осудили по «взрослой» статье. После «отсидки» она избегает общения с людьми

После выборов
Такой инаугурации не было даже у Путина

Навстречу выборам
Власти Башкирии сделали всё, чтобы люди не знали, за что голосуют

Чувашия приспособилась к системе назначений

Первые лица
Всему свой срок. Пришло время поговорить о продлении полномочий Путина

Точка зрения
Юлия Латынина: Короля играют трусы. И это может стать причиной развала России

Митинги.Ру
В Воронеже готовятся к майским выступлениям

Плата за жульё
Желающий встать в очередь на квартиру вызывает подозрения

Регионы
Холодная вера. Потеряв всякую надежду, люди покидают Сибирь

Проспект Медиа
Строчки расходов. Борьба с неугодными СМИ может вестись по-разному

Судья Верховного суда Сергей Потапенко — о балансе прав на свободу слова и защиту собственной репутации

Достоинство чиновников должно упасть в цене

Журналисты идут на иск. В Европейский суд по правам человека

Известные телеведущие — об аналитике и пропаганде на ТВ

На рынке печатной прессы неспокойно

Телеревизор
Гендиректор канала «Звезда» Сергей Савушкин: Не надо говорить о тупости военных

Вперед, к новым «Рекордам»!

Интернет
Интернет угрожает свободе слова. Американские блоггеры увольняют журналистов

Наш опыт. Россия в лирике блога

Армия
Заложников — в армию. Так распорядился московский военком

Болевая точка
Два десятка нацистов зверски избили музыкантов

Подробности
Иоанн Павел II мечтал о единстве Европы и единстве христиан

Исторический факт
Гавриил Попов. Правда о предателях

«Стародум» Станислава Рассадина
Посредине запретки. Мы по-прежнему живем между волей и зоной

Вольная тема
Александр Генис. Бег с языковыми барьерами

Спорт
Капитан сборной россии по футболу Алексей Смертин — о причинах досадной ничьей с Эстонией

Вслед за Колосковым могут снять Стеблина?

Свидание
Сценарист отечественных сериалов Андрей Житков: Чаще всего переделываем классику

Библиотека
Хорошие книжки, изданные «Новой газетой»

Сектор глаза
Куры в музее. И другие похождения художника Войновича

Культурный слой
Владимир Соловьев. Шестидесятник XIX века

Руслан Наурбиев. Он был своим для целого народа

Музыкальная жизнь
Генеральный продюсер Российского национального оркестра работает как брачный аферист

Сюжеты
Жозеф Хабимана из племени Хуту стал родным для жителей деревни Гремоколодезное

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100