NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ЧЕТВЕРКА С ПЛЮСАМИ И МИНУСАМИ
Режиссера фильма «4» Илью Хржановского за границей наградили, а в России хотели повесить
       
(Фото Сэма Клебанова)
     
       
Дебютный фильм Ильи Хржановского «4», участвовавший в Венецианском фестивале, получивший две награды кинофестиваля в Роттердаме и приз за дебют фестиваля в Сиэтле, в России стал самым скандальным фильмом сезона. С режиссером мы встретились в Выборге, на самом нескандальном кинофестивале. Илья — сын знаменитого режиссера Андрея Хржановского, автора классических фильмов «Стеклянная гармоника», «Жил-был Козявин», картин по рисункам Пушкина. Так что обойтись без вопросов о выборе профессии «по семейным обстоятельствам» не получилось…
       
       
– В детстве я хотел стать маршалом…
       — В подражание конкретному герою — Жукову или Рокосовскому?
       — Просто понимал: маршалом надо стать непременно. Хотя не меньше манили профессии маляра и шофера. Если серьезно, то надеялся стать художником, но в какой-то момент понял, что это иной язык, который можно прекрасно выучить, но твоим он не станет. Потом в равной степени привлекали и сцена, и кино. Предполагал серьезно заниматься театром. Интересовали лабораторная сцена, актерская импровизация. В 97-м поставил с группой актеров спектакль «То, что я чувствую». Потом в соавторстве с сокурсником Артемом Михалковым сняли игровую картину «Остановка» — если честно, довольно плохую.
       — Вы заканчивали ВГИК, мастерскую Марлена Хуциева...
       — Сначала учился в Академии художеств в Германии. Затем возник выбор: одновременно поступил в Берлинскую киноакадемию и во ВГИК. Но во ВГИКе мастерскую набирал Марлен Мартынович, это все решило. К удивлению моих знакомых — шел 93-й год — приехал в Москву.
       — Время, когда центробежные силы преобладали над центростремительными.
       — Тем более когда «там» была налаженная, можно сказать, привычная жизнь.
       — После полутора лет комфортной «забугорной» жизни вы могли бы профессионально развиваться и в Германии?
       — Вы спрашиваете меня — могу ли я есть рисовую кашу? Конечно, но не люблю. Для меня там было неинтересно, пресно. Берлин — яркий город, но Москва (в тот момент особенно) была мощнее энергетически заряжена.
       — Судя по вашей радикальной, я бы даже сказала, экстремальной режиссуре в «4», у вас не могли не возникать конфликты с мастером. Как складывались отношения?
       — По-разному. Иногда ссорились. «Вы не правы, Марлен Мартынович!» — нагло заявлял я. Он парировал: «Илья, ты должен запомнить: я прав даже в своей неправоте». Сейчас понимаю, насколько это справедливо. Хуциев не просто большой художник, он дал нам главное — понимание. Если считаешь необходимым что-то сделать, выполни художественную задачу любой ценой. Несмотря на сложности и препоны.
       Когда на первом курсе он дал задание сделать режиссерскую экспликацию одной из глав «Евгения Онегина» — это расширяло сознание. Помню, был показ во ВГИКе — ответственное событие. Уже гости с цветами приходили, телевизионщики… а Хуциев мог отменить показ вообще, если чувствовал, что его курс не готов. Это тоже было уроком. Ведь кино — производство, в котором участвуют десятки людей с разными ощущениями. Не у всех есть потребность художественно высказываться. Многие просто осуществляют свою работу. А задачу ставит режиссер, если он автор, — хотя не выношу эту расстановку по полочкам: авторское, коммерческое.
       — Цель собрать приличные сборы — не ваша?
       — Ставя подобные задачи, я бы избрал путь более короткий для их достижения — нефтью занялся бы или банковским делом.
       — Картина «4» расколола все киносообщество на непримиримых сторонников и противников. Вы прогнозировали подобный результат?
       — О расколе не думал, о поляризации мнений — конечно. В самой структуре картины закладывалась возможность разного на нее отклика. Вы реагируете на нее в зависимости от того, какая вы. Это ваши проблемы, а не фильма. Вот мы сейчас с вами неподалеку от Выборга, в живописнейшем месте на берегу Финского залива. Вы посмотрите вокруг и скажете: «Темнеет быстро, мрачно. Ни моря, ни пальм. Сплошные сосны. Комары». А можно иначе: «Свежий воздух. Невероятный желтый закат огромного солнца. «Картинка» — рай для кинематографиста». Погода, пейзаж — одни и те же. А градация — в вашем сознании, настроении. Поэтому одни мне говорят: «Черный фильм, страшный». Другие: «Светлый». Кто-то предлагает сократить первую часть, другие — вторую. Комментарии связаны с тем, какие люди. Фильм лишь их провоцирует…
       — Вот вы и сказали ключевое слово. Провокативность была изначальным компонентом фильма?
       — Я старался заложить и максимально отстроить для себя возможность пробиться к зрителю, что непросто. Мы сегодня очень закрыты. Научились дистанцироваться, готовы сопереживать… комфортно. Не тратиться. Не хотим, чтобы в нас «попали». Сильные эмоции готовы испытывать, а сильные чувства — нет. Сильное чувство может изменить нашу жизнь. Оно ведет, тащит. А эмоция, даже мощная, — всего лишь экстремальный спорт, выброс адреналина. Неготовность тратиться и есть признак клонированного сознания, превращения человека в живое мясо.
       — В фильме тема клонирования играет значительную роль, о ней рассуждают, потом она реализуется в действительности, поднимая ее на уровень фантасмагории. Вас не удивляло вот какое обстоятельство: картина, экспериментальная по форме и языку, вызвала горячие дебаты не на тему «как» — всех взволновало «что»… Отчего режиссер показал столь отвратительную Россию, образом которой стало лицо полубезумной, беззубой старухи?
       — Это происходит только здесь, в России. Меня огорчает, что обсуждают не картину, а мой морально-нравственный облик.
       — Помню, на «Кинотавре» вам предлагали собирать манатки и сваливать… понятно куда.
       — Еще одна журналистка говорила, что не желает быть со мной гражданкой одной страны. Но критика была разной. Пока одни оскорбляли, другие здорово помогли: статья Масловой в «Коммерсанте», Плахов, Гладильщиков. Появился целый ряд рецензий, для меня важных и полезных. Дело не в оценках — в понимании. Помните, на «Кинотавре» был шуточный суд над фильмом, который в контексте участников того действа оказался не таким уж безобидным. И юмористический выбор: что лучше — убить меня или повесить, выглядел не таким уж смешным. Но одна американская журналистка сказала: «Зря думаете, что фестивали приглашают картину лишь потому, что она показывает Россию в том виде, в котором они себе ее и представляют. Для этого есть другие каналы, в том числе и телевидение. Важно, есть ли прорыв к экзистенциальным проблемам».
       — Насколько сценарий, написанный Владимиром Сорокиным, изменился по ходу съемок?
       — Практически не изменился. В этом сейчас можно убедиться — вышла книжка Сорокина, где он опубликован. С другой стороны, конечно, есть разница.
       — А огромная сцена в деревне, сакраментальная пьяная оргия, в которой участвуют старухи…
       — Вопрос пропорций — режиссерский.
       — Как Сорокин воспринял фильм?
       — Вначале многие вещи показались ему неблизкими. По прошествии времени отношение трансформировалось в противоположное. Сейчас картина представляется ему интересной, а сценарий — лучшей из его работ в кино.
       — Главный упрек, предъявленный к фильму, — нелюбовь к России. Это мнение не разделяю, но, по вашему диагнозу, выходит, что «больной» скорее мертв, чем жив…
       — Но это касается не только России. Мир сейчас таков. Все мы двигаемся примерно в одну сторону, только с разными скоростями. Это история про нашу одинаковость, стремление не чувствовать, зарыться в пуховое одеяло комфорта. Про индустриализацию, проникающую в сферу сознания. Это наша всеобщая беда. Закрывать глаза? Но если поймешь, что скорее мертв, чем жив, есть шанс попасть в реанимацию. Будешь изображать «полный порядок» — непременно погибнешь.
       — Поздравляю вас с получением наконец-то от Минкульта разрешительного удостоверения на показ фильма.
       — Спасибо. Разрешение «с ограничениями». Хотя в чем особая жестокость? Никого в фильме не режут. Это накопленное ощущение невыносимости бытия шокирует. С помощью приятных слов от себя не убежишь. А единственная возможность сохраниться — жить без самообмана.
       — В фильме вы рассматриваете тему клонов, а в реальной жизни ищете себе подобных?
       — Смотря что понимать под «подобными». Ищу людей, которым могу верить, которые раздвигают горизонты. Совсем не обязательно похожих на меня. Мне интересно общаться с моими родителями, моей женой Сашей, с друзьями — Лешей Германом, Борей Юханановым.
       — Слышала, что сейчас вы увлечены судьбой последнего физика-универсала Льва Ландау — создателя «теории счастья».
       — Мы работаем над сценарием с Владимиром Сорокиным. В центре его — особый человек в особое время, сочетающий в себе качества и поступки невероятные. Вокруг личности подобного масштаба и проблемы немыслимые. Например, почему человек, вольный быть свободным, выбирает несвободу. Ведь он мог жить в любой стране мира. Любил много разных женщин и высмеивал брак. И все же вернулся в СССР и всю жизнь прожил с одной женой. Почему мы все время ставим себя в несвободные обстоятельства, чтобы стремиться из них вырваться к свободе?
       
       Лариса МАЛЮКОВА, Выборг
       
29.08.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 63
29 августа 2005 г.

Образование
Качественные знания теперь будут доставаться только одному классу — богатых

Наука
Академик Ильин к критике относится положительно, а к опечаткам — терпимо

Ким Смирнов: Где вы, аспиранты Ландау?

Обстоятельства
В партии политического большинства обнаружен сексуальный извращенец?

«Стародум» Станислава Рассадина
Свобода быть несвободным. Кажется, именно это — главное завоевание нашего времени

Болевая точка
Зачем матери погибших детей придут из Беслана к президенту?

Кавказский узел
Пиар-теракт президента Карачаево-Черкесии — это лишь попытка напомнить о себе?

Мини Пожарский. Мэр Махачкалы говорил с ревизорами на языке пламени

За рулем
Переход пешеходного периода. Готовьтесь к акции «Я пропускаю пешеходов»!

Отдельный разговор
Быт и нравы работников Евросуда

Чувство полученного долга

Государство не выполнило позитивных обязательств

Жалоб приходит столько, что Страсбургу уже мало бюджета в 39 млн евро

Суд да дело
Благовещенск движется к Израилю

Автор «Пилотажа» не смог сесть

Подробности
Михаил Касьянов пишет сценарии

Налоговики создают опасный прецедент

Московский наблюдатель
Москву оставят без базаров?

День Москвы состоится при любой погоде

Специальный репортаж
Расход конем. Кто стал гвоздем программы празднования 1000-летия Казани?

Казан, чтобы варить. Юбилей как повод решить все и сразу

Тупики СНГ
Новый курс Москвы на постсоветском пространстве. Хочется покурировать? Это уже зависимость

Активистов «Кмары» отправили к белорусским бомжам

Набухают почки революций…

Краiна Мрiй
Ющенко требует пересчета голосов

Украинские власти открестились от своего министра экономики

Геополитика
Зачем Китай, Япония и Корея написали общий учебник истории?

Проспект Медиа
Игорь Малашенко: Сегодня я сделал бы канал для людей, которых интересует информация

Люди
Письма Богу от 3000 младших школьников. «Здравствуй, Господи, навсегда!»

Свидание
Прогулка с академиком и писателем Вячеславом Ивановым по Переделкину. Часть II

Библиотека
Георгий Данелия. «Тостуемый пьет до дна». Часть II

Кинобудка
Диагноз возрождающегося кинематографа — врожденная неполноценность?

Режиссера фильма «4» Илью Хржановского за границей наградили, а в России хотели повесить

Культурный слой
Какую бы пьесу написал Толстой, если бы жил в наше время?

Вышел сборник лучших произведений «Новой драмы»

Главы государств СНГ подписали Соглашение о гуманитарном сотрудничестве

Наши даты
Он стоял против течения. 28 августа Юрию Трифонову исполнилось бы 80 лет

Спорт
Приглашение в «Динамо» бразильского тренера не сделало игру бело-голубых бразильской

Клонированные Березуцкие, или ЦСКА победил числом

Крылья нам не подрезали. А паровоз под откос пустили

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100