NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ИСПИТЬ СВОЮ ЧАШКУ
«Три сестры» Деклана Доннеллана на Чеховском фестивале — спектакль о том, как люди пьют чай, пока судьбы их рушатся
       
Вершинин, Маша, Ольга: люди пьют чай… (Фото — Чеховский фестиваль)
     
       
Этому спектаклю очень к лицу вспышки магния и тренога 1900-х, которую с энтузиазмом таскает по дому Прозоровых румяный Федотик.
       Группируясь, герои застывают в хрестоматийном статусе: антикварные фото на твердом картоне, под вуалью папиросной бумаги. Столь типичный для «Трех сестер» мессидж: «Какие прекрасные лица, и как это было давно!» — подтверждается точным выбором внешних типажей.
       Окладистая, расчесанная надвое борода, острые усики и пенсне Чебутыкина—Ясуловича создают законченный образ «благородного старца». Темноглазая, по-гимназически хрупкая, чуть растрепанная героиня Нелли Уваровой с рассеянным взглядом, устремленным в книгу или в сад, но не на жениха, — стопроцентная чеховская Ирина.
       Точеное, язвительное лицо Ирины Гриневой, ее черная шелковая блуза с рукавами жиго и брошь у ворота идеально подходят Маше, первой красавице в генеральской семье. С белокурой Машей вступает в осмысленный контраст Наталья (Екатерина Сибирякова): пышные плечи и прочие формы, кругловатые щеки, хитро-сонные, сытые и самодовольные черты.
       Две «привлекательные блондинки» славянского типа без слов говорят о контрасте систем ценностей и двух русскоязычных цивилизаций: одна успешно выживает из дому другую.
       Реквизит: белые стулья, губернский «луи-кенз», корзины бутафорской сирени, старинная игрушка — кукольный домик (наследный реликт явно Прозоровым надоел, не обыгран и скорее мешает персонажам). Черно-белая фотография особняка, дома Чехова на Садовой-Кудринской, разделена надвое. В щели тьма. Оттуда вываливаются ряженые, выбегают с дурными вестями, туда уходит на дуэль Тузенбах.
       Ник Ормерод, постоянный сценограф Доннеллана, создал отличный фон для групп в стиле «ностальжи».
       Но все-таки драматический спектакль — не фотосессия.
       Из пьес Чехова (как еще, еще, еще и еще раз показали премьеры юбилейного года) можно с равным правом извлекать полярно разные смыслы. «Три сестры» Доннеллана, видимо, спектакль о том, как люди бесконечно пьют чай, пока судьбы их рушатся. Что ж, и это по Чехову.
       Впрочем, здесь равно охотно пьют чай и водку. На авансцене приветно блестит графинчик. Пошатывается барон Николай Львович. (Андрей Кузичев — самый пьяный Тузенбах из всех, мною виденных. Сверхсмысл трактовки объяснить не берусь.) Походя прикладывается к рюмке Наталья. И Ирине после объяснения с Соленым дадут глоточек…
       Из какого это старого русского романа: в доме с утра до ночи греют самовар, каждый перекусывает, когда хочет, не выходя из своих размышлений, и автор дает понять: это знак распада семьи? Так живут и в доме Прозоровых: трудно найти единый сюжет, все силы — центробежные, каждый — о своем. И Москву сестры поминают нечасто. У Доннеллана Ольга, Маша, Ирина и иже с ними уже не рвутся из пошлого города N в прекрасную Басманную часть, где все по-иному, из грубой реальности земской управы — к поэзии школы при кирпичном заводе.
       И (странно преломляется тема отца-генерала и артиллерийской бригады, всегда готовой сменить дислокацию) эти милые образованные люди живут в городе N двенадцать лет, а все как на походном бивуаке. Здесь в своем роде все Чебутыкины. Живут, чтобы время провести…
       Наиболее интересно это получается у Александра Феклистова и Виталия Егорова. Феклистов—Вершинин — битый жизнью, жесткий, осторожный офицер на пятом десятке. Его «романчик» с Машей не так уж отличается от романчика Наташи с Протопоповым. Так… бивуачное тепло. И бригаду вот-вот переведут за тысячи верст. Траекторию романа полковник артиллерии безошибочно просчитал. Но прицельный, точный взгляд печален. И плотная тяжелая фигура остается в памяти зрителя.
       Виталий Егоров играет, быть может, самую интересную свою роль. Его князь Нехлюдов, приват-доцент Голубков и, скажем, гофмановский безумец из «Песочного человека» похожи меж собой. А Кулыгин не похож ни на них, ни на самого красивого актера «Табакерки». Простоватый, чуть слащавый, очень отличный от генеральских детей из дома с белыми колоннами, он явно вышел в люди тяжким трудом. И не за эти ли муки полюбила его Маша, когда была «Ириной на выданье»?
       Кулыгин, похоже, понимает это. Понимает, как держать в руках свою точеную, взбалмошную, наивную от надменности жену. Хочет удержать ее, явно привязанный к Маше скользким, сильным, жадным желанием. Он так же чужероден в семье Прозоровых, как Наталья, но решил играть с этой «орнаментальной породой» по-честному. Он здесь действительно «умней очень многих».
       Внутренне униженный, сметливый, страшноватый человек сыгран Егоровым. И в нем новая порода людей безвозвратно сменяет старую. Безнадежно спился брат Андрей, общественный деятель. С музыкой на баржах ушли из города офицеры. Остались сестры Прозоровы с порывами да Кулыгин — единственный мужчина в семье.
       Театральный сезон начался с «Трех сестер». И завершается ими же. В «Сестрах» Петра Фоменко была накаленная внутренняя тема: жесткий расчет потомка с инфантилизмом, мечтательностью, рассеянностью и жестокостью предков, Прозоровых. И были острые минуты любования красотой нелепого мира, так рассеянно разрушившего самое себя.
       Спектакль Доннеллана добротно-бесстрастен. Не склонен к резкому рывку в сторону личной заветной мысли. На этих «Трех сестер», видимо, следует водить подростков, желающих впервые ознакомиться с текстом.
       
       Елена ДЬЯКОВА, обозреватель «Новой»
      
       
       Справка «Новой»
       Британского режиссера Деклана ДОННЕЛЛАНА российский зритель знает давно. «Золотую маску»-1999 получил его спектакль «Зимняя сказка», поставленный в МДТ с актерами Льва Додина. В Москве шел «Сид» Корнеля, поставленный для Авиньонского фестиваля. Был на гастролях «Отелло» театральной компании «Чик бай Джаул», созданной Доннелланом и сценографом Ником Ормеродом.
       «Три сестры» — третья копродукция Чеховского фестиваля и компании «Чик бай Джаул» (то бишь Доннеллана и Ормерода). Первым опытом стал блестящий «Борис Годунов» (2000), самый тревожный и глубокий (и, заметим, самый зоркий и точный в своей «русскости») «Годунов» последних лет. Для V Чеховского фестиваля Доннеллан ставил «Двенадцатую ночь».
       
       Справка «Новой»: «Три сестры» — кто есть кто?
       В Москве у Доннеллана уже, можно сказать, сложилась своя труппа. Чебутыкина играет Игорь Николаевич Ясулович (Пимен в «Годунове», шут Фесте в «Двенадцатой ночи»). Вершинин — Александр Феклистов (блестящий Борис в «Годунове», сэр Тоби в «Двенадцатой ночи»). Тузенбах — Андрей Кузичев (у Доннеллана он сыграл Виолу).
       Маша Прозорова — Ирина Гринева (Марина Мнишек в «Годунове»). Наташа — Виктория Толстоганова (царевна Ксения в «Годунове»). Сторож управы Ферапонт — Михаил Жигалов (в «Годунове» он блестяще сыграл несколько ролей, особенно хороши были Пристав в «корчме на Литовской границе» и воевода Басманов, цепко прикидывающий, что выгоднее на данном витке Смутного времени — блюсти присягу или переметнуться).
       Ирину играет Нелли Уварова из РАМТа (ее моноспектакль «Правила поведения в современном обществе» по Жан-Люку Лагарсу был номинирован в 2005-м на «Маску»). Кулыгина — Виталий Егоров. Соленого — Андрей Мерзликин.
       
       
30.06.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 46
30 июня 2005 г.

Расследования
ФСБ закрытого типа. Под ковром начался передел высших должностей на Лубянке

Отдельный разговор
Деятели по вызову на правах рекламы

Почему я это подписал…

Пропуск в Общественную палату

Среди подписантов оказались и юристы. Пока только двое

Отделение связи
Антисемитская и ксенофобская книжная продукция открыто продается в крупнейших магазинах страны

Реакция
Власти не реагируют на ультиматум учителей

Официальный ответ МВД о событиях в Благовещенске и приказе №870

Мир и мы
Чем отличается Kreisverwaltungreferat от паспортно-визового стола…

Краiна Мрiй
Шантаж имени Путина. Как Украина отбила цены на газ

Новейшая история
Молодежь пришлась в «Пору». В Москве тоже бродит оранжевый призрак, и к встрече его готовятся разные силы

Кавказский узел
Его просили уйти, а он убежал…

Свидание
Юлий Ким: К сожалению, у нас нет опыта общественной борьбы, длительного и грамотного сопротивления

Телеревизор
Останкинской башне светит срок. А телеканалам — отключение от передающей сети

При освещении терактов в прямом эфире Би-би-си будет введено правило «запаздывания картинки»

Четвертая власть
Дело о пропавшем журналисте раскрыто

Подробности
Думское большинство не хочет слушать доклад Степашина об итогах приватизации

За рулем
Рынок отечественных автомобилей сужается

В центре России прошла дрэг-битва

Регионы
В льговской колонии поднялось кровяное давление

Власть и деньги
Российские министры инвестируют в детей и племянников

Культурный слой
Мир хижинам, войну дворцам

Кинобудка
Фильм Алексея Учителя о Коньке, мальчишке, готовившемся полететь в космос, — получил Гран-при на Московском кинофестивале

Анонс
Братья Люк и Жан-Пьер Дарденны — «Новой»

Театральный бинокль
«Три сестры» — спектакль о том, как люди пьют чай

Куда пойти?..

Пригласительный билет
Концерт в заповеднике как реабилитация хорошей музыки

Спорт
Анастасия Потанина. Совсем не бедная Настя

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100