NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ПОДВЕРГНУТЫЙ АБСТРАКЦИИ
Прогулка с художником по его выставке
       
(Фото Юрия Роста)       
Художник Жутовский — тот самый «абстракцист», с которым разговаривал Никита Хрущев на легендарной манежной выставке «30 лет МОСХа» в 1962 году. Необычайно сильное впечатление на лидера советского государства произвел автопортрет Бориса. «Кого изобразил художник? Урода!» — постановил глава государства. «Как же так, человек закончил советскую среднюю школу, институт, на него затрачены народные деньги, он ест народный хлеб. А чем он отплачивает народу, рабочим и крестьянам за те средства, которые они затратили на его образование, — вот таким автопортретом, этой мерзостью и жутью? Противно смотреть на такую грязную мазню…» — цитировали потом искусствоведы в штатском фрагменты доклада главы государства.
       После этого скандала работы Жутовского запретили выставлять в СССР и вывозить за его пределы. В те годы многие художники, отвергнутые официозом, бунтовали на кухнях и в подвалах. «Квартирная выставка? Скотское поведение жаждущих людей», — отзывается он сейчас о романтических буднях неофициального искусства. «Культурный ландшафт всегда параллелен происходящему в стране, при катаклизмах начинается истерика. В случае с бульдозерной выставкой сейчас непонятно: это политическая ситуация или художественная?». Запрещенному Жутовскому квартир и подвалов было мало: у него оставалась свобода, ограниченная географией родины. Он — бродяга.
       «На счастье, это все-таки одна шестая часть суши, это не Андорра, поэтому бродить по этой стране было большим счастьем. И я ее исходил, как следует: от эстонских островов до Камчатки и от острова Виктория до Кушки».
       Мастер спорта по альпинизму, излазивший все семитысячники страны, Жутовский «ушиблен природой». «Мог бы всю жизнь посвятить одной теме: ледниковым валунам на острове Хийума или реке Уде в Саянах. Ацтекской глиняной скульптурке первого века нашей эры или гильзе с площади польского Гданьска страшного 80-го года ХХ века».
       После автомобильной аварии он преодолевает рельеф на байдарках. На вопрос о том, есть ли у него своя гора, Борис Иосифович отвечает: «У меня нет вершин, у меня есть пространство». «Самая ошеломительная по красоте гора не так уж высока: это Саяны». В прошлом году он ездил в Себеж, 600 км от Москвы (там родина Зиновия Гердта и будет памятник). Люпины, иван-чай, сурепка. «Чистый лист, планшет, цветная пастель — и пошел кочегарить». От равнины получаются похожие на компьютерный дизайн вещи — с разматывающимся рулоном дороги. От гор идет техника энкаустика — процарапывание сквозь слои краски, раскопка смысла, как проникновение в недра земли.
       Его не интересует посредственность — среднестатистический уровень над уровнем моря не есть предмет искусства. Искусству интересны исключения — хребты и Марианская впадина. Рисунок почвы и облаков никогда не повторяется. Распыление лаком и растекание краски дает орнамент нерукотворный. «Уметь было одной из важных амбиций моего поколения. Уметь же, как в природе, — несбывно». И показывает срез аммонита, где известняк раковины за миллионы лет стал кружевом.
       Тектонические пласты и складки кожи Жутовскому одинаково интересны как ландшафт человеческого пребывания. Равнина кажется плоской, когда сплавляешься весной по реке. Но вот увидел, как трава взошла на склоне, — и весь рельеф почвы стал очевиден, и замечаешь вдруг, что это подернутая пушком форма женского тела. И засушенная стерлядь, подобранная на пляже, рифмуется с цветной тряпкой и просится в раму. Художник зрителю ничем не может помочь: «Я просто нахожу технику, которая дает возможность остановить явления природы — извержение вулкана или водопад. Я соглядатай. Сочувствующий. Сопребыватель».
       
Из цикла "Слепые рисунки"       
Считается, что для пианиста — слух, то для художника — глаз. А вот Жутовский верит только тому, к чему можно прикоснуться руками. В конце шестидесятых он придумал рисовать на ощупь, с закрытыми глазами. Серии «слепых рисунков» он стеснялся — пока вдруг совсем недавно не прочел в книге академика Раушенбаха, в его исследованиях о древнерусском искусстве, размышление о «вреде» глаза как лишней составляющей или, точнее, «корректирующей» и созидательной конструкции «голова — рука». Тактильный способ познания внешнего мира Жутовский выбрал на ощупь.
       Его женские фигуры — всегда вертикали, цветные и прорывающиеся сквозь темноту многослойного фона. Он называет их «мои потаскушки» — красных, зеленых, извивающихся, раскрывающихся навстречу телом. Обсуждая с Шендеровичем приятную во всех отношениях общую знакомую, в радиоэфире подытожил: «В ней есть линия». «Ты рисуешь только тех, в ком есть линия», — подтвердил Шендерович. «Линия есть у всех», — заметил он.
       С женской натурой ему вообще приходится тяжело — женщины не хотят быть профилем современности, они хотят быть красивыми. Однажды он нарисовал Маргариту Иосифовну Алигер. «Очень хороший портрет, только вы его никому не показывайте», — попросила она.
       Одно из глубочайших его убеждений: человек должен оставить свидетельства своего времени. Из этого убеждения Жутовский сделал триста с лишним портретов современников. Ландшафт поколения местами увековечен в графите — многие портреты нарисованы карандашом. Заголовок «Последние люди империи» подарил Фазиль Искандер. Там люди далеко не последние, почти все знаменитые: Булат Окуджава, Лев Разгон, Борис Слуцкий, Виктор Шкловский, Натан Эйдельман, Микаэл Таривердиев, Никита Хрущев, Андрей Сахаров… «В этом ряду есть и жертвы, и таланты, и слуги, и убийцы». Объединяет их всех одно — их всех «трогал» своими глазами Жутовский. «Я выбираю только тех людей, которые мне интересны не по социальной значимости, а по морде лица».
       Одно время искал в натурщики «приличного бандита» — не нашел. «По карандашно-скульптурным пейзажам портретируемых лиц — по этим оврагам и овражкам, склонам и ущельицам, холмам и плоскогорьям — интересно петлять наблюдающему глазу». Это не анонимный взгляд неизвестно кого, рисовальщик тут посередине — на пике карандаша. «Реализм — это не направление, а сама природа искусства, сторожевой пес, который не дает уклониться от следа», — пишут про охотника Жутовского, которого все портретируемые зовут Бобой.
       
       
Рельеф сегодняшней Москвы, на который принято жаловаться, москвича в седьмом поколении Бобу вполне устраивает. Он живет уже 68 лет с одним паркетом. «Все города разрастаются и меняются. Каждый с годами и веками заполняется содержанием и качеством, и склоки людей с окружающим пространством — от неудовлетворенности личным наполнением». Жутовский в таких склоках не участвует. Если Жутовскому надоедает ходить по паркету, он выходит в родные улицы. Идет, например, в гости к фотографу Росту, и они вместе гуляют по Чистым прудам. Загнать Жутовского в рамки удалось только художнику Росту, и не потому, что это фотопортрет. Пока Боба ускользал из кадра, попался в закадровом тексте Роста. Там про неуловимого точно написано: что ему внутри себя свободно, а вне себя тесно.
       «С каждым днем понятней, в каком уродстве мы прожили. Это уродство становится все опасней для оставшихся, потому что они ищут виноватых в уходящих… Наивно думать о прогрессе. Если бы он существовал, земля и люди не умирали бы от сожительства раньше положенного времени».
       О творческом методе рассказывает: «По рецензиям и письмам Бунина очевидно, что он тепло относился к Алексею Толстому, известной дряни и приблуде власти. Ну не мог я понять почтительного отношения Бунина! Оказалось: Алексей Николаевич Толстой обладал роскошным свойством — каждый день независимо от предшествующей пьянки повязывал башку мокрым полотенцем, и десять страниц текста — вынь да положь! Бунин же страдал в ожидании самого себя — месяцами. И завидовал этой работоспособности машинной».
       Вот между этими двумя крайностями он и ведет себя. «Трагедия в том, что пальцам нельзя останавливаться, им надо продираться через косноязычие молчания, через истерику умения. Не выходит — отпилить телефонные звонки и не заниматься жизнеобеспечением. Если что-то в тебе возникло, то подлость — это не использовать, из воздушного шарика уйдет объем. Наперекор всему надо находить время побыть с самим собой».
       Человек у него вырастает из рельефа, время вытекает из художника и падает в него обратно. Когда Хрущев умер, Эрнст Неизвестный и Борис Жутовский сделали ему надгробие из гранита. Гонораром для Жутовского стала бабочка из коллекции Сергея Никитича.
       Первый рисунок, сделанный в больнице после автомобильной аварии разбитой вдребезги левой рукой, — его автопортрет. Когда со дня второго рождения и гибели жены Люси прошло десять лет, повторил в дереве: «Свидетельство важнее придумок, как посмертная маска ценнее изваяний». А еще девять лет спустя из бронзы отлил свою левую руку, которой сделал все рельефы своей жизни. И буквы писал бы левой, если бы в школе не переучили.
       Сейчас по субботам на своей персональной выставке в галерее Татьяны Романовой, стоя перед грандиозным произведением «Как один день», Жутовский рассказывает о своей маме и одесском интернате для детей, о Брусиловском и Губермане, о том, как искупал слона в Непале (мечта детства), и Эвересте, который облетел за час за 99 долларов. Он стоит, как ученик у контурной карты, которую всю жизнь творил — обеими руками. Не знаю, можно ли определить эпическое произведение словами «ассамбляж» или «контррельеф», выводящими трехмерность из плоскости. Ярлыки жанра применительны к статичным явлениям, а тут в каждой ячейке что-то прорастает.
       В клетке 1999 года — кап и железки из лагеря «Северный» Чукотки. В этом году умер Лев Разгон, оставшийся живым после семнадцати лет лагерей. Долгие годы печатавший свои рассказы в одном экземпляре: «Два — это уже распространение, другая статья УК».
       В 1992-м Жутовскому исполнилось шестьдесят: юбилейный рисунок — синичка, сухой мышонок и дохлый комарик на рукописном фоне. Однажды сидел художник на подмосковной творческой дачке, рисовал взахлеб, а еще написал молитву пожилого человека. «Сохрани мой ум свободным от бесконечного изложения деталей» — это оттуда. Там, на даче, в него влюбилась кошка — маленькая, красивая, обманывала запертые двери и поджидала на кровати с подарками. Какие могла поймать.
       В 1987-м исполнилась давняя мечта. Чтобы увидеть поразившие его океан с черным песком и жерло Авачинской сопки, надо взяться за женский сосок, приподнять грудь и открыть крышку над картинкой. Камчатка ведь женского рода.
       
       
Галерея «Романов», ул. Долгоруковская, д. 29, п. 9, тел. 972-06-29.
       
       Наталия САВОСЬКИНА
       
11.04.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 26
11 апреля 2005 г.

Новейшая история
Последний «ястребок» Як-3 был продан неизвестными в Санта-Монику (США)

Мир и мы
Павел Фельгенгауэр: Задача для российского авиапрома — к 2015 году догнать и перегнать Америку

Цена закона
Зурабов пришел по наши души?

Пилоты реформ просятся на посадку

Почему некто Зурабов решает, у какого врача лечиться детям?

Как американский посол защитил Россию…

Московский наблюдатель
Москва и слезы. Люди приехали за помощью, а получили…

Плата за жульё
Сергей Митрохин: Что будут есть люди, оплатившие 100% коммунальных услуг?

«Тушите свет!»
Новая формулировка закона о монетизации льгот: «Закон об изменении этого мира на лучший»

Наградной отдел
Сергей Михалыч: Рамзана Кадырова перевели из отряда приматов в разряд пернатых

Армия
Николай Донсков: Устав от издевательств старослужащих, моряки покинули учебку в Кронштадте

Расследования
Анна Политковская: Куда пропал лейтенант Корякин? И сидит не тот, и лежит кто-то другой

Суд да дело
Памятка прокурору: Кому достался «ЮКОС». И как его можно вернуть

Дело «ЮКОСа»: Выступление адвоката Владимира Краснова (zip-файл)

Дело «ЮКОСа»: Выступление адвоката Константина Ривкина (zip-файл)

Дело «ЮКОСа»: Выступление адвоката Карины Москаленко

Дело «ЮКОСа»: Выступление адвоката Тимофея Гриднева (zip-файл)

Речь Михаила Ходорковского в Мещанском суде г. Москвы 11 апреля 2005 г.

Власть и деньги
Новые подробности распродажи Черноморского побережья России

Как из российско-финской границы извлекли миллионную прибыль

Власть и люди
Смягчающие обстоятельства прапорщика Негодяева

Книга рекордов Гиннесса плачет по Андрею Кузнецову

Подробности
«Энергетических зайцев» призовут к ответу

Четвертая власть
В Удмуртии преследуют оппозиционную газету

Реакция
Работа над ошибками…

Общество
Светлана Алексиевич. Диктатура маленького человека, или Почему мы оказались совсем не там, где хотели?

Отдельный разговор
Иоанн Павел II. Человек земли над уровнем моря

Михаил Горбачев: Это был гуманист №1 нашего времени

Почему папа не приехал в Россию?

Первые лица
Михаил Горбачев: История продолжается без меня, но вместе со мной

Точка зрения
Александр Добровинский: Единственный эффективный способ борьбы с революцией — это её возглавить

После выборов
Яна Серова: На губернаторах Евдокимове и Лапшине обкатывают методы ручного управления

Краiна Мрiй
Зачистка «криминальной оппозиции». Многие в Украине считают, что другой здесь нет

Агент оранж. Представители российской олигархии в правящей элите новой Украины

Регионы
Воронежский губернатор рассказал, кто пилит промышленность России

Отделение связи
Обращение деятелей культуры к мэру Лужкову

Болевая точка
Письма из Беслана. «...И это помогло выжить»

Люди
Уркуят и Лиза Паль — жены Эльбруса

Наши даты
Михаилу Гаспарову — всего 70

Эрнст Неизвестный — художник Возрождения в эпоху Апокалипсиса

Сектор глаза
Борис Жутовский. Прогулка с художником по его выставке

Культурный слой
В петербурге у «Митьков» отбирают их мансарду

«Митьки» научили любить страну тогда, когда её никто не любил

Вольная тема
Алла Боссарт. Как, увидев Париж, можно не умереть в Лувре

Библиотека
Нина Звягина. «Что-то есть»

Сюжеты
Пранкеры в панике: после сюжета по ТВ их никто не боится

Магия бегемотов в Большеречье

Театральный бинокль
Небольшой театр. Рабочие мясокомбината репетируют «Золушку»

«Золотая маска». Веселье пенится «Балтикой»

Спорт
Новый чемпион России заставил себя полюбить

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100