NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

И ПУСТЬ ЦВЕТУТ «ГОЛУБЫЕ РОЗЫ»
Из бревен и опилок саратовский филолог восстановил Дом-музей художника Павла Кузнецова
       
Дом-музей Павла Кузнецова. (Фото Игоря Чижова)
     
       
15 лет назад саратовец Игорь Сорокин задумал вернуть землякам часть городской истории. Свежеиспеченный выпускник филфака стал директором музея художника Павла Кузнецова. Музея несуществующего. Усадьба живописца была разрушена. 400 картин пылились в запасниках. Сорокин сделал невозможное. Восстановил музей, который саратовцы теперь называют домом. Потому что здесь нет стеклянных витрин и мемориального духа. И еще потому, что сами горожане, без которых Игорь не справился бы, изменились. Чуть-чуть, но в лучшую сторону.
       
       Справка «Новой»
       Павел Варфоломеевич КУЗНЕЦОВ родился 17 ноября 1878 года в Саратове. С 1897 по 1904 год учился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества.
       Весной 1904 года Павел Кузнецов стал одним из организаторов и участников выставки «Алая роза» (Борисов-Мусатов, Врубель, Кузнецов, Уткин, Матвеев, Сапунов, Сарьян, Судейкин и др.), прошедшей в Саратове.
       Спустя три года Кузнецов, его саратовские друзья — художники и соученики по московскому училищу — организуют в Москве выставку «Голубая роза», которая не только принесла известность ее участникам, но и дала имя целому периоду русского искусства начала ХХ века. Группа молодых художников сыграла в этот период в живописи такую же роль, как Брюсов и Андрей Белый в поэзии, Скрябин в музыке, Мейерхольд в театре.
       
Игорь Сорокин, заведующий музеем. (Фото Игоря Чижова)       
Дом-музей Павла Кузнецова стоит на краю Глебучева оврага. Сто лет назад в овраге обитали галахи (предшественники современных бомжей). И сегодня район пользуется дурной репутацией. Очаг культуры окружают свалки и кособокие лачуги. Зато из резных окошек второго этажа видны заснеженные склоны Соколовой горы. Весной на склонах расцветут сады, глядя на которые, как писал художник, «доходишь до бреда от красоты».
       — У каждого дома есть характер. Этот — душа нараспашку. Стоит на повороте дороги, виден со всех сторон, крыльцо на улицу. Наивный. Фасад — античный портик с колоннами, только из дерева с узорчиками. Склонный к крайностям. С одной стороны — бандитский овраг, с другой — городское собрание и дом губернатора царских времен, — рассказывает заведующий музеем Игорь Сорокин. Ему стоит верить.
       Деревянную усадьбу Игорь Владимирович своими руками разобрал и собрал заново по бревнышку (а «засыпку» — опилки, в старину заменявшие утеплитель для пола, — даже просеял через сито).
       
       Место для подвига
       Впервые будущее хозяйство Сорокин ревизовал еще студентом. Вместе с саратовским художником исследовали заброшенную мастерскую Кузнецова. Забрались по приставной лестнице сквозь дыру в крыше, нашли полученные век назад письма, угольные наброски, рисунок Борисова-Мусатова, дружившего с Павлом Кузнецовым…
       Дом художника в то время был коммуналкой. Наследники Кузнецова передали его картины в дар государству еще в 1972 году. Часть работ выставлялась в Русском музее и Третьяковской галерее. Только на родине живописца самая большая коллекция (более 400 произведений) лежала в запасниках. Создать музей местные власти согласились лишь в 1988 году, после обращений академика Лихачева, искусствоведа Алпатова и специалистов Третьяковки. Аварийный дом было слишком дорого сносить. И его отдали под филиал Радищевского музея. Должность директора предложили экскурсоводу с полугодичным стажем работы.
       Перво-наперво свежеиспеченный директор перекрыл крышу. Жители Глебоврага успели снять полы, лестницу на второй этаж, косяки и рамы. Соседи регулярно сливали в музейный двор помои — вывозить их приходилось грузовиками. Но Игорь Владимирович не смутился. Повесил на завалившемся доме огромный лист картона с надписью «Дом-музей Павла Кузнецова. Охраняется государством». Прохожие смеялись.
       План восстановления усадьбы готовил ульяновский институт «Спецпроектреставрация». Члены саратовского ВООПИК и студенты Политеха бесплатно обмеряли здание и земельный участок. Сорокин, выучивший все уклоны, высоты, уровни и траекторию движения нечистот из будущего туалета, бегал по инстанциям. Через четыре года согласований на стройке появились рабочие. Ненадолго: к 1996 году кончились деньги.
       Игорь Владимирович с однокурсниками сам перекладывал раритетные бревна, сверяясь по литографиям, помечал каждое краской и укутывал от непогоды толем. В опилках, между тем, отыскались визитка Книппер-Чеховой, фото Петрова-Водкина, орешковые чернила XVIII века, ониксовый мастихин для сусального золота—все, что провалилось сквозь рассохшиеся половицы сто и больше лет назад.
       
       Годовые кольца города
       Сегодня кузнецовский дом не похож на музей. Здесь нет мемориальных кроватей. Зато на втором этаже топится изразцовая печка. Деревянная лестница поскрипывает, а в гостиной пахнет живой елкой. Летом кузнецовцы и все желающие варят яблочное варенье и рассылают 40 банок в музеи, где выставлены картины художника. Во дворе ставят юрту и разливают кумыс в честь степняков, глядящих с полотен живописца.
       За месяц маленький музей дает кассу в 6 тыс. рублей (при цене билета 5 рублей). Но, даже сделав невозможное, Сорокин не перевернул мир… Как-то один из чиновников проезжал по набережной и, заметив обитателей ветхого домишки, возмутился: чего это они сушат белье на берегу нашей красавицы-Волги? За один день домишко снесли. В учебниках архитектуры он назывался «особняком Акимова» и имел статус памятника (Акимов был героем 1812 года, первым брандмейстером Саратова и не раз спасал деревянный город от пожаров, в его доме познакомились Чернышевский и Ольга Сократовна). Дом архитектора Шехтеля (который спроектировал красивейшие здания Саратова) исчез еще быстрее — за час. На его месте теперь автостоянка.
       Недавно в музей пришла аспирантка, пишущая диссертацию о туризме, и показала результаты соцопроса горожан на предмет их отношения к малой родине. Большинство ограничились фразой Грибоедова о тетке и глуши: мол, знать и любить тут совершенно нечего. У Сорокина другое мнение:
       — Любой город я чувствую по всему «скелету», мне интересно, как он рос. Саратов начался от Троицкого собора на Волге. На месте нашего музея был один из углов первоначальной крепости. По двум дорогам, выходившим из нее — Московской и Царицынской, — выросли огромные Ленинский и Заводской районы. Сегодня улицы разбегаются от давно исчезнувшей крепостной стены как годовые кольца.
       При кузнецовском музее работает детская студия «Кузнечик». Малыши с трех лет учатся не просто рисовать. Они отправляют «письма в небо» на воздушных змеях. Строят песочные города там, где степь соприкасается с рекой. Населяют сказочными животными ржавый пароход. Старый «Запорожец», брошенный среди гаражей, «кузнечики» раскрасили и превратили в лошадь. Гаражные водилы с тех пор водят к «запору» экскурсии. Может быть, воспитанники студии тоже научатся видеть в городской топографии годовые кольца.
       
       Забытая река
       Филолог Сорокин, приобретя навыки проектировщика, строителя, снабженца, менеджера и пиарщика, мог бы найти более денежное занятие. Но у него другие планы. К музею примыкает заброшенная коммуналка, где поселились беженцы и бомжи. По проекту здесь должна расположиться картинная галерея. У города нет денег, чтобы предоставить жильцам другую крышу над головой. За чужие жилищные и свои творческие права Сорокин борется теми же высокохудожественными методами — развалюху оклеивают детскими рисунками. «Заодно и здание утепляем», — вздыхает Игорь Владимирович.
       Есть у него еще одна мечта — вернуть саратовцам реку Тайбалык. Именно на слиянии этой речки и Волги родился когда-то город. Сейчас Тайбалык заключен в трубу, проложенную по дну Глебоврага, и служит канализационным коллектором. «Проект, конечно, завиральный, — сознается Сорокин. — Но мы рассчитываем на силу искусства». Для этого у Игоря Владимировича есть основания. Прошлой осенью во дворе музея проводилась выставка этюдов, написанных на хвалынском пленэре. Через забор за вернисажем наблюдал невзрачный мужичок—один из жителей оврага, когда-то заимствовавших в усадьбе полезные для хозяйства вещи. В ответ на приглашение войти мужичок ретировался. Через 10 минут вернулся и вручил музейщикам огромный арбуз с гордым пояснением: «Чудикам от народа».
       
       Надежда АНДРЕЕВА, наш соб. корр., Саратов
       
14.04.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 27
14 апреля 2005 г.

Болевая точка
Елена Милашина. Кто и как принимал решения в Беслане

Протокол допроса президента Республики Северная Осетия (Алания) А. С. Дзасохова

Протокол допроса бывшего начальника УФСБ РФ по РСО-А генерал-майора В. А. Андреева

Расследования
Завершено расследование «благовещенского дела»

Генеральная прокуратура потеряла жену Аяцкова

Суд да дело
Последнее слово приговоренного. Бывший глава крупнейшей нефтяной компании «ЮКОС» Михаил Ходорковский обратился к обществу

Вина России перед Тамарой Рохлиной доказана

Шаймиев доказал, что в Татарстане перед судом равны не все

Подробности
Прокуроры Южного округа перебираются в Ессентуки

Кто хочет победить Митьков?

Общество
Виртуальный митинг под памятником Церетели. Как закаляют Сталина – 2

Митинги.Ру
Учебная тревога. В субъектах Федерации прошли студенческие манифестации

Новости компаний
Народ почту не отдаст!

Почтальонов послали по старому адресу

Финансы
Бывший зампред Центробанка РФ Сергей Алексашенко — о том, что такое курс рубля и стоит ли каждый раз переживать, когда он растет или падает

Экономика
Нефтью заправляют лентяи. Чем больше дармовых доходов, тем ниже профессионализм госслужащих

Мир и мы
Российский экономический форум в Лондоне: их пресса и наши чиновники пришли к согласию — в один голос критикуют Россию

Четвертая власть
«Московские новости» хотят получить на себя права

Отделение связи
Игорь Яковенко — главному редактору «Новой газеты»

Навстречу выборам
Борис Вишневский: Введение электронной системы подсчета голосов сделает невозможным общественный контроль за выборами

Первые лица
Михаил Горбачев: История продолжается без меня, но со мной. Часть II

Исторический факт
Окопная правда 60 лет спустя. Как началось наступление на столицу Третьего рейха

Инострания
Дина Рубина — о жизни простой немецкой графини в родовом замке под охраной ЮНЕСКО

Телеревизор
Новый гендиректор MTV-Россия Леонид Юргелас: Честно говоря, ничего особенного в современной музыке не появляется

Кинобудка
Лариса Малюкова. Прогулка по Москве с Иштваном Сабо, режиссером «Мефисто», «Полковника Редля», «Хануссена»…

Театральный бинокль
Лауреаты-дебютанты «Маски» — «Саха-театр» и «Кукольный формат»

«Золотая маска»-2005. Итоги фестиваля

Культурный слой
Из бревен и опилок саратовский филолог Игорь Сорокин восстановил Дом-музей художника Павла Кузнецова

Спорт
Ерема из «Динамо». Виталия Еремеева в плей-офф не смог пробить даже Яромир Ягр

Регионы
Кражи металла в провинции становятся всё экзотичнее

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100