NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

МЫ НАУЧИЛИСЬ СОБИРАТЬ НЕРАБОТАЮЩИЕ ТЕЛЕВИЗОРЫ
Черные мысли в годовщину дефолта — уж не от нефтедолларов ли?
       
(Рисунок С. Аруханова)       
Вчера был дефолт. Правда, случился он семь лет назад, но помним мы все, как будто дело было недавно.
       Казалось бы, особых предпосылок для его повторения нет. Особенно с точки зрения госфинансов. Формально сейчас ситуация противоположна той, что была семь лет назад. Вместо хронического дефицита бюджета — огромный профицит, на который сам МВФ кредитовать можно. На месте продуваемых сусеков в ЦБ — золотовалютные резервы, которыми можно было бы загрузить целый флот испанских галеонов. И это не говоря уже о Стабфонде. Рынок ГКО существует и поныне, но по уровню популярности в массах заметно уступает рынку Черкизовскому. Словом, все иначе.
       Но есть и совпадения.
       Во-первых, как недавно признался министр Кудрин, реальный курс рубля по отношению к доллару достиг уровня 1998 года. Именно катастрофический разрыв между реальным курсом и теми шестью рублями, за которые боролся ЦБ, предопределил августовскую девальвацию.
       Во-вторых, мнимое благополучие госфинансов и тогда, и сейчас питается шальными деньгами. Тогда это были зарубежные кредиты и средства финансовых спекулянтов, сейчас — нефтедоллары. Конечно, масштабы несоизмеримы, но принцип неизменен — это не те деньги, которые зарабатывает экономика. (Отдельно взятый сектор, пусть и нефтяной, экономикой не назовешь.) А зависимость всего и вся от одного источника — по определению критична.
       Наконец, главное, что не изменилось за последние семь лет, — это качество управления госфинансами.
       Качество финансовой политики начинается с бюджета. Главное в бюджете — баланс. В 1998 году его не было из-за дефицита. В 2005-м — из-за профицита. Но ведь нет же!
       Чем плох дефицит бюджета, понимают все. Вред от профицита осознать сложнее. Тем более что он проявляется тогда, когда профицит приобретает угрожающие для экономики размеры.
       Именно это сейчас и случилось. По данным Минфина, за первые полгода профицит бюджета РФ составил 1,042 триллиона рублей. Триллион — цифра эффектная, но трудноосмыслимая. Тогда добавим: на каждые три заработанных государством рубля приходилось примерно только два потраченных.
       Еще одна цифра для сравнения. Триллион — это десятая часть ВВП. В мировой финансовой практике профицит и в один процент считается явлением странным, в три — ненормальным. Наша ситуация ненормальна в кубе. Каждый десятый рубль, заработанный любым физическим или юридическим лицом, в итоге оказывается изъят государством.
       Чиновники этого и не отрицают. Только вместо понятного слова «изъятие» они используют еще менее благозвучный термин — «стерилизация».
       Сверхцель этой финансовой вакханалии давно известна: якобы это борьба с инфляцией. И не то страшно, что инфляция всякий раз оказывается заметно выше, чем ожидалось, — все привыкли уже. К примеру, не так давно Центробанк объявил о скором выходе в обращение купюры достоинством в пять тысяч рублей. Значит, инфляция растет. Причины по большей части связаны с лоббизмом естественных монополий, постоянно повышающих тарифы. Один только газ в этом году подорожал почти на четверть. И страшен сам подход правительства к проблеме инфляции.
       Считается, что инфляцию разгоняют в первую очередь нефтедоллары, потому их и «стерилизуют». Отчасти это так. Но на деле нефтедоллары оказываются наиболее опасны именно тогда, когда попадают в Стабфонд или особенно в бюджет. Поясним.
       Нынешняя финансовая политика отлично соотносится с хрестоматийным примером: разобрали телевизор, собрали, и еще лишние детали остались. Лишние детали — это и есть профицит.
       Обычно детали остаются тогда, когда телевизор собирает неумелый мастер. С чем-то подобным мы сталкиваемся и в нашей ситуации. Только причина неумения здесь заключается в неверии. Неверии в то, что экономика способна переработать поступающие в нее деньги.
       Скорее всего, проблема заключается в том, что фискальная политика государства, в отличие от его социальной и инвестиционной политики, основывается на какой-то «левой» идеологии. Главный ее постулат: собрать налогов столько, сколько можно унести. То есть не достаточное количество, а максимальное. Отсюда недалеко до идеи «природной ренты», которая формулируется проще: раскулачивание олигархов. Раскулачивание не такое буквальное, как в случае с «ЮКОСом»: менять собственника не обязательно, достаточно перенаправить его финансовые потоки в карман государства, который и так битком.
       
       
Здесь мы сталкиваемся с критически важной подменой понятий. Получается, что в восприятии государственных мужей капитализация финансово-промышленной группы не просто сопоставляется, а приравнивается к личному состоянию ее основного владельца. Как в рейтинге «Форбс». То есть, подняв налоги, мы залезем в карман олигарху Икс.
       Совершенно ошибочное мнение.
       Урезание доходов отдельно взятого физического лица — популярная в политическом и относительно безопасная в экономическом отношении мера: «челсей» больше, «челсей» меньше. Но на деле речь идет об урезании доходов финансово-промышленных групп. Олигархам-то переживать не о чем: то, что вычтут с компании в виде налогов, они получат, сократив инвестиции и подтянув пояса миноритарных акционеров. В результате олигарх останется при своих, а компания — вовсе без денег. Но крупнейшие финансово-промышленные группы — становой хребет российской экономики. И если у них дела идут неважно, то и всем остальным на многое рассчитывать не приходится.
       Между тем все остальные — не олигархи вовсе. А они платят такие же, если не бо€льшие, налоги. От произвола же налоговиков страдают на порядок серьезнее: по тридцать проверок в год переживают обычно не олигархи, а как раз представители мелкого и среднего бизнеса.
       Наконец, в бюджетном профиците есть и деньги простых обывателей. Теоретически государство могло бы хоть завтра увеличить зарплату бюджетников вдвое. Но боится — из-за той же инфляции. Потому мы и получаем меньше, чем зарабатываем. Как в СССР. Только там вместо Стабфонда был ВПК, который стерилизовывал денежную массу.
       Очевидным образом возникает вопрос: может, детали-то, то есть деньги, были не лишними? Может, если их не вынимать, телевизор, то есть экономика, будет работать? Очень просто ведь: налоги снижаются до разумного уровня (при повышении качества администрирования), компании инвестируют их внутри страны (это выгодно: норма прибыли в России гораздо выше, чем в большинстве остальных стран), и внутреннее производство благополучно обеспечивает растущий платежеспособный спрос. А временный бюджетный вакуум вполне можно было бы заполнить профицитом, раз он есть.
       
       
Впрочем, хватит прекраснодушных фантазий. Данность в том, что телевизор по-прежнему разбирают, а потом собирают. Поговорим о качестве сборки.
       Сборка — это госрасходы. Они не мотивированы экономической целесообразностью. Они определяются балансом лоббистских сил в правительстве, Госдуме и администрации президента. И потому они действительно инфляционно опасны: изъятые из экономики деньги возвращаются в нее уже как инородное тело. Между тем в следующем году их планируют наращивать. И не потому, что кто-то все еще верит в удвоение ВВП (Кудрин на днях вообще обмолвился, что наша задача — достичь к 2007 году уровня года 1990-го). Просто выборы уже скоро, и партии власти пора проявлять заботу о населении и об экономике. Отсутствие конкретных дел можно заменить рапортом о миллиардах рублей, которые удалось отбить у Кудрина. Вот депутаты и расщедрились.
       О роли госрасходов в инфляционном процессе можно судить по тому, что в результате монетизации льгот январская инфляция зашкалила за два процента, то есть обеспечила четверть годового плана. Об эффективности госрасходов можно судить по результатам той же реформы. Кидаем деньги, изъятые у населения, в малоэффективную топку паровоза, вместо того чтобы, вложив средства или позволив это сделать другим, перевести состав на иной энергоноситель. До бесконечности подобное продолжаться не может: котел взорвется, как в августе 1998-го.
       В общем, качество сборки, оно же финансовая политика правительства, не оставляет даже надежд на какие-либо позитивные изменения.
       Надо сказать, что это бросается в глаза уже и представителям правящих кругов. Например, обсуждая проект бюджета, Грызлов бросил Кудрину фразу, под которой я сто раз готов подписаться: «Экономика, в которой нельзя использовать деньги, придумана вами».
       Для нас важно даже не то, кто придумал такую экономику, а то, что она действительно не может работать. В то, что не работает, не станут вкладывать деньги. Ни иностранцы, ни свои. Именно некондиционное состояние экономики можно считать главной причиной утечки капитала, которая, по официальной статистике, составила около пяти миллиардов долларов за первое полугодие. В большинстве случаев наши олигархи инвестируют за рубежом не потому, что чего-то боятся. Просто они, в отличие от государства, не склонны бездумно копить.
       Единственная функция, которую может выполнять финансовая политика государства, — аккумулирование денег в темном, скрытом от взглядов посторонних, но хорошо проветриваемом помещении.
       Речь идет о следующем. Сверхдоходы — это не бюджет. Бюджет — государственный закон. Его исполнение контролируется. А сверхдоходы — это просто деньги, лежащие на счетах в Федеральном казначействе. И иногда казначейство в канун аукциона по продаже некоего нефтяного актива, который благополучно отняли у некоего олигарха, размещает на счетах некоего государственного банка сумму в пять миллиардов долларов. Тоже — госинвестиции.
       Не нужно долго думать, чтобы понять преимущества таких технологий — что первой, что второй — в преддверии очередного предвыборного цикла (год 2005-й). Несложно понять схему, при которой в канун падения пирамиды ГКО государство за счет заемных средств кредитует частные банки, собственники которых оказали поддержку президенту, победившему по ходу предыдущего предвыборного цикла (год 1998-й). И совсем уже легко оценить степень риска использования таких схем с точки зрения финансовой безопасности страны.
       Потому-то в августе вновь тревожно. В случае падения цен на нефть экономика России может рухнуть не вопреки бюджетному профициту и Стабфонду, а как раз благодаря оным. Потому что в кризисной ситуации все деньги, накопленные централизованно и контролируемые исключительно узкой группой лиц, имеют свойство куда-то исчезать, как бы много их ни было.
       
       Алексей ПОЛУХИН
       
15.08.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 59
15 августа 2005 г.

Первые лица
Нобелевская премия Кудрина

Штрихи к дорогому портрету министра финансов

Финансы
Черные мысли в годовщину дефолта — уж не от нефтедолларов ли?

За последние полгода мы потеряли 5 млрд долларов

Как олигархи могут возместить обществу ущерб от приватизации?

Политические игры
Юлия Латынина: Почему Вексельберга хотят женить насильно

Обстоятельства
Решено окончательно: Богучанскую ГЭС будут достраивать. Время прощаться с Ангарой

Почему экологические экспертизы не мешают уничтожать окружающую среду?

Суд да дело
Дав волю бандиту, прокуратура и суд сделали заложниками всех, кто от него уже и так пострадал

В Казани судят бывшего депутата Госдумы

Министр в отпуске — культура отдыхает

Подробности
«Неукротимый»? Громко сказано

Власть и люди
Что на самом деле происходит в деревне Пятница? Заочная ставка

Милиционеры настойчиво ищут женщин для совместного ведения протоколов

Митинги.Ру
Московские жители общаг объединились с подмосковными

За рулем
Прояви пропускную способность! Пропускай пешеходов, повяжи зеленую ленточку, получи приз

Болевая точка
Без вести пропавшие цифры. В Министерстве обороны плохо считают

Армия
Военные комиссары готовы идти в школу

Образование
Август — уборка урожая взяток в университетах

Точка зрения
Анатолий Ракитов: Из России нужно сделать Родину

Магазин времени
Николай Николаев: Как я не брал интервью у нового владельца брежневской дачи

Четвертая власть
Состоялось первое исполнение гимна российских журналистов

Если бандит просится в камеру…

Инострания
Еврейские выселения. 15 августа Израиль уходит из сектора Газа

Мир и мы
Терпеть Польше невозможно. Сотрудники посольства вынуждены ездить за продуктами с охраной

Спорт
Доедет ли сборная России по футболу до Германии или затормозит в Риге?

Наши даты
17 августа Олегу Табакову исполняется 70 лет. Репетиция юбилейного вечера

Вольная тема
Николай Коляда. Как нас заказывали

«Шестидесантник» Евгения Евтушенко
Теперь улыбку Валентина Никулина мы сможем увидеть только на экране

Свидание
Скульптор на букву Ц. Но совсем не Церетели!

Культурный слой
Бродского отлили. Но Москве не подарят

Кинобудка
«Мое лето любви» — лучший британский фильм года по итогам премии BAFTA

Медицина
Доктор Волков: Если человеку катастрофически нужен отдых, то проблема не в усталости

Новости компаний
Крупнейшие дистрибьюторы колесных шин и дисков объединились

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100