NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ОБЩЕСТВО ВЫХОДИТ ИЗ ОБЩАГИ
Цивилизованно и по-человечески отстаивают свои права лимитчики, беженцы и другие жильцы российских общежитий
       
Ламара Гегечкори. 1 июля 2005 г. (Фото Сергея Кузнецова)
     
       
В стране происходит новый передел собственности. Объектом захвата стало единственное, что досталось гражданам после эпохи Большой Приватизации, — жилье. Жители общежитий, муниципальных квартир и военных городков держат оборону, как умеют. В неравном бою против судов, управ, муниципалитетов, спецназа, судебных приставов и газа «Черемуха» у бедных граждан вроде бы нет шансов. Но сами граждане, видимо, так не считают: за крышу над головой, пусть даже полусгнившую и протекающую, они готовы сражаться самым неприемлемым для власти способом.
       В Екатеринбурге людей на акции протеста выводит замкомандира полка, возглавляющий союз инвалидов локальных войн «Боевое братство». Акции проходят по всем правилам военной науки, чуть ли не окопы роют и проводят курсы гражданской самообороны. В Перми у стен областной администрации скоро месяц, как функционирует палаточный городок, где, сменяя друг друга, намерены очень долго держаться жильцы 20 общежитий, уже создавшие общественную организацию «Пермские общаги».
       В Питере прошел митинг жителей 25 общежитий. Протестанты пообещали своим московским собратьям по несчастью по первому зову приехать в Москву (7 часов на поезде) и окружить Кремль. Для справки: в Питере — 400 общежитий. Все они сейчас объединяются в новую общественную организацию.
       Впрочем, для того чтобы создать большие проблемы, вполне достаточно и восьми тысяч жильцов общежитий Мосметростроя, которые совсем недавно написали сдержанно-гневное письмо президенту Путину. Пока требуют отменить новый Жилищный кодекс РФ, в котором слово «выселить» употреблено в десять раз чаще, чем слово «вселить».
       Безусловно, до президента письмо не дойдет. А телевизор упорно не показывает ни армию военных пенсионеров, которые готовы защищать свои военные городки, ни палаточный город у ворот пермской администрации, ни ОМОН, вытравливающий газом из квартиры семью коренных москвичей (с шестимесячным ребенком, девочкой-школьницей, собакой и ветераном войны), ни спецназ ГУИНа (Минюст РФ), который в ночь на Новый год штурмует московское общежитие по Ясному проезду, 19.
       Именно это общежитие, подведомственное швейной фабрике «Смена», стало пионером «восстания общаг». За судьбой бывших швей, которые оказали отчаянное сопротивление спецназу ГУИНа, натасканному в тюрьмах на зэках, следят сейчас в многочисленных общагах.
       
Детское творчество с Ясного проезда       
У общежития фабрики «Смена» обычная история. Такая же, как у сотен других общежитий Москвы, Питера, Перми (далее — по всей стране). В середине девяностых бывшие работодатели (фабрики и заводы) были обанкрочены, подведомственные им жилые здания, под завязку заселенные бывшими рабочими и их семьями, незаконно приватизированы как нежилые объекты соцкультбыта (по закону эти общежития должны были быть переданы городу, ордерованы и приватизированы жильцами). Жильцы стали «мертвыми душами», они ходили по арбитражным судам, управам и прокуратурам, требуя восстановить справедливость. Ходили и работницы фабрики «Смена». Десять лет ходили, но, увы, судьи, чиновники и прокуроры плевали на граждан.
       Тем временем в Москве обнаружилась дикая нехватка тюремных надзирателей. На грязную и плохо оплачиваемую работу в московские СИЗО москвичи идти не хотели. Тогда Минюст вспомнил об институте лимитчиков и стал набирать контингент в регионах, прельщая жильем в Москве. Квартиры в новостройках, правда, никому из пришлых сотрудников ГУИНа давать никто не собирался (для этого Минюсту нужно было вкладывать немалые средства в строительство или выкупать жилье у московского правительства). Зачем? Несчастные лимитчики из регионов, чьи жилищные условия даже хуже, чем у заключенных, будут довольны и отдельной комнатенкой без окон. Так подумали про своих сотрудников высокие минюстовские чиновники. И, что интересно, оказались правы. Надзирателям-лимитчикам просто показали на общежития, которые «щедрая» Москва отдала на растерзание, прозвучала команда «фас» — и 31 декабря 2004-го в общежитие по Ясному проезду, 19 ворвался начальник московского УИНа генерал Злодеев с ротой спецназа.
       Очень важно, что жильцы с Ясного проезда не дали втянуть себя в «разводку», которую попытались устроить им чиновники. Дело в том, что в общежитии с 93-го года кроме семей бывших работниц фабрики проживают и беженцы из Абхазии и Баку. (Московские общежития стали своеобразной гуманитарной помощью правительства Москвы пострадавшим в локальных конфликтах. На этом помощь, правда, закончилась: никаких прав, даже временной регистрации, беженцы не имеют.) На беженцев, как на самых бесправных, и набросился генерал Злодеев, чтобы вселить в несчастную общагу бездомных сотрудников ГУИНа.
       
       
Двухметровые спецназовцы вламывались в комнаты и ставили ультиматум: выносите вещи сами или… И пока испуганные беженцы выносили свои узелки на улицу, сотрудники ГУИНа занимали освободившиеся койкоместа. Тем, кто оказал сопротивление, заламывали руки, ломали о спины дубинки. Таким образом выселили на улицу 15 семей беженцев. Среди них — ветеран Великой Отечественной войны Михаил Баджгович Малишава, 1929 года рождения, и 67-летний ветеран труда Игрико Гебрандзе.
       Ветерана войны приютили родственники, ветерану труда Игрико идти было не к кому, и он поселился в холле вместе с жирными общежитскими крысами. В его комнату заселилась полковник ГУИНа вместе со взрослым сыном. Однажды она (полковник) подошла к Игрико и сказала: «Мне вас даже жалко!» и… поставила на входе в холл Игрико железную дверь с типично тюремным глазком.
       А расчет тех, кто натравил гуиновцев на швейное общежитие, был прост: ну кто будет защищать лиц кавказской национальности?!
       Расчет не оправдался. Совет жильцов общежития по Ясному проезду возмутился поведением сотрудников ГУИНа. Причин было много. Во-первых, сотрудники ГУИНа сразу сделали из гражданского общежития режимный объект: захватили комендатуру и картотеку жильцов, поставили стол у лифта, возле которого круглосуточно дежурило отделение из шести двухметровых спецназовцев ГУИНа, напечатали минюстовские пропуска, без которых домой не пускали даже детей. Если дети пытались все-таки пройти к лифту, спецназ вышвыривал их, как котят, на улицу.
       
       
В захваченных комнатах буквально сразу же начался ремонт, который проводили, естественно, зэки. Заключенные в робах и с опознавательными номерами ходили по окрестностям без конвоя, ночевали прямо в общежитии. Дети бывших швей-мотористок настолько прониклись, что стали рисовать в школьных тетрадках тюремные камеры. Из детских рисунков жильцы общежития и устроили первую акцию протеста: в Независимом пресс-центре прошла выставка под названием «Я живу в тюрьме». Говорят, на нее тайно проник генерал Злодеев. Говорят, очень на детей обиделся.
       Роль катализатора сыграла бумажка (никем не подписанная!) из федерального управления имуществом, которая отдавала ГУИНу не только комнаты беженцев, но и все жилые помещения общежития. Так как в этой бумажке общежитие по Ясному проезду, 19 значится как ПУСТОЙ ЖИЛОЙ ДОМ. То есть, начав с беженцев, сотрудники ГУИНа занялись бы бывшими работницами фабрики «Смена», которые прожили в этом общежитии более двадцати пяти лет и имеют постоянную регистрацию по месту своего жительства.
       И тогда общежитие поднялось. И за себя, и «за того парня», то есть за беженцев, с которыми мирно прожили 12 лет. В лучших традициях споров хозяйствующих субъектов было проведено «собрание акционеров», то есть жильцов. На нем постановили: 1) пропускной режим ликвидировать; 2) незаконно выселенных беженцев вселить обратно; 3) поставить ультиматум Минюсту, чтобы предоставил благоустроенное жилье сотрудникам ГУИНа; 4) бороться и победить.
       …Первого июля вселяли незаконно выселенную семью Гегечкори — Ламару и Нугзара. Еще в январе их выкинули из крохотной десятиметровой комнаты без окон. (Особый цинизм заключается в том, что с тех пор здесь жили только швабры и ведра: из комнаты просто сделали подсобное помещение.)
       На вселение собралась толпа народа. Бросались в глаза молодые ребята славянской наружности, которые по собственной инициативе взяли шефство над жильцами общежития. В том числе и над беженцами-кавказцами. Беженцы трогательно поили ребят сваренным по-турецки кофе, а ребята весело обсуждали, как противостоять спецназу ГУИНа. В итоге первого июля все прошло мирно: спецназовцы рассосались сами собой, как только к общежитию стали прибывать журналисты, депутаты и их помощники и прочая решительно настроенная общественность.
       
       
Непостижимым образом судьба маленького московского общежития оказалась в центре внимания слишком многих людей и в Москве, и в России. В Питере провели митинг в поддержку. Из Перми прислали гневное обращение в защиту. Из Воронежа и другого московского общежития, тоже незаконно переданного Минюсту, запросили детальные инструкции, как организовать сопротивление. За жильцов общежития фабрики «Смена» вступились известные правозащитники Людмила Алексеева и Лев Пономарев. Депутаты Галина Хованская, Олег Шеин, Владимир Тюлькин инструктируют на предмет юридических действий. Уже откликнулся спикер Мосгордумы Владимир Платонов.
       За жителями общежитий стоит закон (а это придает уверенность). Действия ГУИНа — незаконны (потому 1 июля разбежались и гуиновский комендант, и гуиновский спецназ). Дело в том, что выселять даже беженцев никакой спецназ, кроме судебных приставов с судебным же решением в руках, не имеет права. Поэтому январские действия сотрудников ГУИНа — это самоуправство в чистом виде, а самоуправство — это статья Уголовного кодекса РФ.
       — А если прокуратура откажется возбуждать уголовное дело против Минюста? — скептически спросили журналисты Ирину Бергалиеву, координатора совета жильцов общежития по Ясному проезду, 19.
       — В Питере — 400 общежитий. От Москвы до Питера — семь часов на поезде. Пермь тоже недалеко. Воронеж еще ближе. В самой Москве — десятки общежитий. Людей начали выселять повсюду. Поэтому нам никто не говорит: «Держитесь». Нам говорят: «Приедем по первому зову».
       
       P.S. В середине июля в Перми пройдет первый слет представителей российских общежитий, на котором будет выработана общая программа действий. В ближайших номерах «Новая» сообщит о точной дате проведения этого важного мероприятия.
       
       Ольга ГОНЧАРОВА, Елена МИЛАШИНА
       
04.07.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 47
4 июля 2005 г.

Расследования
Есть ли у президента РФ личный бизнес

Власть и деньги
Саратовские чиновники одеваются со вкусом… нового губернатора Ипатова

Кавказский узел
Если государство не выполняет свои функции, то их начинает выполнять род

Теракт в Махачкале

Праздник единения со вводом войск

Армия
Завтра была война. Студент пошел в военкомат и не вернулся

В 2005 году нового приема на военные кафедры не будет

Почему студентами командует Министерство обороны?

Евгений Бунимович: Это спецоперация, а не реформа

Обстоятельства
Александр Сергеевич вызов Швыдкому бросил, но драться не хочет

Адвокат Павел Астахов: Глубоко сожалею

Алла Боссарт: ФАККир взяток не берет

Суд да дело
Даже подбросить не могут…

Кто на кухне хозяин

Нацболов в суде сковали цепями

Приговор по «делу Старовойтовой» вынесен. Заказчик не найден

Специальный репортаж
Пайка правды. Мир изучает географию малых городов России по нашим бедам

Отдельный разговор
История развития капитализма в России на примере владимирского олигарха Родиона Потемкина

Плата за жульё
На выселках

Общество выходит из общаги

Московский наблюдатель
РПЦ отменяет репетиции

Новости компаний
Захватывая газодобывающие компании, Миллер использует тактику «гринмейла»

Александр Зурабов из «Аэрофлота» ушел. Хамство осталось

Краiна Мрiй
Тимошенко предостерегает Вексельберга от покупки предприятий добывающей отрасли Украины

Тупики СНГ
Белорусское государство будет контролировать бандероли

За что судят бывшего министра обороны Молдавии?

Мир и мы
С кем будет дружить Путин, если уйдет Шредер?

Скитайцы. Профессор Гельбрас объясняет, что такое «глобальная китайская миграция»

Латвийский излом. На тихих улочках Риги начался отсчет новой российской истории

Страна уголков
Брянская область. Злынка остается в России!

Регионы
Руки по вертикали

Четвертая власть
В Орле нашли неправильные перья

Телеревизор
Программа передачек

Ren TV становится стальным

Вольная тема
Бабья доля подсиделки. Продолжаем составлять словарь российских олигархов

Медицина
Доктор Волков: Перестаньте лечить детей

Спорт
Олимпийский турнир по городкам

Кинобудка
Братья Дарденны: Мы живем в рамках детской песочницы

Том Круз. Впервые на кране

Музыкальная жизнь
Святослав Вакарчук: Ющенко просто решил воспользоваться нашими советами

Столичные музыканты выезжают на летние гастроли…

Три песенных дня в «Коломенском»

Пригласительный билет
«Мыслю — значит пою»

Наградной отдел
Нобеля — женщине

Исторический факт
Нравственный террорист. 100 лет назад был повешен Иван Каляев

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100