NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ЛИШНИЙ БИЛЕТИК НА ЖИЗНЬ
Объединившись, знаменитые артисты и сопереживающие зрители спасли троих детей. И это только начало
       
1 июня. Театр "Современник". Благотворительный концерт. (Фото — ИТАР-ТАСС)
    
       
О том, что это был за «сговор» и что из него в итоге вышло, вы уже знаете: 1 июня, в День защиты детей, на сцене театра «Современник» состоялся благотворительный спектакль «Подари мне жизнь». И уже в этот день были собраны деньги на оплату аппарата по облучению донорской крови, без которого ситуация складывалась просто невыносимая.
       Спасены дети, заболевшие раком: троим уже оплачено дорогостоящее лечение, и деньги для Российской клиники НИИ детской гематологии продолжают поступать. Наша газета дважды подробно рассказывала об этом событии в публикациях «Цена жизни — 1500 рублей» (№ 37) и «Рискнуть быть людьми» (№ 40). Сегодняшний разговор — не послесловие, а чувства и размышления авторов этого самого события.
       
(Фото — ИТАР-ТАСС)       Чулпан ХАМАТОВА, ведущая спектакля «Подари мне жизнь», актриса:
       — Сколько у нас, оказывается, порядочных, добрых, отзывчивых, необыкновенных людей… Это — открытие. Второе мое открытие — огромное доверие людей к артистам, я увидела это и по отношению к себе лично. Люди просто подходили и, не спрашивая ничего, не требуя никакой отчетности, в руки отдавали такие деньги огромные, что… меня это просто поражало.
       Мы очень волновались. Буквально за неделю до этого концерта нам собственная идея начала казаться полным абсурдом. Ничего не складывалось, какая-то ощущалась неразбериха, у нас не было опыта в таких больших и серьезных организационных вещах. И ТО, ЧТО ТАКАЯ МАХИНА СДВИНУЛАСЬ благодаря многим-многим людям, которые нас с Диной поддержали и, что важнее, поддержали детей и врачей, — это, конечно, чудо. То есть когда мы с Диной так незатейливо сказали друг другу «давай попробуем», мы просто не предполагали уровень проблем, которые сразу возникли и которые множились, мы не представляли себе уровень ответственности.
       Я никогда в жизни не была настолько собой довольна, как после этого вечера. То есть ни разу в жизни — ни разу! Достижения эти ни с чем нельзя сравнить — мы все вместе действительно подарили жизнь больным детям! Как-то все вокруг стало выше; театр, в котором я работаю, он тоже мне открылся необыкновенными новыми гранями — люди в дни своего собственного отпуска вышли на работу бесплатно. Никто не ссылался на какие-то личные дела, хотя понятно, что у всех они есть, все были на месте в нужный момент.
       Я вот о чем сейчас думаю: можно и периодически нужно какие-то проблемы списывать на власть и так далее, но этот концерт показал, что что-то мы можем делать и собственными силами, многое можем.
       
       Дина КОРЗУН, ведущая спектакля «Подари мне жизнь», актриса:
       — Режиссер нашей акции Кирилл Серебренников был в театре с восьми утра, вместе с монтировщиками он вешал задник на сцену, наши банеры. Потом начали приезжать артисты, все хотели попробовать с микрофоном пройти по сцене, почувствовать историю ребенка, которую предстояло рассказать. Мы с Чулпан рано утром уехали на пресс-конференцию (нас слушали 23 тысячи человек в интернете), и в театре мы оказались позже. Репетиция шла уже несколько часов, когда мы подъехали, и я увидела, что все сидели с такими огромными глазами! И музыканты, и актеры — все слушали друг друга.
       Приехали все с утра: и Юра Шевчук, и Николай Расторгуев, и Женька Миронов пришел с Виталиком Егоровым попробовать свою песню, и Леша Айги — все не просто дожидались своей очереди, они были зрителями, пока выступали другие, завороженными зрителями.
       Мы выходили на сцену для того, чтобы попробовать микрофоны, звук, свет и слышали истории и выступления друг друга. И сложилось такое удивительное настроение, когда все понимали, что сегодняшний вечер должен быть чем-то необыкновенным для города, может быть, и для страны. И было такое единение и братство, какого не встретишь ни на фестивалях актерских, где все соревнуются в нарядах. Здесь же была такая простота и чистота общения, будто мы пришли на день рождения к кому-то очень любимому и все друг друга тоже очень уважаем. Такое верное чувство.
       И когда концерт уже начался, все были в кулисах, стояли — и слушали, и смотрели. Обнимали и благодарили после выступления, говорили: «Молодец, очень хорошо». Была такая атмосфера взаимного уважения к делу, друг к другу. Будто передавали, уходя со сцены, выходящему вслед какой-то горящий цветок, сердечный огонь правого благородного дела. Это было так красиво, мне не часто приходилось такое переживать, поэтому этот день для меня особенный — 1 июня.
       Мы шли к нему два месяца, я прожила их так активно и насыщенно, как можно, наверное, за два года прожить и все равно такого количества впечатлений не набраться. Мы с Чулпан стольким разным людям звонили и на столько телефонных звонков ответили! Мы столько тысяч раз повторили одно и то же: что, почему и как… Нас поддержали. Многие артисты, которых я люблю и уважаю, были в зале. Я думала, что нам удастся собрать ну не больше трети нужной суммы. Но произошло невероятное!
       Какая-то жизнь была смешная и странная, нас все время друг с другом сравнивали и пытались как-то разделить, а это неверно. Мы можем объединиться вокруг чего-то нужного и благородного.
       О зрителях… В течение всего дня люди шли и приносили конверты. Когда были репетиции, нам звонили из кассы: «Дина или Чулпан, выйдите в фойе, здесь вам деньги принесли». И вот в очередной раз, когда я вышла, я даже не сразу поняла, кто меня вызывал. Подошла женщина, очень простая, видимо, она на пенсии и достаток у нее ниже среднего. Она отдала мне конверт, в котором было 50 долларов. Я чуть не заплакала. А она мне конверт отдает, сразу разворачивается и уходит: ни имени, ни фамилии своей не назвала, никакой благодарности ей не нужно. Такое доверие очень дорого. Спасибо…
       
       Галина НОВИЧКОВА, заместитель главного врача Российской клиники НИИ детской гематологии:
       — От концерта получилась сумма 188 тысяч долларов США. А мы до этого 56 тысяч собрали на благотворительном концерте, который вели Чулпан Хаматова и Сергей Гармаш. Еще после концерта, который состоялся 1 июня, позвонил человек и спросил, что, кроме аппарата по облучению донорской крови, нужно больнице? Нам нужны реактивы для типирования генов членов семьи больного ребенка. Это нам просто необходимо при пересадке костного мозга. Протипировать одного человека стоит 100 долларов, а в год мы 150—160 семей типируем, семья — это в среднем четыре человека. И вот зритель спектакля «Подари мне жизнь» согласился нам все типирование оплачивать. Это предприниматель, но не очень крупный. Самое же главное в том, что деньги продолжают поступать…
       Вот еще что важно: когда на благотворительном концерте выступал господин Зурабов, все услышали, как кто-то выкрикнул громко: «Позор!». Эта женщина сидела рядом со мной. Я стала ее успокаивать: «Пожалуйста, не кричите, нам так важно, чтобы он услышал». Но сразу после своего выступления министр ушел, а я хотела, чтобы он посмотрел все, послушал. Конечно, он прав в том, что в медицине очень много проблем, но когда мы говорим о трансплантации костного мозга — значит, другого шанса на жизнь у ребенка нет. Это — единственный. Мы делаем максимум 40 таких операций в год, а нужно полторы тысячи… У нас не хватает боксов, медперсонала, лекарств, мы лимитированы условиями. В Москве до сих пор нет ни одного современного детского онкогематологического центра. В Минске построили! Он действует с 98-го года! А в России нет.
       Медицина бурно развивается, каждый год — новые открытия, именно поэтому во всем цивилизованном мире рак лечат в клиниках при институтах, при исследовательских центрах. У нас есть отделение по трансплантации костного мозга на базе РДКБ — это и есть клиническая база нашего института, то есть собственной базы у нас нет. Да, у нас чистое отделение по трансплантации — стерильные боксы, стерильные потоки воздуха, это все нам помог сделать фонд Горбачева. Но это огромная больница, выходишь за пределы отделения, и все — грязь, плесень на стенах… Все очень опасно для них, наших пациентов, после пересадки костного мозга — смертельно опасно. Это страшно, когда ребенка вылечиваешь от лейкоза, а он умирает от грибковой инфекции.
       
       Валерий ПАНЮШКИН, автор сценария спектакля «Подари мне жизнь», журналист:
       — Валера, давай с тобой вместе попытаемся разобраться в происшедшем событии. Вообще, когда произносишь это слово: «событие», сразу всплывает нечто, повлекшее за собой массовую гибель людей, — вслушайся, как привычно эти последние слова прилепляются друг к другу. Впервые, может быть, за многие годы эта цепь разорвана: в нашей стране произошло событие, повлекшее массовое возвращение людей к человеческой жизни. Что-то подобное я и написала после спектакля. Если точно, то я сказала буквально следующее: «Результат спектакля — самоощущение: мы живем в стране людей, а не быдла. Нам просто нужен был импульс». Мой знакомый философ посчитал, что я поторопилась с выводами: выдаю желаемое за действительное. Он полагает, что люди, которые были вовлечены в это действо, уже завтра почувствуют отсутствие каких-то важных оснований, им просто негде и не с кем будет дальше реализовывать себя. Может быть, он прав?
       — Это такой способ ничего не делать. Рядом с моей дачей находится помойка, и вот я сегодня вышел, надел варежки и начал складывать разбросанный мусор в ящики. Если так делает «Гринпис» — это акция, и сразу вопрос: «Кто ее заказал?». Но тут вопрос очень простой — желание жить не в мусоре. Это противно разгребать, вот сын мой говорит: «Нет, фу»… Произнес и понял, что он получается просто сволочь какая-то. И тогда он решил откупиться от этого, он сказал: «Нет, давай я лучше газон покошу». То есть, условно говоря, если ты начинаешь делать какую-то противную работу, то остальные рядом начинают делать какую-то менее противную, ну и слава богу, они уже сдвинулись.
       И ты скажи философу, что… надо работать.
       — Он и работает, у него профессия такая — понимать смысл происходящего. Другое дело, что я, к примеру, вижу в последнее время иной смысл. Он все время говорит про гниение культурных каркасов, про катастрофу, а я вижу, что постепенно прорывается другая реальность — человеческая. Просто ее нет в телевизоре, и можно решить, что ее и вообще нет.
       — Я не врач, не социолог, не могу оценивать, больно или здорово общество. Мне кажется, что чем хуже становится телевизор, чем он наглее лжет, тем больше соображают люди. Может быть, и я выдаю желаемое за действительное, но мне видится, что некоторые моменты самоорганизации людей имеют место — вот концерт провели, помойку убрали, вот авиадиспетчеры объявили голодовку… И обрати внимание — ведь требования диспетчеров удовлетворили. Когда такое было? По очень простой причине: это была не циничная забастовка, это же видно сразу. В контексте, возникающем вокруг меня, появляются какие-то человеческие вещи, которые опровергают некий стереотип, что все люди устроены одинаково цинично. Так вот нет. Это может проявляться по-разному: специально, случайно, в массовом масштабе, не в массовом. Например, такой культурный феномен, шок, на который никто не обратил внимания, — у олигархов бывают жены не…
       — Ты жену Ходорковского имеешь в виду?
       — Конечно. Ты можешь все что угодно сказать про нее, но нельзя сказать, что она вот из этих, нет, это видно сразу. И это вещь, которая тоже вошла в культурный контекст, и таких вещей много. А в политическом контексте — это уже приблизительно, как война с комарами: да, понятно, что ты сильнее любого комара, но их, собак, столько, что ты не успеваешь их хлопать.
       Точно так же у нас президент выстраивает вертикаль власти. Он ее выстраивает, а тут то диспетчеры, то у детей рак, то эти, то у этого… Не собирается это все. Ну, может, он это все посыплет дустом. Может, и посыплет, вопрос не в этом. Давай вернемся к твоему философу. Посоветуй, пожалуйста, философу прочесть стихотворение про вересковый мед: «А мне костер не страшен, пускай со мной умрет моя святая тайна, мой вересковый мед». Не так важно, болеет общество или нет, сможешь ты что-то сдвинуть или не сможешь. Ты двигай.
       Можно откашивать от этого движения разными способами, объясняя, что такая страна. Николай Гумилев в условиях абсолютно безграмотной страны и бунта черни должен был погибнуть. Погиб. Михаил Ходорковский в сложившихся многих разных обстоятельствах должен был сесть. Сел. Точка, абзац, да?
       Ты либо делаешь то, что делаешь, либо начинаешь подменять понятия.
       — Понимаешь, что здорово… Я все про спектакль: впервые за многие последние годы люди объединились не против кого-то, а за. Ради кого-то! Это — по-человечески.
       — Посмотрел бы я хоть на одну партию, которая сказала бы, что не нужно спасать ребенка от рака. Никто не скажет. Мы можем любить друг друга, можем ненавидеть. Но если я с моим злейшим врагом — в лесу на темной дороге и умирает ребенок, а он без машины, но у него есть бензин, а у меня есть автомобиль, но нет бензина, то мы льем его бензин в мой автомобиль и везем ребенка в больницу. Потому что это выше, чем наша вражда.
       Важны вещи, которые объединяют врагов. Вот мой сценарий: там и в начале, и в конце, и еще где-то в середине звучит: «Спасибо, что пришли». Я знал, что в зале будут политики, которых я искренне и сильно не люблю. Но вот здесь мы не будем выяснять отношения. На самом деле национальная идея — это такая идея, которая объединяет врагов, потому что есть вещи, которые по ту сторону человеческой вражды.
       — Пришел Зурабов, выступил и ушел. Скажи, он объединился? Он что, посодействует строительству центра, в котором есть сегодня такая острая необходимость?
       — Посодействует. Когда пройдут 10 таких концертов, когда 10 раз люди соберут деньги, государство подключится на каком-то этапе. Усилий надо больше, чем мы думаем. Здесь важно влечение. Для того чтобы раз за разом делать очень нужные вещи, которые кажутся бессмысленными, надо любить: все равно кого — детей, эту землю, этот город, — и тогда что-то начинает сдвигаться.
       — То есть центр гематологии тоже могут сделать люди? Без государства? Как? Все время собирать деньги?
       — Собирать деньги, голосовать, и то, и другое, и третье, и четвертое. И думать, как власть расходует наши деньги. И богатые должны понять, что не надо 746 любовниц одновременно — 740 достаточно. А можно построить центр. И человек может начать ради пиара, а потом увлечется, этот феномен хорошо описан в книге «Вся королевская рать». Ко всему ведет одна простая вещь — человек должен подумать о том, что есть что-то, что главнее денег. Как только он подумал, что за деньги нельзя продать детей, — вот уже прямой вопрос Владимиру Путину: что было тогда и что сейчас с детьми, почему так?
       Предмет разговора человека с властью становится конкретным, а не демагогическим. Вот про удвоение ВВП мне не надо, я не понимаю. Скажите мне: дети здоровы или больны? Их лечат или они умирают? Вот и все. Можно точно так же подумать о чем-то, что для тебя дороже денег…
       
       P.S. На момент подписания номера стало известно, что в помощь детям, больным лейкозом, неизвестный человек перечислил 100 тысяч долларов. Поступили и другие благотворительные взносы, которые пока не подсчитаны.
       Спасибо, люди.
       
       Галина МУРСАЛИЕВА, обозреватель «Новой»
       
16.06.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 42
16 июня 2005 г.

Первые лица
Президент Северной Осетии Таймураз Мамсуров: Я найду ответы

Кавказский узел
12 июня Путин переназначил генерала Зязикова начальником Ингушетии

Дмитрий Козак сохранил президента Карачаево-Черкесии у власти

Мир и мы
Красный Крест хочет в чеченскую тюрьму, а его не пускают

Королевство Марокко отменило визы для россиян

Инострания
Абрамович в Англии раздражает всех, кто не болеет за «Челси»

Армия
Генералы закрывают военные кафедры вузов и по-прежнему делают ставку на всеобщую мобилизацию

Расследования
Методические рекомендации для блока внутренней разведки движения «Наши»

Митинги.Ру
Инструкция для чиновников по переносу времени и места митингов оппозиции

Власть
Съезд партии «Родина» прошел под присмотром администрации президента

Милосердие
Объединившись, знаменитые артисты и сопереживающие зрители спасли троих детей. И это только начало

Финансы
Сбербанк РФ и спикер Миронов решают «квартирный вопрос» россиян

Московский наблюдатель
Студенты с пользой отметили День России

Страна уголков
В Саратове студентов учат искусству колокольного звона

Регионы
Дети играют в кладбищенских вандалов

Инвентаризация «эстонских ценностей»

Небо на хлеб не намажешь…

Подробности
Бензин ушел по высшей категории сложности

«Макдоналдсу» ткнули поднос

Суд да дело
Суд оценил увечья Дениса Васильева

Четвертая власть
Березовский меняет руководство «Коммерсанта»

Наука
Так все-таки какая Академия наук нужна России?

Интернет
ЮНЕСКО построила в России интернет-музей

Кинобудка
Итоговое впечатление от XVI «Кинотавра» — разъединенность кинопрофессий

Эксклюзивное интервью с каннским отборщиком Жоэлем Шапроном

Театральный бинокль
На российской сцене падает спрос на мерзости жизни

Номера для самоубийц

Вольная тема
Александр Генис. Лето нашей свободы

Юрий Рост. Выбор Плотникова (СПБ)

Евгения Пищикова. Небольшое спасибо

Наши даты
Артемию Троицкому — 50 лет

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100