NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ВСТАНЬ И ЛЕТИ
Герой Советского Союза Валерий Бурков мечтает о звезде
       
1992 г. Председатель комитета по делам инвалидов при президенте РФ Валерий Бурков на митинге.
      
       
Конечно, это все правильно. И то, что их осталось очень немного — всего девятьсот человек. И Звезды Героев им давали не просто так. И то, что они не нужны своему государству, которому отдали все. И то, что голодающие Герои — это уже край, дальше некуда.
       Все правильно. Но написать хотелось о другом — о человеке.
       Каждый журналист знает: разговор на больные темы живет час-полтора, затем «провисает». На большее попросту не хватает эмоционального заряда. С Героем Советского Союза полковником в отставке Валерием Бурковым мы говорили много дольше. Может быть, потому, что его история потрясает. А может быть, потому, что рассказывает он легко, без боли. Иронизирует над собой и часто улыбается. Хотя говорим мы о войне.
       
       
Главенствующую высоту заняли по всем правилам, как положено. Обошли с тыла и посыпались духам на головы как снег. Те и понять ничего не успели, побежали сразу. Потерь не было. Даже не ранило никого. Как только забрались на вершину, стали осматриваться. Бурков заметил неподалеку грот. И как-то его потянуло туда узнать: почему грот? Зачем?
       — Подхожу — е-мое, пулемет! ДШК! Ленты лежат, гранаты. Я уже был с опытом, посмотрел — не заминировано, растяжек нет. И я залез туда. Шикарная бойница: и в долину, и по вертушкам бить — милое дело. Беру несколько лент, гранаты, вылезаю: «Мужики, трофеи». Положил их на камень, поворачиваюсь налево и делаю шаг…
       Взрыв он услышал словно со стороны. Первая мысль: кто-то подорвался. И вторая: это же я…
       Когда открыл глаза, первым делом посмотрел на ноги. Колени были целы. Дальше не разглядел. Попробовал пошевелиться — правая рука отозвалась болью. Предплечье пробито, дыра с пятикопеечную монету. Но кровь почему-то текла еле-еле — кап, кап. И сильнейшее онемение во рту. Глаза скосил — челюсть на месте. Клочки кожи висят. Осколок шаркнул по подбородку и по носу и ушел в небо.
       — Подбежал боец, парнишка, чуть не плачет: «Товарищ капитан, товарищ капитан, ну что сделать, чем вам помочь?». Я говорю: «Давай антенну, жгут накладывай». Я впервые такое видел, он в шоке был большем, чем я: «Товарищ капитан, товарищ капитан, потерпите, я сейчас» — и на моих глазах рвет антенну руками. Начинает накладывать жгут. Я спрашиваю: «Ноги как? Обе оторвало?». «Правую оторвало, а левую раздробило… Как же вы так, товарищ капитан…». Как-как? Не фиг было лезть (улыбается). И тут что-то мне так стало обидно — одна-единственная мина, зараза, и я на нее… И еще — как мама все это вытерпит? Год назад отец, теперь я…
       
       
Война началась для Валерия Буркова в августе 81-го, когда в Афган направили его отца.
       — Батя позвонил и говорит: «Меня направляют на юг. Ты понимаешь, куда на юг?». Я говорю: «Конечно, понимаю». «Хочешь ко мне?» — «Хочу».
       Но служить вместе им не пришлось. Сначала в командировке под Иркутском Бурков заболел туберкулезом. С таким диагнозом в умеренном-то климате от полетов на год отстраняют, а уж про юг и речи быть не могло. Но Бурков уламывал врачей, чтобы они разрешили ему ехать на войну. И уломал. Рапорт подписали. Но тут случилось другое несчастье.
       — Я уже должен был вылетать. Меня в последний раз попросили заступить в патруль. Возвращаюсь из патруля, поднимаюсь к себе — меня догоняет женщина: «Вы Бурков?». Я говорю: «Да». Она протягивает телеграмму: «У вас погиб отец…».
       Батя погиб на первой Пандшерской операции. Войска вошли в ущелье с целью выдавить Массуда к границе. То, что это авантюра, было понятно с самого начала. Тогда никто еще не знал, что это такое — Пандшер. Рванули, как в буфет. А под Баланджери попали в задницу. Началась бойня.
       Бурков-старший координировал действия авиации — летал над ущельем на командном вертолете. Когда рядом с ними упала другая машина, он приказал садиться, чтобы подобрать ребят.
       — На посадке их вертолет тоже подбили: очередь из ДШК перерубила хвостовую балку. Но они упали нормально, не поломались. Батя приказал покинуть вертолет. Летчики выпрыгнули в боковые дверцы, а он находился в салоне. Там стоят запасные топливные баки — шестьсот литров горючего. И ему понадобилось какое-то время, чтобы пробраться к выходу. Вот этого времени, этих секунд, ему и не хватило. Он уже почти вышел, уже стоял в дверях, когда вертолет взорвался. Мне ребята потом рассказывали… Все, что на нем осталось несгоревшего, — белая полоска кожи под портупеей…
       Батю в Свердловском аэропорту Бурков встречал сам. Приземлился «Черный тюльпан», открылся люк, он вошел внутрь. Обитый шершавыми досками цинк, на нем табличка: «Полковник Бурков». Все.
       
       
После гибели отца Буркова-младшего перевели служить в Челябинск — ближе к дому. Дали шикарное место — диспетчером на аэродроме.
       — Синекура. День — на работе, три — дома. Звание обеспечено. Полковничья должность. Это мне, лейтенанту, только год как из училища. Таким образом было проявлено участие к сыну погибшего полковника…
       Но Буркову не нужна была синекура. Он продолжал писать рапорты, которые заканчивал одной фразой: «Хочу быть достойным чести отца». Рапорты заворачивали. Он писал новые. Верил, что двум Бурковым на одной войне не умирать.
       — Я не хотел мстить. Чувства мести у меня, слава богу, не возникло ни тогда, ни после. Просто нас так учили. Это естественно: быть на войне, когда идет война. И когда пришел запрос в Афганистан на должность авианаводчика, я вызвался первым. На меня смотрели, как на идиота. Все знали, что такое авианаводчик. Это постоянно с пехотой лазить где-то по горам, по зеленке, по пустыне — в жару, в холод. С полковничьей должности… Это надо быть сумасшедшим (улыбается).
       
       
Через полгода после его приезда в Афган началась вторая Пандшерская операция. Все то же самое — войска в ущелье, выдавливание к границе… Как авианаводчик Бурков шел с пехотой одним из первых. Шел по тем же горам, где заживо сгорел его отец.
       Но в этот раз наступление было организовано лучше. И тот бой, в котором участвовал его полк, был единственным за несколько суток. И раненый в этом бою был тоже один.
       — За ходом операции следил командующий ВВС генерал Колодий. Он сидел вместе с комбригом. Говорили за жизнь, о том о сем… И командующий вдруг вспомнил: «Есть у меня наводчик Бурков, у него отец как раз здесь погиб, я ему сегодня последний раз на операцию разрешил идти. Вернется — возьму к себе в штаб, не пущу больше на боевые». И только он договорил, в эфире сообщили: ранен Бурков…
       Когда тащили к вертолету, появилась боль. Левая нога висела на мышце, цеплялась за камни. Чтобы обезопасить ее, Бурков выставил вперед правую, из которой торчала кость. И потом, когда поднимали по лесенке, нога тоже цеплялась за ступеньки, но прикрыть ее он уже не мог. Вот тут боль пришла уже по-настоящему.
       Ближе всего был Баграм, но повезли Буркова не туда, а в медсанбат под Кабулом. Колодий специально отыскал лучшего хирурга-травматолога в Афгане.
       — Про него так говорили: «Если Кузьмич скажет, что надо голову отрезать, а потом пришить — без проблем, Кузьмичу верь». Мне почему-то стало спокойно… И я вырубился.
       Очнулся утром. Откинул одеяло — остатки ног в гипсе.
       Но я тогда не сломался. Уже не думал, как такое могло случиться, как я буду жить дальше? У меня только один образ был: я теперь, как Маресьев! Я ведь тоже летчик. А, думаю, и хрен с ними, с ногами, новые сделаю! И сделал…
       Заново вставать на ноги было мучительно. Но Бурков понял: если будет себя жалеть, на ноги никогда не встанет. И уехал в Питер, в клинику Илизарова, один, без сопровождающего, и провел на ногах почти сутки.
       — Ноги были просто деревянные. Наступил момент, когда я встал посреди улицы и не смог сделать ни шагу. Надо было сесть. А где? Ни лавочки, ничего. И я пошел дальше… И вот так, шаг за шагом, научился ходить заново.
       Ходить он научился так, что протезы не выдерживали — летели. Металл сыпался от скорости жизни, которую Бурков себе назначил. На искусственных ногах стал бегать, танцевать, играть в волейбол, ездить на велосипеде, прыгать с парашютом и пилотировать самолет. Вторым Маресьевым он все же стал — раз в год Валерий Бурков приезжает на аэродром и поднимается в небо.
       
       
За прошедшие после ранения двадцать лет он успел дослужиться до звания полковника, написать «Положения о группах боевого управления авиацией», которые были приняты Министерством обороны и по которым училось воевать целое поколение авианаводчиков (ничего подобного в армии до него никто не делал), стать Героем Советского Союза, организовать фонд «Герои Отечества», поработать председателем Общества инвалидов и стать советником президента по вопросам социальной защиты лиц с ограниченными возможностями.
       — Ельцин произвел на меня впечатление человека думающего. Во всяком случае, нам он ни разу не отказывал. Все, что мы просили, все получали.
       Жили Бурковы тогда в Монине. Подъем — в 6 утра, полтора часа на электричке, а после службы — обход «подопечных». Он встретился со всеми «афганцами»—инвалидами I и II групп, не забыл ни одного.
       — Личный пример помогает зацепиться за жизнь лучше всякой психотерапии. Мне в госпитале постоянно приносили книжки, как люди вставали на ноги. Я потом уже, через двадцать лет, сам ходил в госпиталь к «чеченским» ребятам. У меня там доктор знакомый работает. Он мне звонит: «Приезжай». Еще один жить не хочет. Я вечером, чтобы никто не видел, приезжаю, переодеваюсь в госпитальную пижаму, утром на коляске выезжаю в коридор, езжу по палатам, знакомлюсь с ребятами, за жизнь, то да се. Чтобы меня запомнили — я такой же безногий, как и они. А вечером надеваю протезы, парадный китель и как ни в чем не бывало без палочки забегаю к ним в палату: «Так, я в магазин, кому чего купить?». Лучшее лекарство.
       Разработанные Бурковым «Предложения по обеспечению равных возможностей для инвалидов» были приняты Генеральной Ассамблеей ООН.
       — На Западе за гораздо меньший срок мою работу сумели оценить. А здесь сократили должность советника президента. Но я рад, что оттуда ушел. Лучше три года в Афгане, чем год во власти. Потому что видишь изнутри, как обманывают, как людей дурят. Я еще тогда этого наелся, сейчас опять с этим же столкнулся. Только тогда я ушел в сторону, а сейчас уже не отступлю.
       
2005 г. Валерий Бурков во время голодовки Героев России. (Фото Сергея Кузнецова, "Новая газета")
    
       
Шестого июля Герои России начали голодовку, которая продолжалась двадцать один день. Они протестовали против принятия Госдумой антильготных поправок в Закон о статусе Героев. Все это происходило на фоне непрекращающихся телевизионных разговоров о воспитании патриотизма. Голодовка ни к чему не привела — Владимир Путин закон подписал.
       Время близится к полуночи. Надо прощаться, иначе не успею на метро. Валерий Анатольевич жмет мне руку:
       — Я ни о чем не жалею. У меня осталась только одна мечта. Правда, она неосуществима, конечно, но чем черт не шутит. Я бы, кстати, на месте государства меня запустил бы — впервые безногий в космосе… К тому же я летчик, обучать меня надо меньше, чем остальных. И вот я думаю, если б мне сказали: «На Марс без возвращения» — а и черт с ним, полечу!
       
       Аркадий БАБЧЕНКО, специально для «Новой»
       
08.08.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 57
8 августа 2005 г.

Обстоятельства
Спасли! Что случилось в бухте Березовой

Отдельный разговор
Земля и высшая воля. Театрализованная экзекуция в Пятнице

Дай с дачи, или Зачистка водохранилищ

За нами уже пришли…

Силы рекреации

За рулем
Сотрудники МВД обеспечили успех всероссийской акции автомобилистов

Суд да дело
Процесс по нацболовскому делу «14 декабря» — хроническое пустословие

Небасманное правосудие. Как это бывает…

Мир и мы
Слободан Милошевич может отправиться на отсидку в Подмосковье

Расследования
Кто хлопочет за убийц Ларисы Юдиной?

Власть
Шанцев узнал о своем назначении за несколько часов до вылета в Нижний

Почему мэр Иркутска Якубовский отказался создавать комиссию по борьбе с коррупцией

Люди
Почему Герой Советского Союза Валерий Бурков снова мечтает о звезде

Наши даты
Не стало еще одного нашего героя…

Армия
Вас здесь не воевало! Участникам второй чеченской не платят пятый год

Регионы
Как казаки отправились чеченцев выселять

Пенсионеры из саратовских деревень стали предпринимателями поневоле

Горе люковое. Навстречу 1000-летию Казани…

Специальный репортаж
В один и тот же день два главных самарских бренда оказались на грани выживания

Спорт
Попов ушел — награды уплыли

Магазин времени
О Белой олимпиаде в Сочи говорят уже не в первый раз

Точка зрения
Юлия Латынина: спецслужбы работают в грязном белье

Инострания
«Четвертая власть» Америки перестала быть угрозой для властей

Технологии
Майк Томас: Русская космическая программа более безопасна и надежна, чем наша

Исторический факт
30 лет назад состоялся первый советско-американский космический полет

Финансы
Зачем государство тратится на иностранных консультантов?

Реакция
Электро-shop

Образование
Уроки мужества. В Ульяновской области учителя избивают детей на занятиях

Личное дело
Русский Диснейленд, или Парк культуры имени отдыха

Проспект Медиа
Трехкратная олимпийская чемпионка Ирина Роднина стала радиоведущей

Свидание
Прогулка с Дмитрием Крымовым вдоль платформы Марк

Вольная тема
Зоомагия. По всему получается, что не мы держим животных, а они нас

Музыкальная жизнь
Экологически чистая музыка

Сектор глаза
Голубь взорванного мира

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100