NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ПОХИЩЕНИЕ ТОЛПЫ
Дневник Чеховского фестиваля
       
Московские студенты циркового училища впечатляли зрителей похлеще французских саксофонистов. (Фото — ИТАР-ТАСС)
    
       Пух в прах
       Воздух дрожит, слоится и гудит. На празднично одетую толпу надвигается толпа поменьше, одетая безумно: драные бальные платья, накидки всех цветов радуги, паранджа из люрекса, надувные прозрачные подушки на спине, подсвеченные изнутри донышки саксофонов. На деревьях развешаны гамаки; свернувшиеся в гамаках коконы шевелятся: кажется, что танцоры в них проснулись и вяжут на спицах — видно тихое шевеление рук. Верблюд из Московского зоопарка, уличные фонари, чугунные врата и урны укутаны белым гусиным пухом, аллеи сада «Аквариум» засыпаны пухом, как снегом («Сноушоу-2», если хотите). В Москве открылся шестой Чеховский театральный фестиваль!
       Карнавал в город приходит с Полуниным — в этот раз клоун Слава позвал тех, кто помог бы ему показать карнавал снов. Французские саксофонисты «Урбан Сакс» лепили саундтрек коллективного сна прямо на ходу, чувствуя город как потягивающегося и поуркивающего зверя. Питерский художник Алексей Кострома, до этого одевавший в пух пушку Петропавловской крепости, превратил сад «Аквариум» в мерцающую в сумерках лунную поляну, выстланную дымом и мечтами. Первая девушка вставила в волосы пару перышек — и пошло-поехало: перья в волосах разнесли по всему городу. Валяние дурака в пуху задалось. Голландский хореограф Шусаку Такеучи, мастер пластических картин на свежем воздухе (танцы в питерском метро и на офисных столах у Кремлевской стены — его рук дело), скооперировался с екатеринбургскими «Провинциальными танцами» (это Полунин здорово придумал: улетные сны на сцене — именно «провинциаловская» фишка). Присоединились вильнюсский театр «Королевский жираф», московская перформанс-группа О.V.O., студенты циркового училища.
       Вся эта полунинская команда прослоила толпу набеленными телами в накрахмаленных платьях и сопровождала зрительский поток, благодаря хитрому освещению плывший как подводный мир за толстой аквариумной линзой.
       Театральные инсайдеры спорили, кто спрятался за той или иной маской и перьевой бородой, нормальные зрители открывали рот просто так — от удовольствия. Когда проваливались в канавы с водой (потому что смотрели на внезапно растущего человека в длинной юбке, словно объевшегося кэрролловских грибов), то, не пискнув дурного, отряхивались и смотрели дальше. И когда грянул из пуховых пушек салют серебряного дождя, когда тысячи кусочков серебристой упаковочной бумаги полетели в ночное небо, все смеялись, кидались никчемно-бесценными кусочками счастья и кричали «Ура!!!». Как и полагается на карнавале, пусть даже с таким количеством милиции.
       
       Нет, он не Геббельс, он другой
       Вообще-то это сильный стратегический ход: под неизменно впечатляющую русских фамилию немецкого режиссера Хайнера Геббельса, на манок непроизносимого названия «Эраритжаритжака» (что в переводе с языка австралийских аборигенов означает «вдохновляемый желанием того, чего уже нет», ох и умные у них аборигены) заставить тысячный зал театра Моссовета послушать академическую музыку, глубокомысленное потрескивание шумов в динамиках и философские тексты нобелевского лауреата Элиаса Канетти — и заслужить овацию.
       Я аплодирую организаторам — благодаря заработанному за много лет доверию они могут себе позволить протащить такие имена на афише, которые в другом случае были бы приняты лишь горсткой высоколобой публики. «Эраритжаритжака» швейцарского театра «Види Лозанн» получил от Москвы больше, чем мог. Аттестацию вкуса столичная публика прошла блестяще.
       Представьте: на драматическую сцену театра Моссовета вышли музыканты в концертных фраках (знаменитый голландский «Мондриан квартет») и без предупреждения в течение полутора часов исполняли Баха, Равеля, Шостаковича, современных композиторов, и французский актер Андре Вильмс — пожилой мужчина с подвижным трагическим лицом...
       Впрочем, с мужчиной все было не так просто. Вышедший в луч света мужчина, не прерывая музыкантов, бросил в зал (и своему другу — подвижному, как собачка, и по-собачьи «посаженному» на задние «ноги» световому прибору «движущаяся голова») горькую исповедь-манифест, приговор обществу, «в котором люди спят на ходу и никто не может им помешать. Где от хороших людей воняет и от них бегут, а в отдалении восхищаются. В котором у каждого есть свой портрет и он на него молится. И каждый дрессирует зверя, чтобы тот говорил, а сами умолкают…».
       В процессе этого страстного и больного монолога Вильмс… ушел со сцены под недоуменные и нарастающие аплодисменты, чтобы остаться под надзором видеокамеры, передающей на сцену изображение актера, уходящего по фойе, садящегося в машину, входящего в квартиру в районе Маяковки…
       Экраном служит выстроенный на сцене домик с пустыми черными окошками, в одном из которых вскоре возникнет актер — одновременно со своим изображением. Перед нами не форма бессмысленного «заппинга» — новой болезни телезрителей, жмущих на кнопки пульта в поисках все более яркой картинки, но умная игра в эпистемиологию, в калейдоскоп множащихся ракурсов действительности, в подглядывание за поглядывающим. Ведь пока мы верили, что Андре Вильмс у себя в квартире жарит омлет, он стоял в кулисах и наслаждался нашими лицами!
       Мультимедиаспектакль с живой музыкой и одиноким человеком в центре, так искренне предлагающим нам войти в театр своей жизни, — по сей день отсутствующее в Москве зрелище. На московских спектаклях не подслушать так похожие на твои собственные размышления о людях-кеглях, которые, падая, норовят задеть и сшибить с ног соседа-кеглю. И это, похоже, единственно возможная форма контакта…
       Хайнер Геббельс стал заниматься режиссурой потому, что был недоволен состоянием современного ему театра. От работы Геббельса со светом, звуком, изображением и пространством воображение набухает образами, догадками и иллюзией прикосновения к тайне театра — как и задумал режиссер. «Говорить так, как если бы это была последняя фраза, которую разрешено произнести». Полтора часа таких фраз в блестящей режиссерской огранке кажутся редкой, невозможной роскошью.
       
       Саночки за каретой
       «Ан-дер-сен» Ольги Субботиной — тоже копродукция, как «Урбан Сакс» и «Эраритжаритжака», только с грифом «датская». 200-летие великого сказочника отметили спектаклем по литературной композиции Ксении Драгунской, переработавшей по случаю самые известные сказки юбиляра и его непростую биографию.
       Зрителю предложено узнать, что в детстве Ханс Кристиан навещал дедушку в психиатрической лечебнице и пациенты клиники рассказывали ему немало сюжетов будущих сказок. Попечительница лечебницы стала прообразом Снежной королевы и Прекрасной Дамой будущего сказочника.
       Оказавшись в Копенгагене, сын прачки и сапожника использовал всякую возможность познакомиться с известными людьми и показать им свои тексты — образ мудрого и печального бессребреника вдребезги бьется намеками на жесткий самопиар. Когда настанет время прикреплять саночки к карете, Снежная королева-смерть заберет к себе постаревшего на наших глазах мальчика (Артем Смола), и они поедут быстро-быстро…
       Тюзовская природа «Ан-дер-сена» выдает себя не только халтурной работой актеров, до этого известных как актеры хорошие, но и нарезкой сюжетов самых известных андерсеновских сказок — «Свинопас», «Русалочка» — по верхам, для будто бы трудноконцентрирующихся малышей. Любопытен «Ан-дер-сен» забавной сценической встречей: Снежную королеву играет высокая балерина Илзе Лиепа, а фантазера из дедушкиной психушки и жулика на пути в Копенгаген — лучший гном театра Моссовета Александр Леньков.
       Несмотря на переменный успех копродукций, летняя толпа украдена у улицы и рассеяна по прохладным летом театральным залам. Составителям буклета нынешнего фестиваля — отдельное спасибо за веселую игру на вытоптанном поле. Толстая книжка буклета оформлена как коробка со сладостями, перевязанная шелковой лентой. Каждому спектаклю соответствует определенная конфета или плюшка. «Три сестры» Донеллана — простая сушка с маком. Бразильский театр — кусок кремового торта. «Лес» Петра Фоменко — «Мишка косолапый». Сладкий гид не только забавляет, но и расставляет «звездочки». Шутка, конечно, но так и тянет справиться по «сладкой» шкале.
       
       Екатерина ВАСЕНИНА, корр. «Новой»
      
       
       Справка «Новой»
       Чеховский фестиваль проводится в Москве с 1992 года в формате биеннале в летнее время. Специализация — лучшие спектакли мира за последние два года. Президент фестиваля — Кирилл Лавров. Генеральный директор — Валерий Шадрин.
       www.chekhovfest.ru
       
       
       ПЯТЬ СПЕКТАКЛЕЙ ЧЕХОВСКОГО ФЕСТИВАЛЯ, КОТОРЫЕ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ПРОПУСКАТЬ:
       «Три сестры». Режиссер Деклан Донеллан. 24—30 июня, 1—3 июля. Театр Пушкина.
       «Иванов». Режиссер Тадаси Судзуки. 28—30 июня. Театр Моссовета.
       «Шум времени». Режиссер Саймон МакБерни. 9—12 июля. Театр Моссовета.
       «Пьеса без слов». Режиссер Мэтью Боурн. 19—24 июля. Театр Моссовета.
       «Лес». Режиссер Петр Фоменко. 26—30 июля. МХТ.
       
       
09.06.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 41
9 июня 2005 г.

Власть и люди
Начальник владимирской милиции вывез бездомных на свалку

Алтайские мамы с детьми-инвалидами покидают Москву

Нужна крыша. Над головой

Кавказский узел
Пятилетка кадыровщины на фоне последних событий в Чечне

Северная Осетия. Долгие проводы и голодный прием

С середины мая в Кабардино-Балкарии продолжаются волнения народа

Армия
Военные самолеты падают, а министра обороны президент даже не поругает

Суд да дело
«Убью!» — прошептал подсудимый свидетелю

Постовые сняли министра?

Митинги.Ру
Я свободен: я забыл, что значит страх!

Пригласительный билет
«Новая газета» приглашает вас 12 июня на Поклонную гору

Наши даты
Юрию Петровичу Щекочихину — 55 лет

Наградной отдел
Белла Ахмадулина — лауреат Госпремии

Обстоятельства
Как боссы партии «Родина» победили внутренних врагов

Четвертая власть
За год работы главный медийный смотритель вынес 63 предупреждения средствам массовой информации

Телеревизор
Всеволод Вильчек: На грузинском ТВ нет кремлевских планерок

Отдельный разговор
Маленькие люди Кремля

Кремль, которого не видит Путин

Кинобудка
Российское кино снова в кассу

Подробности
Государство и крупный бизнес должны обратить внимание на Арктику

Регионы
Репортаж из зараженного города Ржева

Инострания
Либеральные ценности сильнее терроризма

Спорт
В Питере болельщики обвинили латышей в нацизме и прожгли собственный триколор

Свидание
Академик Владислав Хлебович: В нашем мозгу нет ни одного президента

Вольная тема
Россия — как кинотеатр повторного фильма

За рулем
Как обозреватель «Новой» покупал автомобиль. Джип из бутылки. Часть III

Музыкальная жизнь
Музыка для душа и души. Как веселятся любители попа и джаза

Театральный бинокль
Похищение толпы. Дневник Чеховского фестиваля

Культурный слой
Семен Гудзенко. «Моя провинция — война»

Следующий номер
«Новой» выйдет
16 июня 2005 года

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100