NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ДЕДСКИЙ ВОЗРАСТ
В старости легче переносить боль, чем одиночество
       
Александр Покровский, автор       
У деда пятый инсульт. Дед крепкий. До четвертого инсульта он вообще не знал, что у него уже было три. Теперь отнялась левая сторона — рука, нога. Плохо с лицом и речью. Мы спохватились тут же — врач, «скорая», лекарства, капельницы.
       Через неделю дед уже пытался сидеть. Он неуемный, настырный, упрямый дед. Ему семьдесят восемь, и с четырнадцати он у станка. Ему в цехе ставили ящики, он вставал на них и так точил свои любимые детали. Он и после четвертого инсульта пошел на работу. У него на работе давление сразу приходит в норму.
       Через две недели у деда уже почти полностью восстановились речь и лицо, задвигалась нога и ожило плечо. Ему больно. Он мне говорит: «Больно!» — а я ему: «Дядя Саша, ты очень сильный мужик! А больно — так это потому, что заживает. Ты же знаешь, как мне бывало больно. Я же с этим спортом долбанным то с ногами, то с руками маялся. А помнишь, когда у меня связки на руке были потянуты? Помнишь? Кисть вообще не сжималась, и я от боли ночью просыпался. Вот я тогда орал. Внутри себя, конечно. Снаружи я шутил, потому что я же мужик!».
       Дед меня слушает и плачет. Он теперь нет-нет да и заплачет, а я его отвлекаю: «А как я сухожилия на локте порвал, помнишь? Больно, слезы из глаз так и текут, ничего не видно. О, Господи, думаю себе, ты только дай мне выкарабкаться, я уж тебе обещаю, что буду себя беречь и ни за что, никогда… А потом, как отпустило, так и подумал: «Вот ведь ерунда какая! И что я там Богу наобещал?».
       Дед моргает, а я беру его руку и начинаю ее гладить, массировать: «Давай поглажу! Врач сказал, что у тебя все будет хорошо. Надо только самому себе говорить: «Все у меня будет хорошо! Все будет просто здорово!».
       Дед хочет сесть. Видно, писать захотел. Он стесняется меня, потому что писать он будет в ведро — до туалета ему не дойти. Я помогаю ему сесть, но ведро — он сам. Делает мне знак: я сам.
       «А помнишь, дядя Саша, как я в море плавал? А? В море. В Баку. Помнишь? От мыса до мыса. А волны какие были? Все тогда по берегу бегали и высматривали меня в воде. Буря-то налетела, а я же за пять километров от берега. Помнишь? Я плыву и будто на месте стою. Ни туда ни сюда. А волна переворачивает — не вздохнуть, и я гребу и гребу к берегу. Солнца нет, все темно. А далеко от берега, если на берег оглянуться и посмотреть, кажется, что ты на горе, потому что поверхностное же натяжение у воды, вот и кажется, что ты на огромной водяной горе, а все на берегу внизу бегают. Руки — как деревянные, только гребут и гребут. Безо всякой остановки. А голова вертится во все стороны, потому что в море плавать — это вам не бассейн, тут соображать надо! Чтоб не перевернуло, чтоб не захлестнуло, под себя обязательно посмотрел, потом вперед, чтоб на камни не бросило. Под водой же скалы бывают.
       Вот я однажды плыл, и как эта скала выросла перед носом — сам не знаю. Чуть мордой в нее не влетел. Совсем чуть не чокнулся. А судорога? Ох, какая у меня была судорога! Сначала пальцы на ноге скрючило, но это еще можно пережить, а потом и икра — как схватит. Боль — мама моя дорогая! Только бы выдержать! Только бы перетерпеть! А волна — тут как тут. Перевернула, накрыла с головой, в рот вода попала, еле выполз на поверхность, боль отсек и плыву дальше.
       Боль же можно отсечь. Говоришь себе: «Мне не больно, не больно, не больно, все равно не больно, нет, не больно». Вот так и бубнишь, а сам плывешь. Боль, конечно, все жилы из тебя тянет, но если так долго бубнить, то и отпускает — тихо-тихо этой ногой начинаешь работать. Очень тихо, чтоб не спугнуть. Спугнул — опять схватило, закрутило, заломало, все начинай сначала. Судорога обычно два раза подряд хватает. И тут главное — знать, что отпустит, не отчаиваться, главное, а то ведь пропадешь.
       Надо за вдохом следить. Вдох — выдох. Схватил воздух ртом — в воду его выдохнул. Раз — два! Раз — два! И за руками начинаешь следить, чтоб они гребочек делали. Раз гребочек! Еще раз! И пошел, пошел. А буря-то все равно как бешеная. Ее-то никто не отменял. Тут главное, чтоб под удар не попасть. Волна же все равно тебя старше и сильнее. Спину в один миг переломает. Вот и следишь!
       А помнишь, дядя Саша, как я канавы рыл, а потом из рук лопата выпадала? Я даже ложку в руках не мог потом держать. Помнишь? Все пальцы разжимались сами, и она вываливалась. Ты не думай о плохом. Ты о хорошем думай. Вокруг тебя же люди. Мы же рядом. Так что все у тебя получится. Ты вон какой молодец!».
       
       Александр ПОКРОВСКИЙ, писатель,
       специально для «Новой»
       
18.07.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 51
18 июля 2005 г.

Расследования
Кто и как использовал огнемёты в Беслане при освобождении заложников?

Следователь, ведущий дело об избиении граждан милиционерами, собирает показания только против потерпевших

Суд да дело
В Питере идут процессы над национал-экстремистами

Нацболов судят коллективно, без конкретизации вины

Дело Пичугина. Фемида делает большие глаза

Конституционный суд РФ: Презумпцию невиновности надо ещё доказать…

Депутат Госдумы Андрей Макаров: Адвокатам требуются защитники

Цена закона
Новая схема взаимоотношений депутатов-лоббистов и администрации президента РФ

Власть и деньги
Сабадаш лезет в бутылку

Жизнь капитана Нео

Обстоятельства
Почему сенатора Маргелова не взяли на комиссию (хельсинкскую)

Новейшая история
Неправительственный доклад Александра Аузана «Гражданское общество и гражданская политика. Золушка на политическом балу»

Россия-2008
Ещё один неразрешимый вопрос российской интеллигенции: Кто правее?

Навстречу выборам
Владимир Рыжков: Нам уже не выбраться

Отделение связи
Открытое письмо космонавту Георгию Гречко

Плата за жульё
Общежителям обещают дать каждому по койкоместу, но не дают

Митинги.Ру
Правозащитники будут голодать в защиту заключенных

Война с зеленкой

Армия
Зелёное письмо на зелёном сукне

Военные кафедры начинают процесс самоликвидации

Культурный слой
Самодельные заменители адреналина

Военный билет. В одну сторону

Краiна Мрiй
Покорение Донбасса

Новые кассетные скандалы в Украине

Регионы
«Калашников» и Чубайс

Левые автоматы

Коза против Кремля

Санкт-Петербург
В Питере строят маниловский мост

Московский наблюдатель
Танец, каким он мог бы быть…

Люди
Эсамбаевы — это марка

Личное дело
Разговор с будущей мамой — Ниной Чусовой

Телеревизор
«Подвиг полковника Савельева». Как это было на самом деле

Сюжеты
Валерий Ширяев. Как мы с господином Черкесовым подсели на поезд Москва–Питер…

Вольная тема
Дедский возраст

Подвиг яппи

Когда блекнут краски, художники не нужны

Свидание
Марта Цифринович радуется каждому номеру «Новой»

Кинобудка
Совершенно летние сюжеты кинопроката: полковой марш Мендельсона

Театральный бинокль
Не храните секреций

Елена Морозова: Предпочитаю дни, проведённые за нос

Реквием для семижильной струны

Спорт
Рассказ футболиста первого дивизиона, не пожелавшего стать известным

Интернет
Ругался НАТОм. В ЖЖ появилась цензура

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100