NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ВЕДУЩИЙ К ВЫЗДОРОВЛЕНИЮ
Каждый день на канале «Домашний» — сеансы качественной психотерапии от доктора КУРПАТОВА
       
(Фото Сергея Кузнецова, "Новая газета")
     
       
У всех героев этой программы проблемы: кто-то не может бросить курить, кто-то полнеет, кто-то вечно всюду опаздывает. С каждым из них работает доктор. Вот он на экране — молодой человек «конфетной внешности», с голосом каким-то неприятно проповедническим. Еще один Кашпировский — Чумак — Нагиев… Сейчас выскажет нам пару сентенций, заговорит все родинки, вынесет все приговоры…
       
       
И сколько же всего такого уже было на телевидении! По форме — доброго, по сути — пошло-циничного. Уйдем от этого доктора «гулять пультом»? Новый круг поканального поиска — негде приткнуться — и вот он снова, этот доктор, да? И что такое: как-то он непривычно для телеведущего по-человечески глядит, да и голос вообще-то приятный, а герои — ну просто гениальные актеры, так сыграть неловкость, стыд, чувство вины просто нельзя! Послушаем? Женщина говорит о диагнозе своего ребенка: умственная отсталость. Она будто оправдывается, что родила, что растит такого ребенка, что живут они, смеют жить…
       И ведущий встает перед ней. Тот самый «конфетный мальчик» — он перед ней встает для того, чтобы принести извинения за то общество, в котором живет она, в котором все мы живем. Которое может внушить человеку вот такие чувства. Он, как и его героиня, будто тоже не играет — так сыграть нельзя, на такой ноте искренности обычные телеведущие вряд ли когда-либо говорили.
       Они, оказывается, и не играют.
       В телепрограмме доктора Андрея Курпатова участвуют только реальные люди. Вот, к примеру, еще одна женщина, она пережила неожиданную, скоропостижную смерть молодого супруга. Он умер от тромба, и ей все время кажется, что и она умрет от тромба. И так же скоропостижно и неожиданно. Достаточно взглянуть на эту женщину, чтобы сразу поверить: она действительно живет внутри страха и паники, она сама просто сгусток страха, паники и боли…
       Ведущий, немного с ней поговорив (она отвечает на вопросы, но глаза на мокром месте), берет две чашки, показывает их и разбивает одну вдребезги. Женщина резко вздрагивает и вся сжимается. Ощущение, что ее, балансирующую на канате, отцепили от тонкого основания и вместе с ней подпрыгнули. Непонятно, как они приземлятся, знает ли вообще тот, кто отцепил, что он делает?
       Он знает, он рассуждает вслух совершенно спокойно: а что случилось с чашкой? Она разбилась, умерла, но вторая цела, жива, никто не знает, когда и отчего ее не станет, но точно не оттого, что ее разобьет доктор. Потому что вот она, эта чашка, вручена героине программы…
       Я смотрю третью, пятую, десятую программу несколько дней подряд — все герои преображаются прямо на глазах. Что-то такое неуловимое в них меняется к концу передачи — в жестах, в мимике. Плечи у них, что ли, расправляются, спины выпрямляются, в глазах ли, до того потушенных, блеск? В общем, «Нет проблем с доктором Курпатовым». Кстати, доктору название программы категорически не нравится.
       
(Фото Сергея Кузнецова, "Новая газета")       
– К счастью, этого названия больше не будет, — говорит мне Курпатов, — огромное количество людей считает, что все то, что они видят на телеэкране в моей программе, мной и сделано: от начала и до конца, от декораций и до названия. Но я мог контролировать только то, что происходит в студии в моем общении с героями.
       — Вы говорите об этом в прошедшем времени. Что-то изменилось?
       — Да, мы расстались с прежним продюсером, я теперь сам руковожу программой и очень надеюсь, что все будет сделано правильно именно с моей, психотерапевтической точки зрения.
       — Андрей, телезрители видят вас каждый день и совершенно ничего о вас не знают.
       — Я из Санкт-Петербурга, бабушки и дедушки — блокадники. Я окончил Нахимовское училище, позже морской факультет Военно-медицинской академии. Я всегда хотел быть врачом и слабо себе представлял, что врачи могут быть невоенными, потому что, когда я болел, меня всегда лечили они. О том, что существует гражданское здравоохранение, я узнал значительно позже: один мой дед — генерал медицинской службы, другой был известным военным гастроэнтерологом, отец — врач-психиатр, тоже военный.
       — Но вы, как я понимаю, не стали военным врачом?
       — Я работал какое-то время по специальности, но пришлось демобилизоваться из-за тяжелой болезни. Работал в кризисном отделении Санкт-Петербургской клиники неврозов имени Павлова.
       — Это уже после болезни?
       — Во время болезни. Бывает такое крайне редко, когда обычный вирус гриппа поражает нервную систему. Это был именно мой случай — периферический паралич, с которым я сражался два года. Я был полностью обездвижен, но особенность этого диагноза заключается в том, что, в отличие от тела, мозг не поражается. Я к моменту болезни уже был психотерапевтом, и моя больничная койка превратилась в рабочее место. Ко мне приходили пациенты.
       — Знали ли вы тогда наверняка о том, что подниметесь, будете ходить?
       — Я как врач понимал, что исход такого заболевания может быть разным. Если человек быстро не умер, то дальше идет длительный процесс восстановления, разной степени сложности. Мне сначала говорили, что я умру, потом — что никогда не смогу ходить. Но я постепенно начинал ходить, на костылях сначала, затем с палочкой, а теперь у меня несколько оригинальная походка — это единственное, что напоминает о болезни.
       — Вас спасла профессия?
       — Нет, я не думаю, что психотерапия спасла мне жизнь, болезнь протекает по своим правилам, другое дело, что она производит разной степени эффект на человека. Поскольку болезнь редкая, завелась такая традиция в Клинике нервных болезней: выздоровевший приходит на следующий год к тому, кто только что оказался обездвиженным. Когда я лежал, ко мне пришел высокий, румяный молодой человек, он еще не мог к этому моменту наступать на пятки, то есть еще не полностью восстановился, но уже передвигался самостоятельно. Он сел ко мне на кровать, в глазах тревога, сострадание, и как начал заклинать: «Только не думай, только не думай…». Дело в том, что немало молодых людей, оказавшись в такой ситуации, предпринимают попытку суицида. Я стал в итоге его психотерапевтом, я всегда считал, что болезнь — это просто физическое недомогание, которое надо преодолевать, здесь не на кого жаловаться.
       — Вы очень молодо выглядите, а ваша профессия, как ни одна другая, наверное, нуждается в жизненном опыте. Я потому вас так подробно расспрашиваю о периоде вашего личного кризиса, что такие испытания умножают физический возраст, год как бы идет за несколько лет. Ситуация, в которой были вы, может быть, повлекла за собой какие-то предательства, опыт страданий и преодоления. Или не так?
       — Мне требовались переливание крови, замена плазмы. Чтобы смыть вирус, мне восемь раз меняли кровь. И я прекрасно помню, как я лежал в реанимации и ко мне тайно пробрались мои товарищи из моего взвода, а я знал, что около 50 человек уже сдали кровь в первые четыре часа, после того как было объявлено, что есть такая необходимость. Я знаю, что люди способны на замечательные, великолепные поступки, меня никто не предавал.
       Испытания?.. Ну, 28 дней в реанимации знаний о том, что есть страдание, конечно, прибавляют, но было бы неправильно, если бы психотерапевт в работе пользовался своим опытом. Есть общие механизмы работы нашей психической системы. Я должен быть специалистом в понимании того, как эти законы работают у разных людей.
       — Вы, насколько мне известно, написали около ста научных статей, пособий и монографий. В то же время вы автор более двух десятков книг по популярной психологии, ведущий телепередачи. Как это все сочетается?
       — График у меня такой, что не пожелаю никому. Очень ценю время, проведенное в семье с моей любимой женой и полуторагодовалой дочкой. Живу между Питером и Москвой, там моя клиника, я открыл ее в прошлом году, там семья. Здесь — съемки.
       Мои пациенты нуждались в пособии, где были бы сведены в одно все те упражнения, которые я с ними разрабатывал. Так появилась первая моя книга по популярной психологии, она называется «Счастлив по собственному желанию».
       После клиники неврозов я возглавил Санкт-Петербургский городской психотерапевтический центр и как руководитель начал проводить исследования.
       Пришел к выводу, что подавляющее большинство людей не отягощены знаниями о самих себе. Я считаю своим долгом рассказать то, что людям нужно знать, чтобы просто жить в этом обществе и быть полноценными его представителями: не крутиться под влиянием каких-то внешних сил, вести более осмысленную жизнь. Это во-первых.
       А во-вторых, если я с экрана ТВ рассказываю о той психологии, которая имеет научную основу, я тем самым помогаю коллегам, которые хотят работать профессионально в научной, а не в доморощенной парадигме.
       Я этот проект пробивал целых два года на разных телеканалах. Начинал с ТНТ, сняли «пилот», но я не смог согласиться с какими-то вещами, которые просто явно противоречили моему профессиональному пониманию, какой должна быть передача. Я понимал, что нужна интересная форма. Но за ней предполагал содержательный и настоящий, а не выдуманный разговор. Программа понравилась и была в итоге принята только на телеканале «Домашний».
       — Как происходят ваши встречи с героями программы?
       — После того как человек позвонил на программу, у него выясняют, готов ли он к тому, что его покажут по телевидению. Звонков море, но совсем немного в стране людей, которые реально готовы перед телекамерой открыто говорить о своих психологических проблемах. Есть важное условие — присутствие тех лиц, о которых идет речь. Потому что, если у человека проблемы с ребенком или с супругом, надо с ними и приходить, я иначе не смогу помочь — это семейная терапия. После того как условия приняты, с человеком беседует психолог, который работает со мной на программе. Он подробно выясняет ситуацию и рассказывает ее мне. Если я понимаю, что мы можем справиться в отведенное время, или по крайней мере вижу способ решения проблемы, с которой обратился человек, — он в эфире, никакого специального отбора у нас нет.
       
       Ведущая рубрики Галина МУРСАЛИЕВА, обозреватель «Новой»
       
15.09.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 68
15 сентября 2005 г.

Краiна Мрiй
Почему в Украине не сформировалась культура молчания

Суд да дело
Дело «ЮКОСа». «Здесь вам не Страсбург!» — заявил судья

Суд по благовещенской зачистке отложен на 12 октября

Жители Беслана делают работу, которую не хотят делать прокуроры

Власть и люди
Президент действительно услышал матерей или им это показалось?

Стенограмма воспоминаний «Матерей Беслана» о встрече с президентом России

Расследования
Пропавшие без вести на улице Гурьянова и Каширском шоссе

Подробности
Теперь мы знаем, кто мог освободить из отделения милиции боевиков, избивших нацболов

Митинги.Ру
Приличное местоимение. В России шумно появились свои оранжевые. Называются «МЫ»

Власть и деньги
Вся Рязань в руках у абсолютно непрозрачной фирмы, зарегистрированной в Казани

Цена закона
Дума готовит отмену поправок в «наркотические» статьи УК, которые сама же принимала

Новости компаний
В чем причина атаки на «Ильюшин Финанс»?

Московский наблюдатель
Президиум Верховного суда РФ признал право хозяев на уже снесенное здание гостиницы «Спорт»

Библиотека
В Москве заново открылся книжный магазин «Фаланстер»

Регионы
Причиной вспышки гепатита стала авария в канализационных сетях

Санкт-Петербург
Виновны ли дочери Путина в отставке декана СПбГУ?

Анонс
Задайте свои вопросы Артемию Троицкому

Что и как говорят граждане до 16-ти, проживающие вместе с Вами?

После выборов
Из Саратовской Думы оппозиционеров выгнали за дверь

Телеревизор
Каждый день на канале «Домашний» — сеансы качественной психотерапии от доктора Курпатова

Светлана Сорокина: Есть зрители-садомазохисты — смотрят то, что их раздражает

Кира Прошутинская на телевидении столько лет, сколько ей не дашь

Наградной отдел
Названы лауреаты премии Артема Боровика

Исторический факт
100 лет назад закончилась русско-японская война. Экипаж «Варяга» не совершал никакого подвига?

Кинобудка
Призер Венецианского кинофестиваля — картина из Екатеринбурга «Первые на Луне»

В Анапе стартовал 14-й Открытый фестиваль стран СНГ и Балтии «Киношок»

Театральный бинокль
«Новая драма»–2005 подтвердит репутацию самого социального фестиваля России

Музыкальная жизнь
Михаил Муромов: Мне смешно смотреть на то, что происходит с нашей музыкой

Сюжеты
Одноразовая роскошь для Золушки

Единственный в Европе аттракцион с дрессированными пантерами

Наши даты
Ушел академик РАМН Лев Дурнов

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100