NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

Депутат Госдумы Андрей МАКАРОВ:
АДВОКАТАМ ТРЕБУЮТСЯ ЗАЩИТНИКИ
Вторая попытка силовых структур уничтожить права адвокатов
       
(Фото — PhotoXPress)
    
       Достоянием гласности стал новый проект «реформы адвокатуры», который был засвечен на одном из совещаний в Министерстве юстиции. На эту тему с депутатом Государственной Думы Андреем МАКАРОВЫМ беседует обозреватель «Новой».
       
       — Андрей Михайлович, из-за чего шум? Новая попытка стреножить адвокатов — это что, информационный повод? Сколько мы слышим слово «адвокат», столько и продолжаются эти наезды…
       — В каком-то смысле это, наверное, нормально и свидетельствует о том, что адвокатура действует эффективно, кому-то очень мешает. Адвокатура — зеркало российской государственности и демократии. Сама ее история очень показательна. Когда адвокатура задумывалась как часть судебной реформы 60-х годов позапрошлого века, министр юстиции граф Пален подал государю записку, где предостерег: «Весьма опасно давать юридические знания в руки лиц, не состоящих на службе у государства». Александр Освободитель предупреждению не внял, и свободная адвокатура как необходимая часть независимого правосудия была создана. Когда в 1914 году в России отмечалось ее пятидесятилетие, известный адвокат того времени Николай Тесленко сказал: «И все эти годы адвокатуру душили и притесняли»… Это он еще не знал, что будет дальше. Следующая знаменательная цитата принадлежит уже Ленину: «Юристов нужно брать ежовыми рукавицами и ставить в осадное положение, ибо эта интеллигентская сволочь часто паскудничает».
       Роль адвокатуры при Советах была декоративная, мы были таким же придатком карательной системы, как и суды, хотя в адвокатуре были, конечно, люди, которые хранили идеи независимого правосудия. После перестройки адвокатура на какое-то время выпала из поля законодательного регулирования. Чтобы принять наконец закон об адвокатуре в общем пакете судебной реформы, потребовались квалификация Дмитрия Козака и воля стоявшего за реформой Владимира Путина. В то время Совет Европы оставил по России у себя на контроле два вопроса: Чечню и адвокатуру. Тот закон, который был внесен Путиным и принят в мае 2002 года, признан экспертами одним из самых передовых в Европе.
       — Конституция СССР 1937 года тоже была ничего. Но есть разница между законом и жизнью. В России. В последнее время только и слышно, что адвокатские гарантии не соблюдаются органами следствия, а в судах защитников просто не слушают. Может, теперь Минюст хочет просто привести закон в соответствие с жизненными достижениями. И разве это первая попытка такого рода?
       — Вторая. Год назад с инициативой отменить адвокатскую тайну выступила Генеральная прокуратура, вносившая проект в Думу. Тогда встретились, объяснили — они отозвали. Теперь Министерство юстиции, используя предлог административной реформы, вошло в администрацию президента с новым проектом. Но это покушение не рядовое. Мне бы хотелось, чтобы читатели «Новой газеты» сами сравнили два текста, тогда нужда в моих комментариях будет минимальна. Итак:

Действующий закон
Статья 3.
АДВОКАТУРА И ГОСУДАРСТВО

Проект дополнения закона
Статья 3—1 (прим).
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОНТРОЛЬ И НАДЗОР В СФЕРЕ АДВОКАТУРЫ

    1. Адвокатура является профессиональным сообществом адвокатов и как институт гражданского общества не входит в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления.     1. …федеральный орган государственной регистрации (бывший Минюст. — Л.Н.) осуществляет непосредственный и через свои территориальные органы… надзор за деятельностью адвокатов, адвокатских палат и адвокатских образований.
    2. Адвокатура действует на принципах законности, независимости, самоуправления, корпоративности, а также принципах равноправия адвокатов.     2. Федеральный орган государственной регистрации вправе: направлять представителей для участия в работе органов Федеральной адвокатской палаты, адвокатских палат… направлять в органы Федеральной палаты адвокатов, адвокатских палат представления рекомендательного характера…

Статья 8.
АДВОКАТСКАЯ ТАЙНА

Статья 3—1 (прим)

    Адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю… Адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием.     Федеральный орган государственной регистрации вправе (непосредственно или через и через свои территориальные органы. — Л.Н.)… истребовать от адвокатов, адвокатских образований, органов Федеральной палаты адвокатов, адвокатских палат сведения, связанные с оказанием юридической помощи, в том числе по конкретным делам…

       В левой колонке — текст Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре», проект которого был внесен в Государственную Думу президентом РФ и утвержден в мае 2002 года. В правой колонке — проект дополнений, который, по мысли лоббирующего его Министерства юстиции, также должен быть внесен в Думу президентом. Между тем это две противоположные концепции адвокатуры (если во втором случае ее вообще можно так назвать).
       — Ну, там же сказано «рекомендации»…
       — Знаем мы такие рекомендации, проходили. Это лукавство. Дело в том, что или адвокатура есть и она независима, или она не независима — и тогда ее просто нет. Но я как законодатель со стажем, как адвокат (сейчас мой статус приостановлен на время исполнения депутатских обязанностей) и как депутат от фракции «Единая Россия» надеюсь, что мне не придется голосовать против этого проекта. Я просто не верю в то, что президент его внесет.
       — Почему? А что тут такого?
       — С одной стороны, существующий сейчас закон об адвокатуре — это редкая вещь, которой могут гордиться Россия и лично Путин, продавивший этот закон. И это, по сути, единственная удавшаяся часть судебной реформы. Потому что в целом о суде как о независимой ветви власти говорить сегодня уже не приходится.
       — Поподробнее, пожалуйста.
       — А что говорить, это уже общее место. Пространство независимого правосудия сузилось до расстояния между Басманным и Мещанским судами. А закон об адвокатуре — это тот гвоздь, который еще торчит. И вот он кому-то очень мешает. Давайте разбираться: кому? Не Министерству юстиции — оно тут просто идет «свиньей», а если бы там сидели умные люди, они добивались бы укрепления адвокатуры и сами себя на этом позиционировали. Я думаю, не совсем точно было бы сказать, что ликвидация адвокатуры де-факто, на что направлен этот, с позволения сказать, проект, нужна Генеральной прокуратуре. Конечно, их раздражает профессионализм адвокатов на фоне их собственного непрофессионализма, который граничит с дикостью. Сам этот проект — свидетельство безграмотности и невежества в духе предложения Устинова брать заложников: в любой стране с традициями права за такую мысль вслух прокурор не просто вылетел бы с должности, он бы оказался в психиатрической больнице. В проекте тоже невинность даже в смысле азов теории и устройства судебной системы. Государственные органы по определению не могут «надзирать» за адвокатами, природа их полномочий — не от государства, а от прав человека, в первую очередь от его права на защиту от государства и его органов обвинения. В той части, в какой представители органов юстиции наряду с другими участвуют в приеме экзаменов на право заниматься адвокатской деятельностью и в решении вопросов ответственности адвокатов, это все законодательно обеспечено, и не надо никаких поправок. Это теория, а мотивы еще проще. В прокуратуре ведь уже не осталось следователей, которые способны собрать доказательства по простому бытовому делу, не говоря уж о сложных экономических делах…
       — Ну! А тут «какие-то евреи» возят их мордой по столу и все им разваливают. Разве это дело? Как же им тут бороться с терроризмом?
       — Не надо ерничать! Вопрос очень серьезный. Агрессивность и невежество этих аморфных «силовых структур» возведены в систему. И генпрокурор Устинов — лишь видимая часть айсберга, который все больше стремится уйти в тень, нарушая в том числе принципы открытости правосудия. «Силовые структуры», к которым теперь относится и следствие, стали у нас решающим фактором в экономике. Какой-нибудь следователь или финансовый инспектор одним словом может так обрушить рынок, что никакие заверения премьер-министра потом не спасут. Став фактором в экономике, «силовые структуры» рвутся стать теперь и фактором в политике. И адвокатура — может быть, последнее, что им еще в этом мешает. Они бы хотели ее ликвидировать, но этого нельзя сделать легально: все-таки на нас смотрят и с той стороны. Поэтому многочисленные проекты сводятся к тому, как сделать адвокатуру государственной: дескать, адвокаты слишком дорого стоят.
       — А разве нет? Как мне рассказал президент Федеральной адвокатской палаты Евгений Семеняко, который сам участвовал в этом совещании в Минюсте, там шла речь о многочисленных жалобах на адвокатов со стороны населения России.
       — А на прокуроров и следователей жалоб нет? А деятельность потерявшей стыд от безнаказанности милиции обходится нам дешевле? Кстати, только адвокаты местами и сдерживают эту орду. Теперь по поводу предложений министра Юрия Чайки, которые вызрели после его поездки в Финляндию: давайте сделаем муниципальную адвокатуру для народа. Как в Финляндии. Я не знаю, как там, я точно знаю, как это будет здесь. Будет повторен опыт так называемых «параллельных» коллегий адвокатов, которые на рубеже девяностых, вопреки тогдашнему законодательству, были созданы органами юстиции, и туда быстро были приняты все, кого не брали в адвокатуру или кого выгнали из правоохранительных органов.
       — Давайте ради справедливости все-таки скажем, что создание «параллельных» коллегий — личная заслуга Гасана Борисовича Мирзоева, одного из двух юристов, только что подписавших известное рекламное «письмо пятидесяти», осуждающее тех, кто с правовой точки зрения осудил приговор Ходорковскому и Лебедеву.
       — Ничего бы Гасан не сделал, если бы советские органы юстиции не были в этом сами заинтересованы и ему не помогали. А сейчас Минюст одновременно с подрывом независимой адвокатуры хочет, повторяя этот опыт, создать кормушку для тех, кого даже в «параллельные» коллегии не взяли бы: для выгнанных за полный беспредел милиционеров. Они будут в районах под судей взятки собирать, а бывший Минюст им будет за это еще и зарплату какую-нибудь платить из нашего кармана. И все равно никакой «муниципальный», то есть государственный, адвокат никого от государства не защитит, это нонсенс и непонимание природы правосудия. А эти деньги Минюст обязан отдать тем действующим адвокатам, которые работают в провинции. Минфин определил им от щедрот 100 рублей за «судодень». И в провинции за это адвокаты еще «спасибо» скажут, а то ведь и этих денег не получают сегодня.
       — Ну и когда же замечательные проекты Минюста станут явью?
       — Повторяю: как член фракции «Единая Россия» я надеюсь, что мне не придется голосовать против этого законопроекта, потому что президент Владимир Путин, инициировавший ныне действующий закон об адвокатуре, такие проекты в Думу вносить не будет.
       — Да почему же? Я разделяю ваше мнение в том смысле, что на глубинном уровне снести со своего пути адвокатуру мечтает деклассированная масса невежественных и агрессивных сотрудников так называемых правоохранительных органов или, иначе, так называемых «ментов». По-моему, президент Путин как раз и является сегодня знаменем, вождем, а в значительной мере и заложником вот этой люмпенизированной правоохранительной угрозы. Мне не кажется, что он любит адвокатов.
       — Мы не говорим о политике, мы говорим о конкретном законопроекте, который родило Министерство юстиции. Я вам говорю, что они зря надеются на президента, он не внесет такого законопроекта. Поверьте, в государственных делах я понимаю и знаю больше вашего.
       — Наверное…
       
       Беседовал Леонид НИКИТИНСКИЙ,
       обозреватель «Новой»
       
18.07.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 51
18 июля 2005 г.

Расследования
Кто и как использовал огнемёты в Беслане при освобождении заложников?

Следователь, ведущий дело об избиении граждан милиционерами, собирает показания только против потерпевших

Суд да дело
В Питере идут процессы над национал-экстремистами

Нацболов судят коллективно, без конкретизации вины

Дело Пичугина. Фемида делает большие глаза

Конституционный суд РФ: Презумпцию невиновности надо ещё доказать…

Депутат Госдумы Андрей Макаров: Адвокатам требуются защитники

Цена закона
Новая схема взаимоотношений депутатов-лоббистов и администрации президента РФ

Власть и деньги
Сабадаш лезет в бутылку

Жизнь капитана Нео

Обстоятельства
Почему сенатора Маргелова не взяли на комиссию (хельсинкскую)

Новейшая история
Неправительственный доклад Александра Аузана «Гражданское общество и гражданская политика. Золушка на политическом балу»

Россия-2008
Ещё один неразрешимый вопрос российской интеллигенции: Кто правее?

Навстречу выборам
Владимир Рыжков: Нам уже не выбраться

Отделение связи
Открытое письмо космонавту Георгию Гречко

Плата за жульё
Общежителям обещают дать каждому по койкоместу, но не дают

Митинги.Ру
Правозащитники будут голодать в защиту заключенных

Война с зеленкой

Армия
Зелёное письмо на зелёном сукне

Военные кафедры начинают процесс самоликвидации

Культурный слой
Самодельные заменители адреналина

Военный билет. В одну сторону

Краiна Мрiй
Покорение Донбасса

Новые кассетные скандалы в Украине

Регионы
«Калашников» и Чубайс

Левые автоматы

Коза против Кремля

Санкт-Петербург
В Питере строят маниловский мост

Московский наблюдатель
Танец, каким он мог бы быть…

Люди
Эсамбаевы — это марка

Личное дело
Разговор с будущей мамой — Ниной Чусовой

Телеревизор
«Подвиг полковника Савельева». Как это было на самом деле

Сюжеты
Валерий Ширяев. Как мы с господином Черкесовым подсели на поезд Москва–Питер…

Вольная тема
Дедский возраст

Подвиг яппи

Когда блекнут краски, художники не нужны

Свидание
Марта Цифринович радуется каждому номеру «Новой»

Кинобудка
Совершенно летние сюжеты кинопроката: полковой марш Мендельсона

Театральный бинокль
Не храните секреций

Елена Морозова: Предпочитаю дни, проведённые за нос

Реквием для семижильной струны

Спорт
Рассказ футболиста первого дивизиона, не пожелавшего стать известным

Интернет
Ругался НАТОм. В ЖЖ появилась цензура

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100