NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

РЕПРЕССИРОВАННЫЙ РЕКОРД
Брумеля довоенной эпохи сослал на лесоповал «лучший друг физкультурников»
       
Даже прыгать в высоту в довоенный период было сродни подвигу. (Фото — nskathletics.ru)
     
       
Февраль 1973-го, маленький уютный легкоатлетический манеж столичного Инфизкульта. Зрителей мало, хотя происходящее на секторе для прыжков в высоту заслуживает внимания. Во-первых, соревнования проводятся под музыку — невиданное до недавних пор шоу для наших стадионов, но очень популярное на Западе. Во-вторых, участников действа всего двое. Но каких! Недавний сенсационный триумфатор мюнхенской Олимпиады-1972 Юрий Тармак из Ленинграда и все еще рекордсмен мира (228 см), «космический прыгун» Валерий Брумель, тщетно пытающийся вернуться в большой спорт после страшного падения с мотоцикла.
       Идея запечатлеть на века последние (это уже все понимали) прыжки великого Брумеля рядом с новоявленным преемником почему-то пришла на ум не нам, а американским кинодокументалистам. Тармак тогда взял то ли 2,12, то ли 2,15, Валерий Николаевич (увы, его уже нет среди нас) — и того меньше. Сильно хромая и недовольно морщась, все же дал интервью заокеанским киношникам и спешно покинул зал. Пошли и мы — зрители. На выходе мой друг, «высотник» Валентин Гаврилов, с каким-то подчеркнутым уважением поздоровался с пожилым мужчиной, сидящим на стульчике, — то ли вахтером, то ли сторожем: «Мое почтение, Николай Иванович…»
       — Кто это? — спрашиваю за дверью.
       — Ковтун…
       — Кто-о? Тот самый?
       — Да… А вот таким он был почти 40 лет назад. — Валентин показывает на бледную фотографию за мутным стеклом в коридоре — в ряду лучших выпускников Института физкультуры. На снимке — молодой блондин атлетического сложения с роскошной — голливудской — улыбкой.
       
       
Вообще-то «лучший друг советских физкультурников» товарищ Сталин действительно спортсменов любил, привечал и награждал. Но — выборочно. И горькая чаша не миновала многих. Однако если о репрессированных военачальниках, политических деятелях, мастерах культуры нам известно уже немало, спортсмены почему-то в этом скорбном списке почти не упоминаются. Хрестоматийным — и чуть ли не единственным — до сих пор остается пример братьев Старостиных (вскользь где-то промелькнуло, что был арестован и сидел их одноклубник и партнер, мощный бомбардир Станислав Леута). А ведь еще до них попал в ГУЛАГ и расстался с жизнью прямо в кабинете следователя (был им застрелен) уникальный бегун-спринтер Тимофей Корниенко (со своим рекордом страны на стометровке — 10,8 секунды — он мог бы стать призером Олимпиады-1924 в Париже!).
       18-летнему лагерному заключению был подвергнут Валерий Буре, ватерполист, «вратарь Республики», отец и личный тренер сыновей-чемпионов — Алексея и выдающегося пловца Владимира, дед знаменитых хоккеистов Павла и Валерия.
       Прямо в Одесском порту была целиком арестована сборная СССР по академической гребле, возвращавшаяся из заграничного турне, и вскоре почти в полном составе отправилась по этапу. Через несколько минут после очередного победного заплыва в Баку (уже в 1949-м) арестовали и посадили на много лет короля водных дорожек Семена Бойченко. Тоже 18 лет отсидел создававший на Колыме футбольную команду и заодно игравший в местном театре бывший игрок ленинградского «Зенита» Георгий Жженов. Лишь переезд в Москву и переход из «Спартака» в команду ВВС (под опеку сына «вождя и учителя» Василия) спас от вечной ссылки в Сибирь хоккеиста Зенонаса Ганусаускаса, чья семья там и сгинула.
       Красавцу-атлету, умнице, всеобщему любимцу Николаю Ковтуну ничто не предвещало трагической судьбы. Даже то, что он родился и вырос в Китае.
       Коля был смышленым и к тому же хорошо развитым физически пацаном. Но и об учебе не забывал: и за школьной партой ровесников обгонял. Так что сомнений в выборе профессии не было: что-то на стыке педагогики и спорта. Уехал в Ростов-на-Дону, который считался столицей Юга России.
       Специализацию искать не пришлось: конечно, основа основ в любой спортивной дисциплине — легкая атлетика. С первых же занятий поразил преподавателей. Свои личные рекорды побивал один за другим. Лучше всего получались прыжки — в высоту, длину, тройным, с шестом, неплохо преодолевал барьеры, быстро схватил технику метания копья. В июле 1936-го Ковтун выиграл чемпионат города, установив новый рекорд СССР в прыжках в высоту — 194 см, а в сентябре на соревнованиях, посвященных закрытию летнего легкоатлетического сезона, удивил еще раз: дальше всех в стране улетел в тройном прыжке — на 14 м 66 см. Если бы Всесоюзная федерация легкой атлетики входила в международную ИААФ, а советским атлетам была дана возможность выступать на официальных международных соревнованиях, Николай Ковтун с такими результатами на чемпионате Европы в Париже стал бы призером в обоих этих видах, а на Олимпиаде в Берлине-1936 — по крайней мере финалистом.
       
       
И Николай переехал в Москву, куда его давно приглашали. Перейдя на новую технику, молодой спортсмен прочно закрепился на рубеже 190–195 см.
       17 июня 1937 года на московском стадионе «Динамо» проводился День прыгуна. Участвовала вся элита «высотников» страны. На отметке 192 см сошли Рохлин и тбилисец Габриэль Атанелов — до появления Ковтуна лучшие прыгуны страны. 22-летний Ковтун остался в секторе один. 192 и 197 сантиметров взял с первой попытки. Даже не советуясь с тренером (да и о чем было говорить, все было запланировано давно), заказал эпохальные 2 метра. Мощный разгон, четкое набегание, взрывной толчок, идеальный переход планки — и трибуны (тогда легкая атлетика действительно была «королевой спорта», и стадион был переполнен, как на футболе) вспыхнули аплодисментами. Не сдерживая эмоций, Николай исполнил что-то похожее на бразильскую самбу, чем вызвал еще больший восторг.
       Но что это? Судьи сгрудились около прыжковой ямы, принесли мерную линейку, снова установили планку и стали над ней колдовать. Вскоре на табличках, установленных прямо в секторе, появились новые цифры: 2,01. Таким стал новый рекорд СССР. Рекорд, который уже в том же 1937-м исчез из всех списков и таблиц и появился вновь только в начале 1980-х. Рекорд, репрессированный вместе с его автором, а реабилитированный куда позже. Рекорд, о котором забыли.
       Осенью Николай Ковтун, рекордсмен рекордсменов, поистине «космический прыгун» (его достижение лишь в 1955-м побьет на 1 см будущий мировой рекордсмен ленинградец Юрий Степанов), был арестован. Обвинение стандартное: шпионаж в пользу Японии. Почему?
       Как же: жил возле КВЖД, пересекал границу (хотя на вполне законных основаниях — как член семьи, которая здесь трудилась и имела специальный пропуск), мог общаться с японцами, которых в Маньчжурии было полным-полно. Никаких особых доказательств не надобно. Приговор? Тоже стандартный: статья 58-я, «десятка» и «пять по рогам» — ссылка.
       Срок следствия отбыл в одной из самых страшных тюрем страны — Краснодарской пересылке. Оттуда — в Воркуту. Затем — Севлаг, Котлас. Заканчивал отсидку в Норильске. Почти всюду был задействован на общих работах — самых жутких, прямой дорогой ведущих к смерти. Намеренно никогда и нигде не напоминал о своем спортивном прошлом: известных людей, от которых в тех краях было мало толку, не любили хозяева их жизней с голубыми кантами, преследовали и третировали блатные.
       Ковтун умел за себя постоять. Сказались физическая закалка, спокойный, но в то же время твердый характер. Сразу принял железный постулат: «не верь, не бойся, не проси», которому следовал всю жизнь, даже после освобождения, пришедшего через год после смерти вождя, и реабилитации спустя несколько лет, уже во времена хрущевской оттепели, решений ХХ и ХХII съездов КПСС. Вспоминать о минувшем никогда не любил. Как-то признался, что не выжил если бы, как ни парадоксально, не перевод в Норильск, где спорт усилиями одного из братьев Старостиных Николая и Валерия Буре с Георгием Жженовым оказался востребованным. Николай Ковтун создал из зэков волейбольную команду, которая участвовала в чемпионате лагерей.
       Вернулся в комнатку барака в Сокольниках, которую ему через ректорат Инфизкульта пробил бывший тренер Дьячков. Здесь его ждала жена. Ведь 1937-й был для Николая Ивановича не только трагическим, но и счастливым. В институте он нашел суженую. Супругу Николая Ивановича судьба ЧСИР («член семьи изменника Родины») миновала: может, учли, что уж она-то к КВЖД и «шпионской деятельности» своего мужа никакого отношения не имела. Поэтому все эти проклятые годы жила одним: ожиданием и неизбывной верой в то, что Коля ни в чем не виноват, что разберутся и он вернется. Мужа дождалась, а разобрались, повторяю, много лет спустя.
       
       
Физически Николай Ковтун все испытания преодолел. Но психологически сломался. Студент-отличник, которым восхищались преподаватели, тренеры, однокашники, шедший на красный диплом, он в институт не вернулся. Спорт забросил, хотя был еще совсем нестарым. Работу по душе не нашел до самой смерти. Слава богу, не запил, не опустился, но — ушел в себя, почти ни с кем не общался. Сам за себя просить никуда не ходил: не привык и не хотел. Те же, кому надо было бы вспомнить, помочь, поддержать, о бывшей звезде забыли напрочь.
       Денег едва хватало на жизнь, а никакой компенсации за бездарно и неправедно потерянные годы (лучшие годы) не получил. Хорошо Владимир Михайлович Дьячков не забывал, хлопотал, помог с получением квартиры, уговаривал вернуться если не в спорт, то хотя бы в учебу (уже открылась Высшая школа тренеров). Ковтун благодарил, но от лагерных принципов, навсегда усвоенных, не отходил. Даже соревнования практически не посещал. Только устроившись вахтером в легкоатлетический манеж родного Инфизкульта, изредка наблюдал за тренировками студентов и соревнованиями, с затаенной болью замечая, как все еще неподвластны им его прежние достижения…
       В 1938 году швед Карл Лундквист выиграл соревнования по прыжкам в высоту с результатом 197 см, а финн Коткас отстал на 3 см — высоты, уже давно покоренные Ковтуном. В 1946-м, когда СССР уже вступил в ИААФ, чемпионат Европы в прыжках в высоту выиграл швед Арно Болиндер. Знаете, каким был его результат? Всего 199 см.
       Прыжки в высоту, как и брасс в плавании, уже много лет называют «русским стилем». А первым в славной когорте чемпионов — Игорь Кашкаров, Юрий Степанов, Роберт Шавлакадзе, Валерий Брумель — был Николай Ковтун. Низкий ему поклон и вечная память…
       
       Игорь ФЕЙН
       
23.05.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 36
23 мая 2005 г.

Расследования
68 тысяч семейных трусов для директора ФСБ и премьера

Санкт-Петербург
Во что обходятся бюджету питерские «стройки века»

В Питере строят без документов, зато на деньги федерального бюджета

Каков прораб, такова и стройка

Подробности
Из Центробанка продолжают воровать конфиденциальную информацию

Генпрокуратура простила жену Аяцкова

Кавказский узел
В Дагестане убит ещё один министр

Реакция
Обрушение свода

Суд да дело
Анна Политковская: Присяжных впрягают в расстрельные тройки

Второй процесс по делу Ульмана: убийцы снова оправданы

Дело «ЮКОСа». Техника чтения

Армия
Что услышали родители впавшего в кому призывника в образцовой ракетной части

Оповестители — особый отряд израильской армии. В случае смерти солдата они первыми входят в дом его родителей

Наши даты
Поздравляем МЧС и его министра с юбилеями

Обстоятельства
Властную вертикаль хотели украсить альтернативным днем рождения Сахарова

Точка зрения
Леонид Никитинский: Только сильный гражданин может спасти этот народ от самого себя

Александр Рыклин: Противостоять режиму Путина можно, только если забыть об идеологии

Навстречу выборам
Возрождение вида: депутат декоративный. Часть II

Пять рублей за голос избирателя

Московская Дума решила, что москвичи могут обойтись без выборов мэра

После выборов
Вятский губернатор считает доверие народа достаточным

Четвертая власть
В Самаре совершено очередное покушение на журналиста

Митинги.Ру
Обиженные автолюбители митинговали по всей стране

Краiна Мрiй
Как гоголь-моголь превратить в цыпленка. Репортаж из чрева Майдана

Образование
Педагогический Давос в Хельсинки прошел без специалистов из России

Нужны ли вообще выпускные экзамены?

Лев Айзерман: Достойно написать сочинение по литературе на экзаменах невозможно

Сергей Казарновский: Никакого смысла в выпускных экзаменах нет

Люди
У людей почти полностью отсутствует природный инстинкт: «не убивать себе подобных»

Регионы
Будьте бдительны. Это не соль!

Специальный репортаж
Каста туриста. Приключения белой девушки в Индии

Инострания
Почему Германия вспоминает о своей воинственности?

Театральный бинокль
Инь и Юань. Россия и Китай: воспоминания о будущем

Свидание
Беседа с Алексеем Германом. День второй

Библиотека
Андрей Вознесенский. На жизни написано «Жаль»

Семён Ария. Человек на войне

Музыкальная жизнь
Песни о Главном. Владимир Путин как новый лирический герой

Телеревизор
Держитесь своей «Звезды»

Кинобудка
КАННонизированные. Мэтры показали, что есть Кино

Сектор глаза
В Москве пройдёт «Парад коров»

Сюжеты
Азбука блошиного рынка

Спорт
ЦСКАзка

Россия — это не только «Газпром», но и Газзаев

Репрессированный рекорд. Брумеля довоенной эпохи сослали на лесоповал

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100