NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

БОМЖЕ-МЕТАТЕЛИ
Рецепт раскрытия терактов: поймать психически больных бомжей и научить их собирать взрывные устройства
       
Подсудимые (слева напрво): Ханиев, Штурба и Исаков. (Фото Вячеслава Измайлова)
     
       
Помимо всего прочего, количество терактов, захлестнувших нашу страну, зависит от суда со следствием. От неотвратимости наказания. От его законности и справедливости. От доверия граждан к силовым и правоохранительным органам. Разве не так?
       Так-то оно так… Но я вам сейчас расскажу, как на самом деле расследуются в России теракты, уносящие десятки человеческих жизней.
       
(Рисунок С. Аруханова)       
19 августа 2001 года в Астрахани, на Кировском рынке, произошел взрыв: погибли 8 человек, более 30 получили ранения. Казалось бы, это случай, когда людей в погонах можно похвалить: террористов нашли быстро. Правда, следствие почему-то вели очень долго — наверное, была проделана титаническая работа по скрупулезному сбору доказательств. Однако присяжные этот труд не оценили — на суде почему-то смеялись и оправдали вчистую всех четверых. А родители погибших даже ставили свечку за подсудимых.
       По делу в качестве обвиняемого проходит 54-летний предприниматель Магомед Исаков (уроженец Дагестана, проживающий в Астрахани более 30 лет). Именно ему вменяют организацию теракта на рынке, хотя в результате взрыва разрушен именно его торговый павильон. Другие подсудимые: 50-летний неоднократно судимый бомж Хизир Ханиев, 36-летний бомж и горький пьяница Максим Ибрагимов и 40-летний Александр Штурба, закончивший 6 классов вспомогательной школы и имеющий диагноз «олигофрения в средней степени дебильности». Именно Штурба, по мнению следствия, и был тем умельцем, что собрал взрывное устройство.
       На начальной стадии была еще одна подозреваемая — мать троих детей Вера Коренева, также имеющая психические отклонения. Считалось, что именно она бросила в урну взрывное устройство, переданное ей собутыльником Ибрагимовым. Но что-то не срослось, и Кореневу перевели в главные свидетели, выпустив из СИЗО без зубов и с совсем уж помутненным рассудком.
       Первый суд, окончившийся оправдательным вердиктом, состоялся в 2003 году. Позднее я встречался с присяжными, и они убедительно доказывали мне, что дело это было полностью сфабриковано правоохранительными органами: милицией, областной прокуратурой и управлением ФСБ по Астраханской области.
       Из их рассказа я и узнал: все обвиняемые подвергались в ходе следствия избиениям, что удалось зафиксировать, и документы на этот счет имеются в деле. Впрочем, это не новость, не аномалия, а норма действий комплексных бригад, состоящих из работников МВД, прокуратуры и ФСБ. В Дагестане семерых военнослужащих, проходивших по теракту в Каспийске, пытали еще более изощренно — например, сажали на бутылку из-под шампанского. Впоследствии они были оправданы гарнизонным и окружным военными судами. Но в Дагестане наряду с истязанием невинных искали и реальных виновников. В Астрахани, судя по всему, вопрос о реальных террористах даже не стоял. Главное — убедить начальство и общественность в том, что силовики состоятельны, а теракт раскрыт.
       Федеральный судья Астраханского областного суда Виктор Уколов, работавший с присяжными по делу о взрыве на Кировском рынке, в беседе со мной назвал оправдательный приговор, вынесенный ими, справедливым. Но прокуратура, придравшись к формальностям (у двоих присяжных из двенадцати оказались ранее судимые родственники), опротестовала приговор и добилась пересмотра дела.
       Второй состав суда присяжных по инициативе обвинения после нескольких месяцев работы также был расформирован (наверное, тоже смеялись). В настоящее время работает уже третий состав присяжных. Стало очевидным, что прокуратура намеревается добиться обвинительного приговора любой ценой: нужно будет, соберут и четвертый, и пятый состав. И превращение трагедии в фарс столь неприкрытое, что даже самые стойкие родственники погибших ходить на процесс перестали. Да и сами присяжные рвутся на суд не особо: на прошедшей неделе не состоялось толком ни одного заседания с участием присяжных — те просто не приходили. Шестеро уже отстранены. Осталось только двое запасных из восьми. Если так пойдет дальше, суд будет длиться бесконечно.
       
       Олигофрен-террорист, или Над чем смеялись присяжные
       По заявлению государственных обвинителей Мухамеджановой и Тановой была продемонстрирована видеозапись следственного эксперимента — кино называлось «Александр Штурба изготовляет взрывное устройство». Таких видеокассет в деле — три штуки. И, если честно, их можно продавать — коммерческий успех обеспечен.
       Судья Уколов, председательствовавший на первом суде, эти «доказательства» признал незаконными и недопустимыми. Во-первых, следователь областной прокуратуры Сергей Одинцов не удосужился получить подписи понятых. А во-вторых…
       Я видел это кино, даже сделал копии. Так вот Александр Штурба, закончивший шесть классов вспомогательной школы (для умственно отсталых детей), пять раз в период обучения лечившийся в психиатрических больницах и имеющий диагноз «олигофрения в средней стадии дебильности», на следственном эксперименте пытается собрать взрывное устройство. Видеозапись сделана 29 мая 2002 года. К тому времени Штурба уже девять месяцев находился под следствием. И, по его словам, все эти месяцы специалисты-взрывотехники ФСБ обучали его и в камере, и в своих кабинетах изготовлять бомбы с различными взрывчатыми компонентами и комплектующими.
       Если Штурба отказывался или у него не получалось, то подвергался истязаниям. Если делал успехи, ему доставляли в камеру наркотики и спиртное. О своем обучении в этой «диверсионной школе» Штурба написал подробный отчет. У нас этот документ имеется.
       И все же, несмотря на многомесячные тренировки, во время следственного эксперимента Штурба так и не смог ни разу самостоятельно собрать взрывное устройство. О том и кино, которое пытаются выдать за доказательство вины подсудимого.
       В «первой серии» Штурба долго корпит над проводами, клеммами и муляжом взрывчатки, забывает выставить таймер. В «серии второй» эксперт-взрывотехник ФСБ Андрей Хаустов садится рядом с ним и помогает. Увы, опять неудача. Хаустов сокрушается: так оно не взорвется — и помогает вновь сделать, как надо. «Четвертая серия»: Штурба многократно ошибается, и Хаустов заявляет: «Мы пять раз могли взорваться». И в конце концов оперативник ФСБ Сергей Кормеев, который вообще не должен был во время эксперимента что-либо говорить, подсказывает Штурбе, что тот забыл начинить взрывное устройство гвоздями, болтами и прочей дрянью.
       Но новый судья — Сергей Кутняков — пошел навстречу прокуратуре, и, несмотря на протесты защиты, видеозапись следственного эксперимента была показана присяжным. Когда дело доходило до подсказки офицера Комлеева, судья приостанавливал просмотр, включал перемотку, пропускал сказанное офицером ФСБ — и присяжные видели и слышали только ответ «обработанного» Штурбы.
       
Эксперт ФСБ Андрей Хаустов (слева) помогает подследственному Александру Штурбе собирать взрывное устройство.
    
       Спецкор «Новой» тоже проводит следственный эксперимент
       1 апреля этого года представители гособвинения Мухамеджанова и Танова заявили ходатайство об избрании в отношении подсудимого Магомеда Исакова меры пресечения — содержание под стражей. Для справки: Исаков — единственный из четырех обвиняемых, кто в течение полутора лет после оправдательного приговора оставался на свободе, не имея никакой меры пресечения — даже подписки, и являлся на каждое судебное заседание без опозданий.
       Что стряслось? Прокуроры решили, что Исаков, во-первых, оказывает давление на свидетелей, а во-вторых, собирается скрыться. И в этом государственных обвинителей убедила письменная оперативная информация, представленная врио начальника УФСБ по Астраханской области полковником Кумышевым М.М. В ней говорилось, в частности, о том, что подсудимый Исаков «приобрел билет на поезд Астрахань—Н. Новгород до станции Саратов, вагон № 7, место № 18, на 1 апреля с.г.».
       Выслушав прокуроров, судья Сергей Кутняков объявил перерыв на обед. А обвиняемый Исаков вышел из здания суда под суетливыми взглядами оперативников, спокойно сел за руль своего джипа и уехал домой. А после обеда вернулся в зал суда, как был, — в костюме и галстуке (не поддался на провокацию, не сбежал). И тем не менее был арестован.
       Тогда я и решил собрать свою следственную группу из местных журналистов и адвокатов. Поехали на вокзал. И оказалось, что полковник ФСБ Кумышев то ли ввел суд в заблуждение, то ли пошутил в честь 1 апреля.
       Исаков не покупал билет на поезд Астрахань — Н. Новгород на 1 апреля, так как этого поезда в природе не существует (он ходит только по четным числам). По паспортным данным Исакова действительно куплен билет, но на другой поезд. А полка № 18 — верхняя в плацкартном вагоне. Как вам это нравится? Предприниматель Исаков, владеющий швейной фабрикой, мебельным магазином, торговыми рядами на рынке, имеющий в своем распоряжении несколько джипов, перенесший недавно операцию, покупает билет в плацкарт на верхнюю полку стоимостью 285 рублей 10 копеек.
       Впрочем, прокуратура и суд верят ФСБ больше, чем самим себе, поэтому даже не пожелали что-либо проверить или хотя бы предположить, что билет на поезд можно купить в кассе даже без предъявления документов. Именно это наша «следственная бригада» и совершила, приобретя билеты в одно купе и для находящегося под стражей Исакова, и для его гособвинителя Мухамеджановой.
       Что касается давления на свидетелей — второго аргумента прокуроров, — то в этом случае произошла не менее детективная история. Беда в том, что свидетель Буртылев почему-то не являлся в суд по повестке, и прокуратура заявила, что без подсудимого Исакова здесь явно не обошлось.
       На самом деле не обошлось без прокуроров. Ведь в здание суда просто так не попадешь: в дверях — пристав, который отсекает журналистов и интересуется личностями и паспортами всех сюда входящих. Буртылев и заявил: мол, свидетель по такому-то делу. И был тут же препровожден в комнату гособвинителей, где его неофициально предупредили: еще раз явишься — посадим. По словам самого Буртылева, эти угрозы зафиксированы в протоколе судебного заседания, когда он все-таки явился на процесс, доведя прокуроров чуть ли не до обморока.
       Дело в том, что свидетель Буртылев еще на первом суде подтвердил алиби подсудимого Ибрагимова. И эти показания, естественно, не устраивали обвинение, которое слало ему повестки по адресу, где свидетель не проживает. И, естественно, устраивали Исакова — так что ему на Буртылева давить?
       Свидетели — вообще несчастные люди. Та же Вера Коренева так пострадала от милиции, офицеров, которые избивали ее с первых минут задержания, что боится теперь всех и вся. Более двух лет ее держали в изоляции вместе с гражданским мужем Михаилом Кановским, который, со слов бывшего прокурора области Еремина, сказанных мне под диктофонную запись, был так избит сотрудником милиции, что в конце концов заболел и умер в возрасте 48 лет.
       
       От фарса к трагедии
       Логичен вопрос: почему сфабрикованное дело о теракте на Кировском рынке продолжается уже в третьем составе суда присяжных и после оправдательного приговора? Три бомжа (один из которых олигофрен) — страшнее террористов в России нет, и ФСБ, прокуратуре, милиции больше нечем заниматься? Кто настоящие террористы и какой новый теракт они готовят?
       Объяснил мне все один из высокопоставленных офицеров областного УВД на конфиденциальной встрече, состоявшейся в глухом месте на окраине Астрахани.
       — Во-первых, все астраханские рынки закреплены за различными силовыми структурами. А Исаков платить не хотел. Во-вторых, за раскрытие этого теракта люди и в Астрахани, и в Москве получили награды и служебные поощрения. Теперь, если дело завершится новым оправдательным приговором, награжденных надо будет наказывать и сажать на скамью подсудимых. И за свое благополучие эти люди будут драться насмерть.
       Это — система. В ней повязаны все: и следственная бригада, и УФСБ, и УВД и прокуратура, и их руководители, и те, кто ушел, и те, кто остался.
       Вы требуете справедливости и мужества от судьи? А куда ему деваться? Врио начальника УФСБ Кумышев является представителем президента в квалификационной коллегии судей. Ваши московские «оборотни», вскормленные нашей рыбой и черной икрой, ради этих бомжей и олигофренов никуда не полезут. Кого у нас назначат террористами — те ими и будут. Я ведь знаю, как все это делалось, и вам об этом говорю. А если меня назовете, мне шею свернут. В лучшем случае выкинут из органов. Или просто убьют.
       По этому делу уже смертей хватает. Два адвоката, бывших в процессе, ушли в мир иной — в том числе и ваш столичный Евгений Замосковичев. Пяти свидетелей больше нет. Кто-то из них, может, и своей смертью умер — водочки перепил, а кто-то — нет, поди теперь разбери…
       Не знаю, как вы, а я еще раз осознал: почему борьба с терроризмом с каждым днем усиливается, а террористов от этого все больше и больше.
       
       Вячеслав ИЗМАЙЛОВ, наш спец. корр., Астрахань
     
       Справка «Новой»
       Начальник отдела государственных обвинителей прокуратуры Астраханской области, советник юстиции Р.А. Мухамеджанова в № 1 журнала «Судебный вестник» за 2005 год опубликовала свои комментарии о деятельности суда присяжных в Астраханской области.
       По ее данным, в 2003—2004 годах областным судом с участием присяжных заседателей было рассмотрено двадцать одно уголовное дело в отношении 39 лиц. Из них оправдано 11 лиц, в том числе 1 лицо оправдано дважды. В отношении 28 лиц приняты обвинительные вердикты.
       Эти факты опровергают домыслы о том, что суды присяжных в большинстве своем принимают оправдательные приговоры.
       
       
21.04.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 29
21 апреля 2005 г.

Расследования
Вячеслав Измайлов. Рецепт раскрытия терактов

Анна Политковская. Боевика Кодзоева сначала убили в Беслане, а теперь, для верности, ещё и в Ингушетии

Армия
В Саратовской области погибли четыре солдата срочной службы

Офис «Солдатских матерей» отдали военкомату

Александр Гольц: Иванов прикончит военную кафедру и отправит выпускников служить рядовыми

Четвертая власть
Воронежские органы правопорядка в упор не видят «отморозков» в своих рядах

Анонс
Милиция пошла в забой

Спецвыпуск «Новой»: Суд над Михаилом Ходорковским — как это делалось

Митинги.Ру
Студенты освободили портреты Ходорковского

Суд да дело
Защитники Пичугина полностью оправданы. Несмотря на жалобы Мосгорсуда в Минюст

Дело Ульмана — по второму кругу

Власть и люди
Родители вызывают Путина. Родственники лимоновцев предъявили счёт к администрации президента

Лидия Графова: Зачем ветерану войны анализ на СПИД?

Власть
Укрупняй и властвуй. Конечно, Александр Хлопонин — герой, но зачем же Федерацию ломать?

К «Едру» приделают крылья… Всё равно само не полетит

Точка зрения
Семен Фигнер: Президенту пора делать ставку на грамотных, преуспевающих управленцев

Краiна Мрiй
Янина Васьковская: Оранжевые в восторге, донецкие в панике. Месть и закон

Личное дело
Егор Яковлев: Пока мы кричали о гласности, некоторые сколачивали капитал

Московский наблюдатель
Дай, Джим, на лапу! В Москве не могут поделить подряды на стерилизацию собак

Милосердие
Крово-обращение. Донорская кровь всегда кончается в праздники

Регионы
Житель Омской области поставил около своего дома 30 скворечников

Наградной отдел
Вручена Солженицынская премия 2005 года

Библиотека
К 75-летию Натана Эйдельмана «Вагриус» издал пять его томов

Культурный слой
Папиросный дым Отечества. Евгений Евтушенко — о Константине Фофанове

Обстоятельства
Автор рассказа «Что-то есть» Нина Звягина — нашлась

Вольная тема
Александр Генис: К настоящему Западу ведет одна дорога — 66-я

Свидание
Диана Арбенина: В сближении попсы и власти виноваты рокеры

Театральный бинокль
Новосибирский «Глобус» — театр особого назначения

Спорт
Палыч-выручалыч — новый наставник футбольной сборной

Владимир Крикунов: Тренерская судьба порой зависит не от провалов. Достаточно и нехоккейных причин

Новости компаний
Новое правило хорошего тона — платить за электричество

Реакция
Заявление «Связь-Банка»

К сведению…
Всё о подписке на второе полугодие 2005 года

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100