NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

Братья Люк и Жан-Пьер ДАРДЕННЫ — «Новой»:
МЫ ЖИВЕМ В РАМКАХ ДЕТСКОЙ ПЕСОЧНИЦЫ
       
Жан-Пьер и Люк Дарденны пришли защищать Музей кино. (Фото Артема Геодакяна)
   
       Справка «Новой»
       В фильмографии всемирно известных режиссеров из Бельгии братьев Дарденнов — десятки документальных лент, игровых картин — немного. В 1996-м в фильме «Обещание» они открыли актеров Оливье Гурмэ и Жереми Ренье (Ренье сыграл главную роль и в новом фильме «Дитя»). В 1999-м их «Розетта» отмечена «Золотой пальмовой ветвью» и призом за лучшую женскую роль (Эмили Декенн), в 2002-м в Каннах Оливье Гурмэ получил приз за роль в «Сыне». И в Каннах-2005 режиссеры из рук Кустурицы получили заветную «ветвь» за фильм «Дитя».
       
       — Приехав в Москву представить победившую в Каннах картину «Дитя», вы посчитали долгом участвовать в митинге в защиту Музея кино. Российских ведущих кинематографистов там почти не было…
       Люк. Мы считаем существование и процветание в мире музеев кино, синематек, фондов условием необходимым. Они и есть часть кинематографа. Странно, если кто-то этого не понимает. Мы полагаем, что делать кино, особенно новое, авторское кино, можно, лишь если ты связан с его историей.
       — Ваши фильмы — городские истории, точнее, притчи из жизни деклассированных слоев. Почему своими героями вы избираете бомжей, беженцев, заключенных?
       Жан-Пьер. Потому что персонажи из низших классов, люди с обочины открывают возможность увидеть общество изнутри, его непоказушную сторону. С помощью их будничного существования вне рамок, норм, как с помощью особой диоптрии, можно рассмотреть получше, как общество устроено: его тайные механизмы, ограничения, ржавые болванки и детали.
       — Ваш герой почти всегда неясный, без очевидных знаков плюс или минус. Зритель разгадывает его до самого финала. Наверное, и вы в процессе написания сценария, во время съемок продолжаете «знакомство» с ним. Случается ли, что сам герой преподносит вам сюрпризы?
       Жан-Пьер. Конечно. Так было практически во всех фильмах. У нас нет абсолютно точной психофизической карты персонажа. Мы оставляем себе свободу быть впечатленными от встречи с ним. Конечно, у нас есть первоначальный характер героя, который будет потом дышать, смеяться, огорчаться, двигаться собственной походкой по экрану. Он существует где-то на уровне идеи. Это похоже на встречу с любым человеком. Ты вроде бы его неплохо знаешь, но до конца представить себе нюансы поведения и даже некоторые внезапные поступки — не можешь. Существует всего лишь гипотетический образ. И мы не говорим себе: «У него должны быть голубые или черные глаза».
       Люди, которых мы встречаем, в том числе и актеры, нас удивляют, помогают составить этот характер в его развитии. Дополнить, приблизить, углубить. Плюс камера, свет, звук — все это облекает гипотезу в плоть и кровь. И персонаж оживает, способен действовать подчас даже помимо нашей воли. Например, в сценарии фильма «Обещание» юный Игорь (Жереми Ренье) сам нас побудил написать один из эпизодов. Сам этого захотел. Он привязывает себя цепочками в гараже отца в том месте, где висят всякие автомобильные цепи, детали. Этот его протест исходил, поверьте, уже не от нас — от самого героя. Если бы он оказался другим, он и повел бы себя иначе.
       — Из фильма в фильм можно проследить ваш неостывающий интерес к теме отцов и детей. Точнее — безотцовщины. Мне видится в этом не столько исследование проблемы взаимоотношений поколений, сколько через эту любимую классиками тему возможность погружения во внутренний мир каждого из героев.
       Жан-Пьер. Тут обе стороны вопроса связаны. Даже перепутаны. Нас вообще интересует, что же происходит в нынешних поколениях с осознанием этой вечной проблемы. Ведь мы смотрим по сторонам и видим, как одиноки наши современники. Люди нашего поколения, следующие за нами — драматично одиноки. Поэтому вы, наверное, заметили: герои наших фильмов больны одиночеством. Как будто мы снова живем во времена, когда все надо начинать с нулевой точки отсчета. Найти все самим, определить, сформулировать себя и свое окружение. Нет модели матери, отца, семьи. Да и модель современного общества вызывает большие вопросы.
       По какому «образу и подобию» строить жизнь, если мы живем в «без образное» время. Современные люди должны сами нащупывать, открывать: что хорошо — что плохо. Некому объяснить им. Наши персонажи пытаются найти замену, суррогат отцовства, материнства. Например, в «Обещании», когда Игорь встречает женщину-беженку. В «Дитя» молодого героя Брюно связывают особые псевдоотеческие отношения с юным Стивом. И Розетта ищет замену пьющей матери. И взаимоотношения с юным преступником Франсисом для мастера Оливье — единственная связь с погибшим сыном («Сын»). При этом все они душераздирающе одиноки.
       И как они могут измениться сами, если им неподвластно изменить мир вокруг? Единственный доступный для них способ сохранить себя — и у них это получается — оставаться свободными. Брюно, Игорь, Оливье… Оливье — безутешный отец погибшего ребенка — хочет и вроде бы должен отомстить. Но он не убивает юного убийцу сына, оставаясь свободным в собственном выборе.
       — Все мы — отцы и дети. Ваше собственное самоощущение: вы — больше дети или отцы?
       Жан-Пьер. Про себя не так уж просто сказать… Наверное, всего понемногу: и отцы, и дети.
       — Но ведь существует проблема нынешнего времени, когда мужчины до седых волос остаются мальчиками и функция отцовства переходит к слабому полу.
       Люк. Да-да, вы правы. Мы тоже об этом размышляли. В том числе и в наших фильмах. Это тяжелая дорога для каждого, пройти ее надо самостоятельно. Человек растет из ребенка — сына, дочери, — вырастая (или нет) в отца, мать. Некоторым не удается этого сделать. Сегодня значительно труднее ощущать себя отцами, потому что будущее неясно, печально, неопределенно. Чтобы быть отцом, надо что-то предполагать заранее. Общество же сегодня более закрытое, непрогнозируемое. Как может ощущать себя человек в нем? Неуверенно. Словно маленький ребенок — шагать на ощупь. Беда современного общества — нежелание и неумение думать о завтрашнем дне. Мы живем в рамках детской песочницы, ограниченном круге «сегодня». Отсюда многие проблемы. В том числе тотальный инфантилизм. Вот почему современный мир населяют в подавляющем большинстве дети, а не родители.
       — О вас всегда говорят как о чем-то едином — братья Дарденны. Бывали ли между вами несогласия, которые что-то существенно меняли в процессе работы?
       Жан-Пьер. Это довольно трудный вопрос. Дело в том, что когда мы начинаем работу над фильмом, то превращаемся в машину, которая создает кино. Будто мы совершенно меняемся, становимся другими людьми, не похожими на прежних Люка и Жана-Пьера. Это вовсе не означает, что мы всегда говорим и думаем одно и то же. Главное, все, что говорится и даже думается, — лишь для того, чтобы заставить работать механизм создания кино.
       — Неужели не бывает моментов споров, конфликтов на съемках?
       Жан-Пьер. Отчего же, споры бывают. Но эти моменты несогласия служат лишь углем для топки, сырьем, чтобы продвигать работу над фильмом.
       Люк. Замечу, наши несогласия — особого рода. Они не приводят к компромиссу в привычном понимании. Например, я говорю — черное, он — белое. В итоге мы могли бы остановиться на сером, на чем-то среднем? Вовсе нет. Допустим, я говорю — черное, он — белое… А когда мы запускаем наш механизм съемок, то обнаруживаем, что стоит остановиться на зеленом. Так лучше для фильма. Дело в том, что каждый из нас не самоутверждается, не создает собственный фильм. Мы делаем общее дело. И когда сталкиваются разные мнения, не занимаемся отстаиванием точки зрения, своего «я». Это может навредить. Мы ищем максимально точное, лучшее решение. Не важно, кому оно принадлежит.
       Жан-Пьер. И мы никогда не говорим: «Я считаю, правильно будет так». Предпочитаем формулировку: «Для фильма лучше так». Вот почему потом невозможно персонифицировать вклад каждого из режиссеров.
       
       Беседовала Лариса МАЛЮКОВА, обозреватель «Новой»
       
04.07.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 47
4 июля 2005 г.

Расследования
Есть ли у президента РФ личный бизнес

Власть и деньги
Саратовские чиновники одеваются со вкусом… нового губернатора Ипатова

Кавказский узел
Если государство не выполняет свои функции, то их начинает выполнять род

Теракт в Махачкале

Праздник единения со вводом войск

Армия
Завтра была война. Студент пошел в военкомат и не вернулся

В 2005 году нового приема на военные кафедры не будет

Почему студентами командует Министерство обороны?

Евгений Бунимович: Это спецоперация, а не реформа

Обстоятельства
Александр Сергеевич вызов Швыдкому бросил, но драться не хочет

Адвокат Павел Астахов: Глубоко сожалею

Алла Боссарт: ФАККир взяток не берет

Суд да дело
Даже подбросить не могут…

Кто на кухне хозяин

Нацболов в суде сковали цепями

Приговор по «делу Старовойтовой» вынесен. Заказчик не найден

Специальный репортаж
Пайка правды. Мир изучает географию малых городов России по нашим бедам

Отдельный разговор
История развития капитализма в России на примере владимирского олигарха Родиона Потемкина

Плата за жульё
На выселках

Общество выходит из общаги

Московский наблюдатель
РПЦ отменяет репетиции

Новости компаний
Захватывая газодобывающие компании, Миллер использует тактику «гринмейла»

Александр Зурабов из «Аэрофлота» ушел. Хамство осталось

Краiна Мрiй
Тимошенко предостерегает Вексельберга от покупки предприятий добывающей отрасли Украины

Тупики СНГ
Белорусское государство будет контролировать бандероли

За что судят бывшего министра обороны Молдавии?

Мир и мы
С кем будет дружить Путин, если уйдет Шредер?

Скитайцы. Профессор Гельбрас объясняет, что такое «глобальная китайская миграция»

Латвийский излом. На тихих улочках Риги начался отсчет новой российской истории

Страна уголков
Брянская область. Злынка остается в России!

Регионы
Руки по вертикали

Четвертая власть
В Орле нашли неправильные перья

Телеревизор
Программа передачек

Ren TV становится стальным

Вольная тема
Бабья доля подсиделки. Продолжаем составлять словарь российских олигархов

Медицина
Доктор Волков: Перестаньте лечить детей

Спорт
Олимпийский турнир по городкам

Кинобудка
Братья Дарденны: Мы живем в рамках детской песочницы

Том Круз. Впервые на кране

Музыкальная жизнь
Святослав Вакарчук: Ющенко просто решил воспользоваться нашими советами

Столичные музыканты выезжают на летние гастроли…

Три песенных дня в «Коломенском»

Пригласительный билет
«Мыслю — значит пою»

Наградной отдел
Нобеля — женщине

Исторический факт
Нравственный террорист. 100 лет назад был повешен Иван Каляев

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100