NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

УЖАСЫ ВОЕННОГО ГОРОДКА
Как в России строят профессиональную армию
       
(Рисунок С. Аруханова)       
В крохотную комнатушку Ростовского комитета солдатских матерей их набилось десять человек. Самому молодому — 23, самому старшему — 27, но жизнь уже повидали, армию отслужили, некоторые после срочной успели еще один срок по контракту отмотать. И все там же — в Чечне, во внутренних войсках.
       Но если бы они знали, что их ждет в образцово-показательной 42-й мотострелковой дивизии, ни за что не подписали бы новые контракты. Именно эта дивизия, полностью укомплектованная контрактниками, должна явить миру образец того, как будет выглядеть российская профессиональная армия не в планах Генштаба, а в реальной жизни.
       Вот они — свидетельства очевидцев: Дмитрия Сушкевича из Чебаркульского района Челябинской области, Владимира Прибыша из Биробиджана, Виталия Левченко из Алтайского края, Алексея Трифонова из города Красноуфимска Челябинской области…
       
       «Миллионеров из нас не вышло…»
       — Командир дивизии построил нас на плацу и сказал: «Вы — будущие миллионеры, зарплата вам полагается 15 тысяч в месяц, и помимо этого, раз наша дивизия находится на боевом дежурстве, еще 20 тысяч президентских». Но на самом деле началось все с того, что за три недели учебы и подготовки на сборном пункте нам не заплатили ни копейки.
       На руки давали только по две тысячи в месяц, и то с задержками. Из этих денег мы должны были еще покупать себе обмундирование, лекарства (в медсанчасти, кроме активированного угля от всех болезней, больше ничего нет).
       Запчасти к машинам — БМП, установке «Град» и другим — нас тоже заставляли покупать на свои деньги. Причем все. От подшипника до целого аккумулятора. Он как раз две тысячи и стоит — наше месячное довольствие. Все это мы заказывали чеченцам-торговцам, они нам и привозили. Но, когда командир потребовал, чтобы мы сами заменили треснувшие трубы установок «Град», мы поняли, что дальше так продолжаться не может. В следующий раз они потребуют, чтобы мы купили у чеченцев снаряды и патроны.
       Распределили нас по разным частям в Шали и Ханкале, но условия службы везде были ужасными, кормили отвратительно — просроченными, вздутыми консервами и печеньем. Всю оставшуюся сумму, за вычетом двух тысяч, нам обещали переводить на сберкнижки и карточки, которые финчасть должна была открыть для каждого. Одни ребята вообще карточек не получили, другие получили, но вместо ежемесячных переводов деньги приходили раз в три-четыре месяца, и всего 19—20 тысяч. И это все. И зарплата, и президентские. Третьим вообще ничего не приходило. Счет есть, но за полгода или год на нем не появилось ни копейки.
       В финчасти как делают: загоняют сразу личный состав всей батареи, суют каждому две тысячи и быстро отгоняют от окошка. Если начинаешь разглядывать эти бумажки, за что хоть ты расписался, кассир начинает орать: «Посмотри, вас там сколько, начнешь вопросы задавать, я просто закрою окошко и не буду выдавать деньги остальным. И больше никто ничего не получит!».
       Конечно, большинство ребят решили уволиться. Сначала написали рапорты на увольнение по причине несоблюдения условий контракта со стороны Министерства обороны. Но в штабах на нас посмотрели как на полных идиотов: вы что, говорят, мы вам такие бумаги ни за что не подпишем. Тогда мы начали подавать рапорты. Мол, просим расторгнуть контракт по нашей инициативе. Однако отцы-командиры заявили: «Кроме рапорта на увольнение, вы должны написать еще, что вы алкаши, тунеядцы, наркоманы. Мы все это в ваше личное дело положим, только тогда и уволим».
       Тогда один солдат-контрактник залез на трубу кочегарки и стал оттуда кричать: «Если не уволите, брошусь вниз!». Добился своего, уволили его.
       Начальники у нас очень хитрые: рапорты на увольнение, которые мы пишем, ни в одном штабе не заверяют. Это чтоб мы не могли обратиться в суд. В суд ведь документы надо представлять, а у нас их нет — ни рапортов с отметкой, что они переданы командованию, ни расчетных листков, что мы на самом деле получили и сколько нам всего денег начислено. Ничего!
       В гарнизонную прокуратуру мы ходили всем батальоном. И чем дело закончилось? Трех зачинщиков посадили на губу и не выпустили, пока все остальные не разошлись по казармам. В прокуратуре нам ясно сказали: ваш контракт — это та же тюрьма. На три года вы сюда приехали — и только через три года уедете. Конечно, все хотели оформить контракт сначала на год и посмотреть на условия службы, но подписаться можно было только сразу на три года.
       Распорядка дня у контрактников нет вовсе, служба сутками. Ждешь выходных, чтобы отдохнуть, постираться. Но у командиров другие планы на этот день. В воскресенье подъем в 7.00, потом построение на плацу, стоишь до обеда и слушаешь, как командир полка байки травит и нотации читает. А после обеда два воскресенья подряд нам устроили марш-броски. Плюс построения раз десять на день. Это командиры проверяют, все ли на месте, не убежал ли кто-нибудь. Как-то в декабре мы три дня стояли на плацу по 16 часов — с 6.00 до 22.00. Потому что наши ребята, местные, из Моздока, поехали домой проведать родных. А остальным за это устроили наказание: «Будете стоять, пока все не соберетесь». Когда ребята на третий день наконец вернулись, их сразу уволили. Повезло пацанам!
       
       «Как мы уходили»
       Мы решили ехать в Ростов, в штаб СКВО, добиваться справедливости. Многие ведь из нас еще хотят служить, только в нормальных частях. Во внутренних войсках, например, где мы раньше служили. Просто диву даешься: армия вроде та же, российская, а никакого сравнения, будто небо и земля…
       Днем никак нельзя было уйти — построения без конца. Не выпускают, короче. Поехали ночью, наняли местного жителя на легковушке. На первом же блокпосту, кадыровцы там стояли, с нас деньги потребовали. Или, говорят, головы отрежем, нам за них больше заплатят, чем мы с вас возьмем. Так мы потом и платили на всех постах — и чеченцам, и русским. Шестеро нас было тогда. Так вот, все деньги, что были при нас, 70 тысяч, мы раздали.
       Несколько наших товарищей сразу домой уехали — они решили, что в штаб СКВО обращаться бесполезно, все равно не помогут. Нас в штабе и правда дальше бюро пропусков не пустили, и разговаривать с нами никто не стал. Дежурный офицер, проконсультировавшись со своим начальством, по телефону велел нам ехать назад в Чечню, в часть, и там увольняться. Будто мы не пробовали это сделать…
       В военной прокуратуре СКВО заявления наши приняли и отправили для разбирательства все туда же — в Чечню, в ту самую гарнизонную прокуратуру, куда мы ходили всем батальоном. Вот уже месяц на наши заявления нет ответа. А когда мы позвонили в наши части и сказали своим командирам, где находимся и зачем сюда приехали, они нам заявили, что мы, оказывается, уволены… Причем за день до того, как покинули свои части.
       Но это еще не самое страшное: командиры позвонили домой и сказали нашим матерям, что их сыновья пропали без вести. Можете себе представить, что матери пережили!
       Что делать дальше, не знаем…
       
       Рассказ бойцов 42-й Гвардейской мотострелковой дивизии записала
       Анна ЛЕБЕДЕВА, наш соб. корр., Ростов-на-Дону
       
       
Комментарий военного обозревателя «Новой»
Вячеслава ИЗМАЙЛОВА:

      
       Военнослужащие — сегодня самая незащищенная часть российского общества. Прежде всего офицеры и солдаты ущемлены в правах. Нет, по законам этих прав достаточно, но в реальной жизни их нет.
       Но самые незащищенные из всех военнослужащих — это солдаты-контрактники. Они стоят даже ниже солдат-призывников. У них сегодня есть, пожалуй, только одно право: умереть на войне за интересы власти.
       Даже тот мизер, который дает государство, в войсках пытаются отнять местные начальники. Военная форма контрактникам положена бесплатно, как и всем военнослужащим. Но кладовщики могут заявить, что нужного размера нет, и контрактники вынуждены платить этому начальнику склада. А обещанные жилищные условия? Хотя бы общежития с комнатами на 4–6 человек, но не казарма же с кроватями в два яруса. А питание, далекое от нормативного?
       Обидно за нашу армию, где солдаты на войне вынуждены сами покупать запчасти для боевой техники.
       Конечно, хотелось бы услышать и командиров 71-го и 50-го полков 42-й дивизии, откуда сбежали контрактники. Почему военнослужащие в этих частях сталкиваются с проблемами финансового, вещевого обеспечения, питания?
       Именно такую контрактную армию собираются к 2008 году сделать основой комплектования Вооруженных сил.
       
       
23.06.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 44
23 июня 2005 г.

Обстоятельства
Необъявленный всероссийский референдум учителей состоялся

Эдуард Днепров: Эта реформа — акт суицида

Кавказский узел
250 аварских семей изгнаны из Чечни

Милиция не стала штурмовать лагерь

«Нам нужны вода, палатки, еда»

«Мы мерзнем и голодаем под дождем. Наши близкие, видимо, убиты»

Суд да дело
Свидетелям по делу Кулаева угрожают расправой

Расследования
Анна Политковская. Правозащитники и прокуратура решали, как реагировать на милицейские зачистки

Подробности
В Крыму — завал

Жирная точка в Тверской области

Регионы
В Липецке приговорили телефонных террористов

Саратовские ветераны не дождались сотовых телефонов

У общежитий Ростовского медицинского университета выставлен постоянный милицейский пост

Общество
Дом для оловянных солдатиков. Лауреат премии Андерсена меняет судьбу малолетних правонарушителей

Милосердие
Рядовой Лахин потерял здоровье в армии, а пенсии даже на бинты не хватает

Армия
Ужасы военного городка, или Как в России строят профессиональную армию

Власть и люди
Мусорщик и президент. Редкий голос перелетит через кремлевские стены

Митинги.Ру
1001 ночь до президентского дембеля

24 июня — митинг в защиту Музея кино

Наши даты
Акция «Поздравь МБХ с днем рождения!»

После выборов
За год работы губернатор Рязанской области успел поссориться со всем своим окружением

Губернатору Чубу дали четвертый срок

Точка зрения
Депутат Александр Лебедев: Жаль, если лидеры майдана пересядут на тачанки

Мир и мы
Как европейцы претворили в жизнь российские идеи. Специальный репортаж с авиасалона в Лебурже

Инострания
По статистике МВД РФ, Германия вдвое криминальнее России

Палестинские террористы сдают аттестат зрелости в израильских тюрьмах

Спорт
И Ленни великий нам путь осветил…

Личное дело
Юрий Шевчук. Монолог накануне серебряной свадьбы «ДДТ» с публикой

Кинобудка
18 лет спустя московский андеграунд снял ответ «Ассе»

Культурный слой
Борис Слуцкий. Иов после Освенцима

К следующей Пасхе переведут манускрипт «Евангелие от Иуды»

Библиотека
Юлия Латынина. «Джаханнам, или До встречи в Аду»

Новости компаний
В Санкт-Петербурге прошел пятый саммит по IT-аутсортингу

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100