NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ОКСТИСЬ, КОМСОМОЛЕЦ!
Судьба «Школы драматического искусства» как тенденция не только театрального сезона
       
Строение №19 на Сретенке. (Фото Артема Геодакяна)
      
       Анатолий Васильев — Юрию Лужкову
     
       Многоуважаемый Юрий Михайлович!
       <…> Месяц тому назад я узнал, что по инициативе Комитета по культуре Москвы подписано и выпущено на согласование Постановление о реорганизации театра «Школа драматического искусства» и передаче другому юридическому лицу помещений театра на ул. Поварской, а также здания общежития театра на Сретенке. <…>
       Естественно, выход подобного Постановления означает недоверие мне как режиссеру и руководителю, что вынуждает меня подать в отставку. Этим документом <…> дезавуированы мои государственные и международные награды, мой возраст и авторитет в русском и мировом театре. <…>
       Мне говорят, что «Поварскую» передают под городской проект «Открытая сцена». Но территории под тренинги и педагогику в здании на Поварской не могут использоваться в качестве «открытых» сценических площадок.
       Или уже начались театральная реформа и новый передел собственности и кому-то явно хочется завладеть «еще не прибранными» зданиями и помещениями, принадлежащими беззащитным перед этим напором учреждениям культуры и искусства? Мой театр — только начало? Что если на очереди другие театры, музеи и библиотеки, расположенные в престижных местах центра города Москвы? Но это удивительно, потому что я знаю: Вы противостоите поспешным решениям в реформе театрального дела. <…>
       
       
Предыстория у этого открытого письма длинная. Судьба «строения № 20/1» на Поварской — почти притча. В 1986-м Комитет по культуре Москвы с энтузиазмом раздавал площади новым театрам. Анатолий Васильев мечтал о к/т «Уран» на Сретенке. Но временно взял подвал и три коммуналки на Поварской.
       Дом, некогда сиявший стеклом и медью модерна, обретал прежний облик почти двенадцать лет. Подымали потолки подвала, создавая двусветный зал (так обыгранный позже в спектаклях), превращали жилплощадь в репзалы с окнами для наблюдателей, в студии, в концертный зал и гостиную. Парадной лестницей театра остался б доволен и сам профессор Преображенский, так тосковавший по прежней чистоте «Калабуховского дома» на Пречистенке.
       И несомненно: эта белизна, корабельная чистота, сияние вместо разбухших обоев и погорелых почтовых ящиков были вполне концептуальной акцией. Дом, город, жизнь отмывали «по клеточкам», своими руками, возвращая все это к нормам 1913 года.
       Подвально-коммунальная шкатулка стала единственным театром Москвы, принятым в Союз театров Европы. Анатолий Васильев получил престижнейшую премию «Новая театральная реальность». На Сретенке началось строительство нового здания «Школы драматического искусства». Открыли его в 2001 году, к Театральной олимпиаде.
       Теперь думаешь: в монументальном проекте на Сретенке заложен и читается главный мессидж 1990-х. Мессидж был ясный: мы возвращаемся в Европу. Тогда в этом были едины власть и граждане.
       Тенденция сезона 2004/2005 гг. ломает ситуацию. Выходят из тени те, кто все эти белые перчатки видал… в белых тапочках. Вдруг снова стало можно не напрягаться. Обойтись «без приличиев».
       Профессор Преображенский вспоминается все время. По одним нормам жизни он — гордость города, по другим — чего расселся в семи комнатах?
       
       
В 1990-х, когда строился театр на Сретенке, соседний дом был расселен (там жили пять семей, две законные коммерческие структуры, три незаконные, но с «крышей» и бомжи по лестницам). Дирекция «Школы» занималась этим два года. Отремонтированный дом стал общежитием театра.
       Тогда же Комитет по культуре г. Москвы начал расселять дом на Даниловской набережной, чтобы сделать его городским общежитием для актеров, приглашенных в столицу.
       Но дело это требует методичного труда (ежели мерить по «европейским нормам»). Дом на Даниловской не расселен до сих пор.
       И тут как-то заново стали входить в силу старые нормы. Зачем методично расселять и реставрировать ветхое, если есть наш уникальный путь, боевой опыт квартирного «уплотнения» 1920-х? И — благодаря чьему-то труду в 1990-х — снова есть что делить.
       Осенью 2004 г. председатель Комитета по культуре Москвы С.И. Худяков договорился с А.А. Васильевым о передаче городу на два года 80% жилплощади театра в доме на Сретенке. Однако затем зашла речь о передаче всех площадей. В январе 2005 года театр подал иск на правительство Москвы в городской Арбитражный суд.
       И (мы все-таки живем в удивительное, многоукладное время, где эти самые «старые» и «новые» нормы жизни борются на каждом шагу!) 21 марта 2005 г. судья И.А. Букина решила дело в пользу театра Васильева, особо отметив в решении суда: «имеет место дефицит служебной жилой площади, а не излишек, как указывает ответчик».
       Арбитражному суду также пришлось в решении объяснить Комитету по культуре, что потребности театров следует рассматривать «исходя из их уникальности, специфики… творческой деятельности».
       
       
И тогда (как и было обещано театру устно, пока «дело об общежитии» находилось в рассмотрении суда) к маю 2005 г. в Комитете по культуре созрел проект постановления о реорганизации театра «Школа драматического искусства». Суть в изъятии помещения на Поварской и площадей общежития. Лексика напоминает еще не принятые Думой документы «по реформе бюджетной сферы», вызвавшие зимой такую бурю в театрально-музейном мире. Особенно первую, уже вроде бы отвергнутую редакцию — с правом учредителя реорганизовать «культурное учреждение» без его согласия.
       31 мая в театр Анатолия Васильева (надо ли перечислять его премии и говорить о статусе председателя Гильдии режиссеров России?) пришла комиссия. Особо оговорив в «Акте проверки», что «руководство театра не было предварительно проинформировано о посещении представителями Комитета помещений», проверяющие обошли студии, ознакомились с расписанием репетиций и честно зафиксировали в акте: помещения используются. По назначению. И весьма интенсивно. (Кстати, если говорить о проекте «Открытая сцена», Анатолий Васильев в этом просто сам сделал свой выбор. На Поварскую приглашены спектакль Бориса Юхананова «Повесть о прямостоящем человеке» и постановки Дмитрия Крымова «Король Лир» и «Недосказки», сделанные со сценографами-дипломниками РАТИ, — новый для Москвы «театр художников».)
       Письма в защиту «Школы драматического искусства» направили мэру Москвы Жак Ланг, председатель Союза театров Европы, Александр Калягин, Никита Михалков, председатель Мосгордумы Владимир Платонов и депутат Евгений Бунимович, все творческие союзы столицы.
       Ни одно из писем до Юрия Михайловича не добралось. Все вернулись из аппарата правительства Москвы в Комитет по культуре. На рассмотрение к тому, на кого, собственно, и жаловались.
       И снова до оскомины знакомая, старая практика.
       С конца 1980-х (особенно как доходило до «европейской общественности») этой методики стыдились. Переламывали себя…
       Что висит в воздухе, что снова стало можно?
       На «круглом столе» в театре Анатолий Александрович рассказал чудную историю.
       В 2001 году, когда открывали здание на Сретенке, новый театр Васильева — его оборудование, восхищение прибывшей культурной общественности «самым совершенным театральным зданием Европы» — искренне считали гордостью Москвы. И в присутствии отцов столицы тот же самый Сергей Ильич Худяков, ныне насылающий на театр жэковскую «проверку помещений», воскликнул:
       — А как мы с Анатолием по этой стройке лазили! Сколько раз!
       Уже теперь, в остывший след, режиссер посылает реплику:
       — Да не был ты там ни разу! Окстись, комсомолец!
       
       
Формулу «Окстись, комсомолец!» уже впору писать на плакатах. Потому что именно сейчас комсомолец сильно зарвался. Он един во многих лицах. Ему надоело мучиться, держась норм, отличающих гг. Преображенского и Борменталя от тт. Шарикова и Швондера.
       Тем более, увы, что гг. Преображенский и Борменталь за двадцать лет так и не доказали, что ответственные квартиросъемщики в стране — именно они.
       И это многоликий комсомолец сокращает число бесплатных мест в вузах, рвется призывать в армию аспирантов, по-свойски реформирует РАН, цедит в телевизор нечто касаемое «талантливых балалаечников». Он же объясняет на сцене «Современника» актерам и музыкантам, собирающим деньги для клиники детской гематологии: «Проблем значительно больше, чем вам кажется. Тем более что в нашей стране ничего нельзя организовать» (в данном случае комсомольца звали Мишей Зурабовым).
       Это многоликий комсомолец насылает на Лондон целыми самолетами ансамбли песни и пляски «для поднятия престижа русского искусства» (такая форма пропаганды ему знакома с 1972 года).
       И это комсомолец в ответ на просьбу театра Анатолия Васильева выделять из бюджета Москвы 13 тысяч евро в год для уплаты членского взноса Союзу театров Европы резюмирует: «Это членство — ваше личное дело» (напомним: на территории бывшего СССР в этот союз приняты три театра — Додина, Някрошюса и Васильева).
       А как комсомолец праздновал 250-летие МГУ, как пафосно дарил Фундаментальной библиотеке МГУ от Минобраза комплект русской классики баксов на 500 (хороший подарок — но для сельской школы)!
       Все это делали разные люди и ведомства. Но тенденция едина. И время одно: сезон 2004/2005 гг.
       Точно дозволен четкий курс на демонтаж всей сложности жизни. Разветвленной надстройки образовательного ценза — от лабораторий РАН до «театра-школы-лаборатории» Васильева. Всего, что сложнее простой трубы нефтепровода или пищевода.
       И действительно, если стали напрягать балалаечники в штатском, то как должен раздражать театр Васильева с его византийскими распевами Рождественского фестиваля, наследием Гротовского, тибетскими ритуалами и японской хореографией!
       Городской Комитет по культуре просто побежал за большими комсомольцами.
       Судьба «театра-шкатулки» на Поварской кажется знаком смены норм.
       Побыли мы, граждане, европейцами двадцать лет. Старались. Устали. И теперь вяло глядим на возвращение тех, кому оно поперек горла — по полной цивилизационной невозможности примкнуть (разве что к потреблению).
       Двадцать лет им было слегка не по себе. Есть за что отыгрываться.
       
       Елена ДЬЯКОВА, обозреватель «Новой»
      
       
МНЕНИЕ
       
(Фото — PhotoXPress)       Анатолий ВАСИЛЬЕВ:
       — Я говорил о мистериальном театре, я говорил о ритуальных корнях театра — коммерческим театром я не занимался никогда. Я не мог! Мои учителя меня этому не учили. Конечно, при старании смог бы. Это не проблема! Такие спектакли по телефону можно ставить!
       Но что же получается: именно потому, что я занимался веществом театра, самим театром как таковым, я и оказался в оппозиции?
       Рождается что-то совсем другое. Другая культурная ситуация. За этим мелким, бытовым — аренда, форма собственности, договоры, отдайте два подъезда общежития, отдайте три подъезда общежития, проверим заполняемость помещений — кроется какая-то иная государственная поступь. Иногда такое чувство: что, я возвращаюсь в 1978 год?
       В России необходимо сохранить самую сущность театра — и я буду продолжать, настаивать именно на таком, исследовательском театре. Я мог бы, конечно, заняться постановочной, «общепонятной» режиссурой. Какая проблема? Я долгие годы не ставил спектакли на злобу дня. Хотя давно думал об одном тексте. А вот теперь я хочу это сделать. Поставить серьезный такой, социальный такой спектакль на злобу дня. Я, кажется, созрел. Потому что мне не нравится ситуация, в которой мы сейчас живем. Я начинаю видеть серый воздух 1970-х. И те же лица на улицах — их долго не было заметно вокруг.
       Вот те же! Только более ожесточенные…
       
       
27.06.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 45
27 июня 2005 г.

Кавказский узел
Снова ГРУ-200

Жители станицы Бороздиновская не хотят возвращаться домой

Болевая точка
У каждого бесланского школьника есть своя тайна…

Суд да дело
Как начался штурм школы №1, пытаются выяснить жители Беслана

Судья Симоновского районного суда тайно и заочно вынесла смертный приговор

Опыты небасманного правосудия

Россия-2008
В 2008 году ожидается падение ВВП. Почему никто не надует матрас Владимиру Путину?

На президента напали «медведи»

«Тушите свет!»
Выборы будут! Но выбора не будет!

Митинги.Ру
Нацисты начали с детей

Скромное сопротивление милицейскому произволу

Специальный репортаж с митинга в защиту Музея кино

Наши даты
День рождения гражданина Ходорковского

Личное дело
Юрий Лебедев: Помогая избирателям, можно прогореть, как Эдисон

Ирина Хакамада. Как я стала госпожой Мамба

Подробности
…А сыну отдай бескозырку

Почему чиновниками становятся «серые мышки»

Власть и деньги
Отпускных одного депутата хватит на отдых учителей одной средней школы

Люди
Юбилей отшумел, награды, как и прежде, остались ждать своих героев

У жизни четыре ноги

Милосердие
Жесткая любовь. Врачи петербургского центра «Инновации» помогают ВИЧ-инфицированным мамам

Четвертая власть
Как оператор Уткин обманул полковника на российско-абхазской границе

Точка зрения
Академик Олег Богомолов: Страна, которую реформируют 20 лет, снова нуждается в перестройке

Мир и мы
Российские ракетчики просят помощи у правительства США

Российская делегация восприняла резолюцию ПАСЕ как личное оскорбление

Регионы
Саратов сдал энергетикам теплотрассы

Без «свидетелей»

Вертикаль с двумя головами

В воронежском аэропорту остановлен автомат Калашникова

Наука
Государство должно решить, зачем ему научные институты

Сейсморазводка. Осваивая огромные деньги, сейсмологи не предсказали ни одного землетрясения

Новости компаний
«Газпром» готовится произвести смену экономической власти в стране

Йогурт для терминатора

За рулем
На улицах столицы тысячи взбесившихся машин. А наша акция продолжается

Вольная тема
Александр Генис. Истина в твоей вине

Сюжеты
Алкаши спелись. И отметили день рождения «Дома на горе»

«Стародум» Станислава Рассадина
Тоска по Тригорину. Без него нового Чехова у нас точно не будет

Свидание
Он поблагодарил партию за смену времен года

Кинобудка
Московский кинофестиваль-2005. Место встречи Востока с Западом изменить нельзя

Театральный бинокль
Окстись, комсомолец! Судьба «Школы драматического искусства»

Музыкальная жизнь
«Мыслю — значит пою»

Отделение связи
«Без моих опусов литература не обеднеет»

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100