NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

БРОНЗОВЫЙ ВЕК НЕ КОНЧИЛСЯ
В Саратове студентов учат искусству колокольного звона
       
Профессор Ярешко на учебной звоннице. (Фото Надежды Андреевой)
    
       
Однажды у профессора Саратовской консерватории Александра Ярешко украли колокола. Сняли с учебной звонницы, на которой репетируют студенты, и отнесли в металлолом. Александр Сергеевич не испугался — знал, что колокол всегда возвращается к тому, кто умеет его слушать.
       Тридцать лет назад Ярешко объезжал забытые деревни и записывал звоны потомственных мастеров. Колокольный звон неповторим, как джазовая импровизация, не поддается нотной зашифровке и может быть передан из рук в руки, от учителя к ученику. В противном случае исчезает навсегда. Сегодня звоны из коллекции Ярешко ожили на десятках колоколен. В Саратовской консерватории профессор ведет первый в России курс колокольного искусства.
       
       Звонница здоровья
       Звонница хоть и учебная, но подниматься сюда так же трудно, как на настоящую колокольню, — под самую крышу консерватории. В углу хорового класса на «турнике» развешаны шесть колоколов — малые зазвонные (тиньки), альтовые (переборные) и басовый. Большой, благовестный колокол в класс не поместился. Его заменяет золотистая металлическая доска — било.
       — Потомственный печорский звонарь Николай Ринусов работал сразу с десятком колоколов: в правой руке — три зазвонных, еще четыре-пять перебирал левой, остальные привязывал к локтю, поясу и ногам, — рассказывает Ярешко.
       Сейчас прогресс добрался и до колокольни: веревку от языка прикрепляют к пульту, для удара достаточно слегка на нее надавить.
       Стою под самым колоколом, но уши, к моему удивлению, не закладывает. Звонница устроена так, чтобы звук равномерно, «облаком» рассеивался во все стороны. Как показали измерения, даже на самых крупных колокольнях больше 120 децибел не бывает. «Звон дает человеку здоровье. Звучание колокола — сложнее, чем у других музыкальных инструментов, и до конца еще не изучено. Возможно, секрет в колокольной бронзе. Сплав состоит из четырех частей меди и одной части олова, ему не страшна ни коррозия, ни вибрация. Известно, что большие колокола издают инфразвуки. Они губительны для вирусов гриппа и гепатита», — объясняет Александр Сергеевич.
       Однажды саратовец принимал экзамен в колокольной школе Минска. Выпускники играли на передвижной уличной звоннице. После концерта одна из зрительниц буквально бросилась профессору в ноги. Оказалось, ее сын, страдавший заиканием, решил поближе рассмотреть большой колокол и залез внутрь. Молодой звонарь не заметил ребенка и ударил благовест. Мальчишка выскочил с криком — но кричал и говорил уже без запинок. Ярешко поднял архивы и прочитал, что колокол использовали для лечения психосоматических заболеваний даже в начале ХХ века.
       
       Пробелы в учебнике
       Александр Сергеевич вырос в казачьей станице на Кубани. После войны деревню можно было зачеркнуть на карте — сгорели и дома, и мельница. Председателем несуществующего колхоза предложили стать отцу Ярешко — контуженному, с прострелянными ногами. Начал он с восстановления казачьего хора. Худруком хора назначили недоучившегося студента-скрипача. Вернуться в музучилище молодой ветеран с искалеченными пальцами не мог. По ночам в сельском клубе-времянке играл «для себя». По другую сторону двери его слушал первоклассник Саша.
       — Лучшие народные песни — минорные. Но не безысходные. Это все равно оптимизм, просто углубленный опытом выживания.
       Станицу отстроили. Александр поступил в консерваторию. Одновременно учился на отделении музыковедения и преподавал на отделении народного хора. К обязанностям юный педагог (по возрасту — студент второго курса) подошел с казацкой основательностью: по нескольку раз слушал пластинки с операми Глинки, Мусоргского, Римского-Корсакова. И убеждался, что в учебниках о них кое-что недописано. Авторы «не замечали» колокольных звонов. Дотошный юноша поехал в Ленинскую библиотеку, потом — с магнитофоном на Север.
       
       Чем колокол похож на гармошку
       Коллекцию звонов Ярешко записал в Архангельской, Вологодской, Ярославской, Орловской, Костромской, Ивановской, Псковской областях, в маленьких деревнях, не замеченных большой историей (к счастью). «Перед войной это было. Наехало начальство, да все пузатые, и давай снимать колокола с церкви. Старухи легли на дорогу всем селом. Позже вернулись, с пожарной кишки обливали, рты соломой затыкали. Целую неделю так ездили, а мы все равно колокола не дали», — рассказала гостю потомственная звонарь Мелетина Пургина из ярославского села Левашово. На местной звоннице сохранились большой колокол весом 505 пудов, подбольшой — 300 пудов, полиелейный — 104 и набатный — 86 (все — работы XVII века).
       Самый удивительный звон Ярешко записал у Григория Дербичева из орловской Крестительской церкви. Респондента пришлось ждать целый год: на него наложили епитимью за то, что в порыве вдохновения «вдарил на колоколах «барыню». Первый раз Григорий Алексеевич забрался на колокольню вместе с отцом в 8 лет. И прозвонил больше шестидесяти. «Колокола должны разговаривать друг с другом, — рассказывал Дербичев. — Если будешь на людей смотреть, сразу собьешься. Я гляжу в небо».
       По собранным материалам Ярешко написал вступительную работу для аспирантуры Гнесинского института. Комиссия завернула бесперспективную тему. Настырный соискатель явился с расширенным исследованием на следующий год. Проректор посмеялся, но разрешил чудака принять: мол, позвенит в голове и пройдет. Сейчас Александр Сергеевич, заведующий кафедрой Саратовской консерватории, готовится к защите диссертации по новой научной дисциплине — кампанологии (она объединяет колокольную музыку, литейное дело и этнографию).
       Колокольные звоны делятся по жанрам: благовест (одиночные удары в средний колокол), вседневный (в несколько маленьких колоколов), трезвоны — великий (во все колокола вместе с большим), праздничный (во все колокола с подбольшим), красный (в пять-семь малых). В СССР были утрачены секреты свадебного и малинового звонов. Теперь неизвестно даже, что означает «малиновый». По одной легенде, эту мелодию привез Петр Первый из бельгийского города Малины (в современной транскрипции — Мехелен). По другой — ее заимствовали в Европе полковые батюшки в 1812 году. Записать звон нотами практически невозможно: колокол «поет» основным тоном и десятками дополнительных, которые еще и меняют тембр, — это зависит от силы удара, температуры воздуха и т.д. В церковных «чиновниках» указано, что звонить, а не как. Каждый звонарь импровизирует, подобно джазмену.
       В конце 1980-х заинтересованные люди объединились в Ассоциацию колокольного искусства. Президентом избрали Александра Ярешко. Каждый год ассоциация устраивает фестивали звонов: «Выбираем те места, где и колоколов-то не осталось».
       
       Стандартный голос времени
       — Звонарем может стать мужчина или женщина любого возраста и профессии. Единственное требование — желание работать и физическая выносливость, — рассказывает Александр Сергеевич. — Во время литургии надо находиться на колокольне в любую погоду, а печки там нет. Ростовский колокол Сысой (самый большой в Европе) весит 32 тонны. Два человека раскачивают только язык.
       Профессионалы предпочитают колокола старой работы. Самый маленький, не обремененный упоминаниями в исторических источниках, оценивается минимум в 3 тысячи долларов. Новоделы стоят в три-четыре раза дешевле, но суть не в цене.
       Колокольные производства работают в Москве при «ЗИЛе», в Воронеже, Минске, свои цеха открыты в крупных монастырях и лаврах. Литейщики раскопали в библиотеках старинные технологии: сначала вырезают деревянный макет, потом готовят восковую и глиняную форму, в которую заливают бронзу. Выверяют толщину стенок, подвеску языка и его соответствие весу колокола, даже, согласно церковным правилам, постятся и молятся. Форма и процедура соблюдены до мелочей. Но… Даже недавно отлитый в Сергиевом Посаде 72-тонный колокол (он должен заменить Царь-колокол), по оценке Ярешко, «соперничать со своим прототипом не может». Как отмечают специалисты, колокола современного производства имеют «серийное» — типовое — звучание. «Разговаривать» между собой они смогут разве что о победившем стандарте. Не зря считается, что каждый колокол — голос своего времени.
       Средняя зарплата звонаря в Саратове — чуть больше двух тысяч рублей. Можно подкалымить в театре и на «официальных мероприятиях»: отправлять государственные функции под колокольный аккомпанемент необыкновенно патриотично.
       
       Надежда АНДРЕЕВА, наш соб. корр., Саратов
       
16.06.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 42
16 июня 2005 г.

Первые лица
Президент Северной Осетии Таймураз Мамсуров: Я найду ответы

Кавказский узел
12 июня Путин переназначил генерала Зязикова начальником Ингушетии

Дмитрий Козак сохранил президента Карачаево-Черкесии у власти

Мир и мы
Красный Крест хочет в чеченскую тюрьму, а его не пускают

Королевство Марокко отменило визы для россиян

Инострания
Абрамович в Англии раздражает всех, кто не болеет за «Челси»

Армия
Генералы закрывают военные кафедры вузов и по-прежнему делают ставку на всеобщую мобилизацию

Расследования
Методические рекомендации для блока внутренней разведки движения «Наши»

Митинги.Ру
Инструкция для чиновников по переносу времени и места митингов оппозиции

Власть
Съезд партии «Родина» прошел под присмотром администрации президента

Милосердие
Объединившись, знаменитые артисты и сопереживающие зрители спасли троих детей. И это только начало

Финансы
Сбербанк РФ и спикер Миронов решают «квартирный вопрос» россиян

Московский наблюдатель
Студенты с пользой отметили День России

Страна уголков
В Саратове студентов учат искусству колокольного звона

Регионы
Дети играют в кладбищенских вандалов

Инвентаризация «эстонских ценностей»

Небо на хлеб не намажешь…

Подробности
Бензин ушел по высшей категории сложности

«Макдоналдсу» ткнули поднос

Суд да дело
Суд оценил увечья Дениса Васильева

Четвертая власть
Березовский меняет руководство «Коммерсанта»

Наука
Так все-таки какая Академия наук нужна России?

Интернет
ЮНЕСКО построила в России интернет-музей

Кинобудка
Итоговое впечатление от XVI «Кинотавра» — разъединенность кинопрофессий

Эксклюзивное интервью с каннским отборщиком Жоэлем Шапроном

Театральный бинокль
На российской сцене падает спрос на мерзости жизни

Номера для самоубийц

Вольная тема
Александр Генис. Лето нашей свободы

Юрий Рост. Выбор Плотникова (СПБ)

Евгения Пищикова. Небольшое спасибо

Наши даты
Артемию Троицкому — 50 лет

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100