NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

НАЦИЯ В ПЕРЕПЛЕТЕ
Чем объясняется популярность украинских писателей до и после майдана Незалежности
       
Елена МАРИНИЧЕВА, автор       
24 августа — День независимости Украины. Провозглашена она была Верховной радой в 1991 году, но лишь сейчас будет отмечаться в действительно отдельном, самостоятельном государстве. Оставим в стороне разговоры о степени и качестве этой самостоятельности, о нелепых подчас шараханьях новой власти, оставим и модные нынче у нас разговоры о том, что-де сало в Украине подорожало, зарплаты и пенсии не выросли, да и вся достославная революция «разбилась о быт». Напомню лишь одну принципиальную вещь: не во имя сала и не ради прибавок к зарплатам и пенсиям люди в Украине выходили на улицы. Ну а по поводу того, что им за это платили (иначе бы не пошли!), да и все украинское пробуждение-возрождение было-де спровоцировано извне, я не только не соглашусь, но точно знаю, что это не так.
       Почему? Потому что с огромным интересом читаю в последние годы современную украинскую литературу.
       Это не та украинско-советская, над чтением которой можно было заснуть, и не классическая украинская (Шевченко, Леся Украинка) — прекрасная, но все же отдаленная от сегодняшних интонаций и смыслов. Это другая литература. Знакомство с ней убеждает: Майдан зарождался не в политических кабинетах, ни тем более за океаном, а в сознании людей, отражаясь и предвосхищаясь в литературе, творящей, по выражению философа и поэта Лины Костенко, «гуманитарную ауру нации».
       Откуда же взялась другая украинская литература?
       В девяностые годы на волне национального возрождения, мощной тяги (особенно в интеллектуальной среде) к освобождению от прессинга советско-коммунистической власти в Украине появляется целая плеяда молодых, талантливых, энергичных писателей: Оксана Забужко, Юрий Андрухович, Мария Матиос, Олександр Ирванец, Юрий Винничук, Кость Москалец, чуть позже — Сергей Жадан, Тарас Прохасько (всех не назову, ярких авторов в новой украинской литературе много). Эта литература заговорила не на «украинском советском», на котором, по недавнему замечанию Сергея Жадана, никто не разговаривал, а лишь писались книги, получавшие госпремии, а на живом, современном языке улицы и города.
       О чем заговорила? О том, что болело, цепляло, просилось быть осмысленным и высказанным. О любви и ее горечи, о безысходной в тоталитарные времена любви к Украине («Полевые исследования украинского секса» Оксаны Забужко), о драматических событиях в Западной Украине времен войны и послевоенного времени, о судьбах людей, замалчиваемых в советские годы («Нация», «Даруся сладкая» Марии Матиос), о мучительной связи с Москвой и остром желании вырваться из объятий империи («Московиада» Юрия Андруховича), об испытаниях, ожидавших литераторов, отважившихся (уже в постсоветское время!) работать исключительно на родном языке («Вечерний мед» Костя Москальца).
       Примечательно, что все эти авторы начинали как поэты, многие и сейчас продолжают писать стихи. Отсюда, наверное, музыкальность новой украинской прозы. Творческие манеры — самые разные: от сугубо реалистической (Матиос) до хулигански постмодернистской (Андрухович). Правда, постмодернизм украинский какого-то особого разлива: в нем нет цинизма — этой главной ноты постмодернизма российского.
       Зато вся новая литература Украины немыслима без подзабытой в нашей литературе гражданственности — причем здесь она не патетическая, а очень человечная. Литература занялась извечным, для нее лишь одной посильным делом — разбираться в «постсоветской» душе украинского человека, душе, мучимой умолчанием, насилием, ложью.
       Иногда, читая украинских литераторов, кажется: уж слишком откровенно они пишут. Прикрылись бы спасительной иронией да самоиронией, эдакой усмешечкой сквозь зубы, отступив на шажок-другой от происходящего. Но смею думать: не будь этой откровенности в литературе, не случился бы и Майдан.
       Потому что новая украинская литература — это литература в первую очередь о свободе — от насилия, от «промывания мозгов», от социальной беспомощности и от готовности в очередной раз быть обманутыми.
       В конце 2003 года (за год до Майдана) в Киеве появилась книжка «Нерви ланцюга» («Нервы цепи»). 25 современных украинских поэтов и писателей выразили в ней свое понимание свободы — и, главное, понимание того, как долог будет путь к ее обретению.
       «Почему мы такие циничные? — спрашивает в своем эссе в «Нервах» Оксана Забужко. — Мы не циничные, мы нищие. Не деньгами, нет, это дело наживное, мы убогие духом. Мы так долго «выживали», что, когда нас наконец-то спустили с цепи на волю, мы просто не знали, что на этой воле можно делать, кроме как наращивать и преумножать…
       Нам не сказали, чего еще можно хотеть от жизни, кроме комфорта и почестей, и поэтому, услышав, что кто-то там выходит с лозунгами на площадь, мы подозрительно щуримся: не иначе им заплатили!.. Это врожденное недоверие к каким-либо мотивам человеческих поступков, кроме непосредственной выгоды, эта клиническая духовная убогость — первейший и безошибочный знак того, что из национального генотипа удален ген свободы…».
       Как воспринималась новая, будоражащая сознание литература в Украине? Московский критик Александр Гаврилов за несколько месяцев до оранжевой революции побывал во Львове на книжной ярмарке. На литературные вечера во время этой ярмарки в залы набивалось столько людей, что однажды, вспоминает Гаврилов, «мы вытащили стол и два стула (для выступающих) во двор. Двор был забит битком, а кроме того, львовские дворы — это такая помесь одесских и питерских, и весь этот трехэтажный двор был увешан людьми: вверху, то есть с балконов двора, с внутренних галерей двора свисали люди, чтобы послушать…». «Украина сегодня слушает своих литераторов, хочет их знать и хочет их слышать», — резюмировал Гаврилов. Слушает и хочет слышать.
       Так бывает в одном случае — когда у литературы и ее читателей общими становятся ценности, ориентиры, смыслы.
       …В ноябре—декабре прошлого года украинские писатели вместе с тысячами граждан Украины вышли на свои майданы. Шли в колоннах митингующих, стояли в оцеплении. Сергей Жадан — тридцатилетний преподаватель Харьковского педагогического университета — был, например, комендантом местного оранжевого палаточного городка. И что теперь?
       Юрий Андрухович недавно признался: сегодня, когда он читает и слышит своих политиков, «хочется порой метнуться к зеркалу и спросить у своего отражения: за это оно боролось?». Однако разочарования нет, хоть нет, понятно, и эйфории. Журналы выходят, книги издаются, и новая украинская литература «не перестает». Главный вопрос: сможет ли новая реальность Украины стать адекватной своей художественной литературе?
       Не стоит питать иллюзий. Прав, по-моему, Андрухович, когда говорит, что Майдан, явив собой сконцентрированный образ Украины, как будто показал нам ее проекцию в будущее — как Украины «возможной, потенциальной… где все люди будут свободны, разумны и толерантны».
       
       Елена МАРИНИЧЕВА, журналист, переводчик с украинского
       
22.08.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 61
22 августа 2005 г.

Наука
Омский академик Александр Ильин предложил простое доказательство знаменитой теоремы Ферма

Пифагоровы штаны снова в моде

Технологии
Академик Всеволод Бурцев: Зато мы делали антиракеты

Расследования
Рецензия на тюремную публицистику бывшего министра атомной энергии

Обстоятельства
Сломать Ходорковского и Лебедева. В связи с ремонтом

Ходорковскому предложили отбывать наказание в качестве мэра

Суд да дело
Присяжные надзиратели. Президент внедрил своих представителей, чекистов и милиционеров, в судебную власть

Обвиняемые нацболы хором шептали свидетелю: «Врушка, врушка»

Инострания
Сектор Газа. Сдержанность солдат и полицейских поражает

Террор
Спецоперация бельгийской полиции: терорист обезврежен без единого выстрела

Блестящая совместная инициатива чекистов и кондукторов

Тупики СНГ
Лука Мультищев. В Беларуси запретили мультики, а на их авторов завели уголовное дело

Краiна Мрiй
Адамкус подарил Ющенко бочку меда

Чем объясняется популярность украинских писателей до и после майдана Незалежности?

Регионы
Казанские чиновники благоустраиваются

К чему приводит неуместный юмор

Жаворонки и красный петух

Санкт-Петербург
Внешторгбанк подводят под уголовное дело

Финансы
Металл, который призрели

Точка зрения
Павел Фельгенгауэр: 2008 года не будет

Общество
Только 13 процентов из тех, кто в 1991-м защищал демократию, готовы сделать это еще раз

Власть и люди
Омичи до 16 и старше — под колпаком новой старой идеологии

Митинги.Ру
«Союз общежитий» выступил в защиту беженцев

Люди
Первоклассник без гражданства. Пенсионерка Елена Арманд спасла ему жизнь, посвятив свою

Отдельный разговор
Пьянству — бой. И girl

Несовершеннолетних алкоголиков все больше. Счастливого детства нет ни у одного

Свидание
Заповедная зона особого режима. Прогулка с Вячеславом Ивановым по Переделкину

Специальный репортаж
IX фестиваль визуальных искусств во Всеросийском детском центре «Орленок»

«Шестидесантник» Евгения Евтушенко
В эти августовские дни 37 лет назад мы оккупировали Чехословакию

Наши даты
21 августа родился бард Владимир Туриянский

Наградной отдел
Гран-при «За рулем»

Сюжеты
Как отдохнуть без загранпаспорта

Как получить деньги со страховой компании

Спорт
Ледовый творец Николай Пучков

Хоккейная Европа не поддержала Россию в битве с НХЛ

От Могильного до Грабовского. История одного перехода

Интернет
Зачем создавать вирусы? Ведь ни денег, ни славы, ни счастья…

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100