NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

Аркадий БАБЧЕНКО
ДЕСЯТЬ СЕРИЙ О ВОЙНЕ
Главы из повести
       
(Рисунок С. Аруханова)       Аргун-река
       Первого марта мой взвод перекинули под Шатой. Нашей задачей было держать мост через Аргун. Воды у нас не было, и мы брали ее из реки. Она воняла тухлыми яйцами и была цементного цвета, но мы пили ее, успокаивая себя тем, что сероводород полезен для почек. Река значила для нас столько же, сколько значит для бедуина источник в пустыне. В реке мы мылись, из реки пили, из реки же брали воду для приготовления пищи. Боевиков в этом районе не было, и наша жизнь вошла в тихое, спокойное русло. По утрам мы спускались к Аргун-реке, как курортники, — с обнаженным торсом и цветастым трофейным полотенцем через плечо. Мы умывались, плескались, как дети, потом рассаживались на камнях и загорали, подставляя белые животы яркому зимнему солнцу.
       А потом по Аргун-реке поплыли трупы. Вверх по течению с обрыва упали две «Нивы» с уходившими боевиками, вода вымыла их из машин и несла вниз. Первым проплыл пленный десантник — на фоне мутной воды его камуфлированный бушлат расцветки «белая ночь» выделялся очень отчетливо. Мы его выловили, потом за ним приехало начальство, и его увезли, положив в кузов грузовика.
       Но всех вода не смогла унести — в раскореженных машинах остались еще несколько «чехов». Погода была теплая, и их тела неизменно должны были начать разлагаться. Мы хотели их достать, так как они портили нам воду, но ущелье было слишком глубоким и крутым, и мы прекратили попытки.
       На следующее утро, проснувшись, я подошел к бачку с водой, который мы каждое утро приносили на кухню. Обычно бачок быстро пустел, но на этот раз он был полным. Зачерпнув кружку воды, я уже сделал первый глоток, как до меня дошло: вода-то с мертвечиной, поэтому и не пил никто. Я сплюнул, поставил кружку. Тогда сидевший рядом Аркаша-снайпер посмотрел на меня, взял кружку, зачерпнул воды, выпил ее и протянул кружку мне:
       — На, пей, чего ты…
       И мы продолжили пить ее, эту мертвую серную воду, но уже не успокаивали себя отговорками о том, что она полезна для почек.
       
       Шарик
       Он пришел к нам, когда харча оставалось на два дня. Красивая умная морда, пушистая шерсть, хвост кольцом. Глаза потрясающие — один оранжевый, другой зеленый. Сытый, но не так, как были сыты псы в Грозном: питающиеся мертвечиной в развалинах, они становились безумными, их психика не выдерживала. Этот был добродушен.
       Мы его предупреждали. Мы говорили с ним, как с человеком, и он все понимал. Здесь, на войне, вообще все очень понятливые — человек, собака, дерево, камень, река. Кажется, что у всех есть душа. Когда ковыряешь саперной лопаткой каменную глину, с ней разговариваешь, как с родной: «Ну давай, миленькая, еще один штык, еще чуть-чуть…». И она поддается твоим уговорам, отдает тебе еще часть земли, пряча твое тело в себе. Они все всё понимают, они знают, какова их судьба и что будет дальше с ними. И они вправе делать свой выбор сами — где расти, куда течь, как умирать. Мы ни в чем его не уговаривали — достаточно одного слова, и так все ясно. Мы его предупредили. Он понял и ушел. Но потом вернулся. Он хотел быть с нами. Он сам сделал свой выбор. И никто его не гнал.
       Жратва у нас закончилась на пятый день. Еще сутки нам удалось продержаться на коровьем боку, полученном в качестве гуманитарки от стоящего неподалеку пятнадцатого полка. Потом не осталось ничего.
       — Я его освежую, если кто-нибудь убьет, — сказал Андрюха, наш повар, поглаживая Шарика за ухом, — я его не буду убивать, я люблю собак. И вообще животных.
       Никто не захотел. Мы ломались еще полдня. Все это время Шарик сидел у наших ног, слушал разговоры — кому его убивать.
       В конце концов решился Андрюха. Он отвел Шарика к реке и выстрелил ему за ухо. Убил сразу, с первого выстрела, даже визга не было. Освежеванную тушку он повесил на сук.
       Шарик был упитан, на боках лоснился жир.
       — Жир надо срезать, — сказал Андрюха, — он у собак горчит.
       Я срезал жир, порубил теплое мясо. Проварив его для начала два часа в котле, мы потушили его с кетчупом — у нас еще оставалось немного кетчупа из сухпайков. Мясо получилось очень вкусное.
       На следующее утро нам завезли сечку.
       
       Квартира
       В Грозном у меня была квартира. Вообще в Грозном у меня было много квартир — богатых и нищих, с мебелью красного дерева и полностью разбитых, больших и маленьких, разных. Но эта была особенная.
       Я нашел ее в первом микрорайоне, в желтой пятиэтажке. Из обитой дешевым дерматином двери торчали ключи — хозяева не стали запирать дверь: «Живите, только не взламывайте».
       Квартира была небогатая, но целая. Очень жилая. Видимо, хозяева уехали только что, перед штурмом. Не по-военному домашняя, тихая. Небогатая мебель, книги, старые обои, палас. Все аккуратно убрано, не разграблено. Даже стекла не выбиты.
       Я не стал сразу проходить в квартиру. И, вернувшись во взвод, никому не сказал про нее. Не хотел, чтобы кто-то чужой шарил руками по этой частице мирной жизни, ворошил добро в шкафах, глазел на фотографии и рылся в ящиках. Не хотел, чтобы чужие сапоги топтали вещи, чужие руки устанавливали печку и ломали паркет на дрова.
       Это был мир, кусочек спокойной, тихой жизни, по которой я невероятно соскучился, жизни, как там, в прошлом, где нет войны: с семьей, любимой женщиной, разговорами за ужином и планами на будущее.
       Это была моя квартира. Лично моя. Мой дом. И я придумал одну игру.
       Вечером, как стемнело, я пришел с работы домой, открыл своими ключами свою дверь. Господи, если бы вы знали, какое это счастье — открывать своими ключами свою дверь! Вошел в свою квартиру, устало сел в кресло. Откинув голову, закурил, закрыл глаза…
       Она подошла ко мне, свернулась калачиком у меня на коленях, нежно положила маленькую голову на грудь. «Господи, милый, где ты был так долго? Я ждала тебя…». — «Извини, задержался на работе». — «У тебя сегодня был хороший день?» — «Да. Я убил двоих». — «Ты у меня молодец! Я горжусь тобой». Она чмокнула меня в щеку, погладила по руке: «Молодец… Господи, а руки-то какие? Это что, от холода?». Я посмотрел на свои руки. Ее маленькая удлиненная ладонь с тонкой, пахнущей хорошей косметикой гладкой кожей лежала на моих шершавых лапищах, грязных, растрескавшихся, кровоточащих… «Да, от холода. От грязи… Это экзема. Чепуха, пройдет». — «У тебя плохая работа. Мне здесь страшно. Давай уедем отсюда!» — «Мы обязательно уедем, родная. Ты только потерпи немножко. Там, за первым микрорайоном, мой дембель и мир. И ты… Мы обязательно уедем, только подожди».
       Она встала, пошла на кухню, легко ступая по ковру. «Иди мыть руки! Сейчас будем ужинать, я сегодня приготовила борщ. Настоящий, не то что у вас на работе — бигус недоваренный. Вода в ванной, я принесла с колонки. Только она уже замерзла, но ведь лед можно растопить, правда?». Она налила борщ в тарелку, пододвинула ее мне. Сама села напротив. «А ты?» «Кушай, я уже поела… Да — ты сними разгрузку-то, глупенький! — Она засмеялась звонко, как колокольчик. — Что ж ты гранаты в борще купаешь! Давай их сюда, я их на подоконник положу. Господи, грязные-то какие, не стыдно тебе?». Она взяла тряпку, протерла гранаты, положила их на подоконник. «Да, кстати, милый, твою «муху», что около шкафа стоит, я тоже сегодня протерла, она запылилась совсем. Ничего? А то я боялась, может, ты ругаться будешь… Она страшная такая, я ее когда протирала, все боялась: а вдруг стрельнет… Ты ее на работу будешь брать? А то давай на антресоли уберем?» — «Нет, не надо, я ее сегодня с собой возьму. Мне сегодня в ночь, знаешь, в эти девятиэтажки, где снайперы, может, пригодится…» — «Да, знаю. Там еще эта русская женщина, с сердцем… Ты сейчас пойдешь?». — «Да, я уже ухожу, я на минутку забегал только». Она подошла ко мне, обвила шею руками, прижалась. «Возвращайся скорее, я буду ждать тебя. И будь аккуратнее, смотри, под пули там не лезь». Она застегнула мне верхнюю клепку на разгрузке, нашла на плече маленькую дырочку: «Вернешься — зашью». Поцеловала. «Ну все, иди, а то опоздаешь. Будь аккуратнее… Я тебя люблю».
       Я открываю глаза. Некоторое время сижу не шевелясь. В душе пусто. Пепел с сигареты упал на ковер. Тоскливо. Но мне хорошо, как будто это было на самом деле — дом, семья, мир, и я прихожу с работы уставший, и меня ждут.
       …Я приходил в эту квартиру еще много раз, каждый день, и все время играл в эту игру — в мир. Правда, он получался у меня каким-то кособоким, с гранатами на антресолях, но все же…
       Потом, когда мы пошли дальше, я в последний раз зашел в свою квартиру, постоял на пороге. Аккуратно запер дверь.
       Ключи я оставил в замке.
       
       Аркадий БАБЧЕНКО, специально для «Новой»
       
      
       
С прозой Бабченко читатель может познакомиться только в Сети — прочитать, оставить комментарий, завязать диалог с автором или принять участие в дискуссии. Публикуем избранные читательские отзывы с сайта www.artofwar.ru.
       
       Лена
       Просто удивительно, насколько одна-единственная фраза может аж перевернуть все внутри («Я умереть хочу»). И все. Ты этими словами зацеплен, и уже рассказа этого не забыть. (Удивилась еще больше, так как написала слово «зацеплен» в мужском роде.) И что это? Найдет ли парень светлые ориентиры, чтобы было желание жить?
       
       Waldemar Gerr
       Очень сильно. Просто вилы. Взял и вывернул наизнанку. Двумя страницами. Все будет гут. Аркадий, все будет гут.
       
       Консул
       …«Ночь — это одиночество». Дальнейшая жизнь зачастую тоже. Ибо знаешь о человечестве несколько больше, чем остальные. Одиночество силы, духа, веры, памяти и, как ни странно, слабости. Спасибо за наше невысказанное. От тех, кто неспособен высказать.
       
       morskoi@aero
       Аркадий, уважаемый, ну нельзя столько страха. Вы же сами писали о притуплении чувствительности к страху на войне. Кто не справляется с этим, тот не там и не с нами. Ваши герои не такие, они воюют. Вы же совершенно верно написали, что на войне человек — вообще не человек. И все нечеловеческое ему не чуждо. Но он, солдат, все же не червь в дерьме.
       
       Сергей
       Да, погоны делают из людей скотов — на себе испытал их скотство. К сожалению, они командуют армией, что вдвойне больнее. Хотелось бы, чтобы я ошибался…
       
       
25.04.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 30
25 апреля 2005 г.

Отдельный разговор
Денежные потоки Академии наук не дают ФСБ покоя

Академик Кайбышев не подпускал сотрудников ФСБ к деньгам института

Оскар Кайбышев: Мне звонили и говорили «Мы вас закопаем»

Российские чекисты не успевают за глобальными тенденциями мировой науки

«Экспертизы» против ведущих ученых подписывают их коллеги-неудачники

Спецслужбам нужно оправдывать огромные расходы на свое содержание

Власть и люди
В гостях у «Сказки». Опера убойного отдела отправили в реанимацию очередную порцию людей

Председатель колхоза довел стариков до убийства коровы

Отделение связи
Как Жириновский маршалу отказал…

Армия
История гибели четырех солдат становится всё более запутанной

Прокуратура ЮВАО Москвы опубликовала список уклонистов в интернете

Министру обороны подчиняются даже цифры

Кавказский узел
Жители Ботлихского района Дагестана протестуют против размещения горно-стрелковой бригады

Расследования
Лишит ли себя Генпрокуратура иммунитета от уголовного преследования?

Поймав 15 лет назад Чикатило, прокуроры Ростовской области не могут остановиться

Вор в законе по кличке Мотыль снова за решеткой

Можно ли пришить убийство к нефтяной компании?

«Тушите свет!»
Воспаление сырьевых придатков, или «Апатит» приходит во время еды

Личное дело
Александр Городницкий: Победив внешний фашизм, мы оказались бессильны перед внутренним

Исторический факт
Со дня страшной трагедии армянского народа прошло 90 лет

Болевая точка
Кто украл «зеленую лужайку» в Чернобыле?

Приговорённые к вышке №16. Число пострадавших растет с каждым днём

План такой: «Спасайся кто может»

Власть и деньги
Владимирский централ. Отношения власти и бизнеса при Путине: либо делиться, либо на нары

Финансы
Цифровая техника. Теперь мы знаем, как делается государственная статистика

После выборов
В Костроме не смогли отказать президенту

Геополитика
Красноярский край в особо крупных размерах. Зачем губернатору Хлопонину объединяться с Эвенкией и Таймыром

Власть
Партии власти так и не разрешили нарастить крылья

Россия-2008
В 2008 году нам предложат выбирать между крылатым «медведем» и «коричневым» националистом

Точка зрения
Григорий Явлинский. «Дорожная карта» российских реформ

Плата за жульё
Срок бездействия. По нынешним законам квартиры дают только на пять лет

Тупики СНГ
Приказано уничтожить именем Республики Беларусь

Где хранит деньги «последний диктатор в Европе»?

У Америки свой счёт к Лукашенко

Краiна Мрiй
Украину пригласят вступить в НАТО. Формально

Черноморский флот поддаст Украине газу

Мир и мы
Шарон не получит дипломата в лице Владимира Путина

Первые лица
Где жил сын полицейского, ставший Бенедиктом VXI

Инострания
Почему мальтийцы сдувают пыль с каждого камушка…

Регионы
Блеск и нищета металла на пути из России в Европу

Воронеж. Людей снова загоняют в очередь

Специальный репортаж
Психологи предупреждают: многие куклы опасны для ваших детей

Спорт
«Крылья…» хотят советов

Сытые и голодные у шведского стола

Свидание
Аркадий Бабченко — инопланетянин из параллельной России

Аркадий Бабченко. «Десять серий о войне». Главы из повести

Библиотека
В издательстве «Время» вышла книга прозы нашего обозревателя Аллы Боссарт

Культурный слой
Почему идут тяжбы вокруг памятников архитектуры?

Дирижерская палочка стала эстафетной

Музыкальная жизнь
Возвращение на кухню: в России появились политические песни

Кинобудка
Мы — кавказские пленники

Покаяние за «Покаяние»

В Москве завершился Фестиваль британской анимации

Театральный бинокль
Русские мальчики играют «русских мальчиков»

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100