NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

РАДИО ИЗ БЫВШИХ И НАСТОЯЩИХ
Алексей ВЕНЕДИКТОВ: Мы ставим на профи, у которых временные нелады с историей
       
       
Они 15 лет гонят волну. И говорят, что все только начинается. Они государственные, контролируются крупнейшей госкорпорацией, но кто еще более независим? Их основатель Сергей Корзун работает на другой станции, но в новом, юбилейном, сезоне его программа может появиться и здесь. Их главный редактор — и наемный менеджер, и акционер.
(Рисунок Семена Левина)        Порассуждать на тему «15 лет — это срок или возраст?» гости «Эха Москвы» еще соберутся, а сегодня об «Эхе» — Алексей ВЕНЕДИКТОВ.
       
       — Это новая тенденция такая или мне только кажется: «Эхо» начинают мочить — как в других СМИ, так и приходящие на «Эхо» гости.
       — «Эхо» начали мочить, по рассказам Михаила Сергеевича Горбачева, в сентябре 90-го года, ровно через месяц после того, как «Эхо» возникло. Тогда мы сообщали, что в Подмосковье стягиваются войска. Это было истинной правдой, но члены президентского совета стали возмущаться: что это за вражеская станция у нас под Кремлем? Предлагали если не замочить, то немедленно закрыть!
       — Тенденция, однако.
       — Да. А с Горбачевым, кстати, сейчас мы нежно дружим. Мне представляется, что в условиях, когда справедливая критика власти сузилась до нескольких газет и радиостанций, она попросту стала заметнее: одно дело, когда тебя тыкают дубиной, другое — иглой. Поэтому возникает, как говорит моя бабушка, «нервная почва». Кроме того, у некоторых коллег «Эхо» вызывает законное изумление: как им еще не закрыли пасть? Мы вот, мол, уже…
       — Прогнулись…
       — Это ваши слова. Мы все поняли, стали правильные, а они — неправильные. И коллеги говорят: сделайте их правильными или закройте! А поскольку нас не делают правильными и не закрывают, коллеги нервничают.
       — Слушайте, но Леонтьев, выступая на «Эхе», говорит, что вас надо закрыть. Это вообще что?
       — Люблю Мишу за искренность. Пусть говорит. Я своим-то не могу диктовать, что говорить, а уж приходящим гостям…
       — Меня трудно заподозрить в нелюбви к журналистам — сама такая и пишу о журналистах. Но, что называется, доколе из-за отсутствия реальной политики основными комментаторами на «Эхе» будут журналисты?
       — Вы имеете в виду «Особое мнение», которое журналисты делают потому, что политики вынуждены соотноситься с решениями своих центральных комитетов? У меня никогда нет ощущения, что политик говорит искренне. А журналист (и мы это видим по эфирам) меньше зависим от своей редакции. Журналисты у нас выражают радикально либеральные, государственнические и консервативные позиции.
       — Да, например, Владимир Познер у вас говорит, что Ходорковский — готовый кандидат в президенты.
       — Я говорю пока об «Особом мнении». В нем важно то, что журналисты вступают в полемику с публикой. Мало кто знает, что Ларри Кинг 30 лет работает на одной радиостанции. Точно так же сделали и мы: поставили во главу угла тележурналистов или журналистов, лишенных ТВ по политическим мотивам, и дали возможность общаться с аудиторией.
       — На ваш взгляд, что изменилось за 15 лет?
       — Все. Мы, гости, я, журналисты, Зюганов, Чубайс, аудитория. Люди изменились, а это — все. Я помню совершенно непримиримого, закрытого Зюганова, с которым невозможно было разговаривать еще 10 лет назад. А сейчас он много гибче, мудрее, многому, как и все мы, научился. Это огромный срок.
       — А разочарования какие случались?
       — Я вообще сильно много раньше очаровывался: новая власть, новая оппозиция… Сейчас стал более циничен, более отстранен от них, стал наблюдателем. Это неприятно, дружить ведь хочется.
       Вот мы сейчас едем с похорон Юры Заполя. И люди, делавшие новые СМИ, которые могли быть в стране, все были на его похоронах. Как правильно сказал Миша Лесин, «наши пошли». Оказалось, что делание СМИ в новой России было чрезвычайно затратным для внутренней жизни. Его смерть — это начало конца некой эпохи.
       — А вы лично как изменились?
       — Я, собственно, сменил профессию: был журналистом, стал менеджером. Я занимаюсь идеями, а не их воплощением.
       — Какие изменения на «Эхе» в новом, 15-м, сезоне?
       — Первое — позднеутреннее разговорное радио, с 9.30 до 11. В прошлом году мы выяснили, что нашим слушателям не хватает интерактива, поэтому сейчас в это время мы обсуждаем политику, пробки, есть газетный час, который попеременно будут вести Доренко, Варфоломеев, Ганапольский, я.
       У нас оказались очень неплохие рейтинговые показатели с 20 до 23 часов. В рейтинге Gallup мы держали 1-е, 2-е и 3-е места, хотя обычно — на 8-м (включая проводные станции). А после 23.00 шла музыкальная программа, которая сразу отбрасывала на 13-е место. Поэтому мы запускаем разговорные форматы в 23 часа и в ноль часов — с новыми журналистами. Мы попробуем сделать итоговую передачу с Людмилой Телень и Михаилом Шевелевым. Я им, естественно, сказал, что главным комментатором будет Евгений Киселев, хотя Жене еще этого не предложил. Через трех людей недели, условно: через Грефа, нового иранского президента и Майка Тайсона, поехавшего в Чечню, — мы попробуем подвести ее итог.
       И, наконец, сбылась мечта идиота. Безусловно, я имею в виду себя. Я давно приглашал делать программы Киселева, Сорокину, Шустера и Познера. Сорокина и Познер — лучшие интервьюеры в электронных СМИ. Вообще жанр интервью исчез и с телеэкрана, и на радио. Даже на «Эхе» интервью стали проходными. А интервью Сорокиной или Познера — это искусство. Свету я заполучил, буду добиваться Познера.
       Женя Киселев, участвующий и в «Особом мнении», будет делать реинкарнацию «Итогов» — «Разбор полетов». Талант Жени (а он талантливый) на ТВ не востребован. Значит, надо эту потерю восстанавливать хотя бы нашими слабыми, по сравнению с ТВ, силами.
       — Я знаю, вам звонил Владимир Владимирович.
       — Да, Матвей Ганапольский разорялся в эфире, что очень хотел принести пользу Отечеству, но президент его не позвал в Общественную палату. И в этот момент мне позвонили. «Здравствуйте, Владимир Владимирович», — сказал я. Матвей тут же попросил меня рассказать о его желании. Но не думаю, что Познер будет рекомендовать Матвея в палату. Тем более что сам туда не входит. А мечта моя — чтобы Познер вел программу на «Эхе». У нас должны быть лучшие. Знаете, как у Дудинцева в «Белых одеждах», кубло — место, где собираются люди, которые придерживаются основных принципов свободы. И Познера там не хватает. А с Шустером мы в принципе договорились.
       — С Украины будет вещать?
       — Вот! Это пока главная проблема. Мы хотим, чтобы он прилетал на выходные и делал передачу. Пока ждем. И пусть не надеется, что я забуду об обещании.
       — И пусть не надеется, что уехал навсегда.
       — Вообще пока у нас получилась замечательная линейка староэнтэвэшная в 20.00 с пятницы по воскресенье — Шендерович, Киселев, Сорокина.
       — Мини-НТВ такое…
       — Ну зачем же так обижать маленькое радио? Это — «Эхо Москвы». В нормальной конкурентной обстановке за Киселева, Сорокину, Шендеровича, Ларину, Ганапольского и многих других дрались бы. Но поскольку на рынке есть всем известные ограничения, то со вздохом облегчения говорят: ну пусть у Венедиктова, пусть…
       — С чего вдруг все подхватились и стали делать разговорное радио? Выборы ведь были и до 2008 года, но никто не горел желанием.
       — Под выборы 2000 года были построены телеканалы, под выборы 2004-го — газеты. Эти выборы будут отличаться тем, что на них, я верю, не будет Путина. А это означает, что открыта площадка для борьбы между путинской командой, она будет искать своих людей в СМИ, чтобы иметь свой ресурс влияния.
       — А вы — свой человек?
       — Для части путинской команды — безусловно. Я уверен, что эта часть понимает необходимость существования таких СМИ, как «Эхо», разделяет информационные принципы «Эха» и надеется на то, что «Эхо» будет сохранять те же принципы, когда их примутся мочить. Это же очень простая история с Адамовым. В бытность министром у Адамова была масса претензий, масса! И ко мне, и к «Эху». В марте этого года мы с ним встретились в аэропорту в Швейцарии и сцепились.
       — Прямо в волосы?
       — Нет, ну ладно вам. Голосом. Он — про журналистов, а я — про министров. Это было публично и достаточно жестко. Я ему тогда сказал: «Евгений Олегович, когда у вас будут неприятности, я вас уверяю, ваши адвокаты на «Эхе» получат площадку». Я же тогда не понимал! И что удивительного, что история с Адамовым была на «Эхе»? Он запомнил. (Адамов позвонил на радио из швейцарской тюрьмы и дал интервью в прямом эфире. — Н.Р.) Неважно, как я отношусь к Адамову, Зюганову, Чубайсу или Путину. Мы работаем на наших слушателей. И, когда у людей неприятности, когда им закрывают выходы в другие СМИ, «Эхо» предоставит им площадку, пусть даже закроется все, включая интернет. Точка. Не обсуждается. И люди, требовавшие закрытия «Эха», но попадающие в неприятности, получают у нас площадку.
       — Поименно, пожалуйста.
       — Доренко — пожалуйста. Березовский — пожалуйста. Это был 99-й. Была война — в эфире и за эфиром.
       — Я поняла, почему вы вечны — вечны неприятности.
       — Ну знаете ли… Некоторые верят, что они всегда будут царями горы. Тогда и Адамов это воспринимал как шутку. И с Ходорковским у меня были личные столкновения. Сейчас я о них говорить не буду — он в тюрьме, но «Эхо» (Юля Латынина) наезжало и на его идеи, и на высказывания, и на действия его компании. И разговоры-то были очень серьезные, Невзлин приезжал… Ну и что? Я теперь должен стать в позу обиженной девочки с кружевным передничком и говорить (меняет голос на детский. — Н.Р.): вот их посадили, а знаете, что они мне говорили? Что я гадкий и желтый червяк! Что «Эхо» — это «вошь» надо раздавить»!
       — Ходорковский говорил?
       — Один из его партнеров. И ничего! У всех должно быть обеспечено право на защиту в стране, где все живут с обвинительным уклоном. И предоставление преимущественной возможности адвокатам по любому значимому делу, я считаю, правильно. Мои взгляды никоим образом не соотносятся со взглядами Жириновского, если они у него есть. Но, если он попадет под суд или сядет, его адвокаты будут дневать и ночевать на «Эхе».
       
       Наталия РОСТОВА
       
22.09.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 70
22 сентября 2005 г.

Расследования
Зачем и как жертв терактов вербуют в секту?

Норд-остовцы тоже ходили к Грабовому

Обращение Северо-
Осетинской Общественной организации Ассоциация жертв террористических актов «Матери Беслана»


Кавказский узел
Прокурор Дагестана устал работать на богатого дядю

Экономика
Почему нефтяные компании остановили рост цен и кому от этого будет лучше?

Зерно стало совсем нерациональным

Чем ответили водители на повышение топливных цен

Митинги.Ру
Фермеры и интервенция

Первые лица
Греф потерял интерес к ВВП?

Суд да дело
Президент проигнорировал письмо академиков и отказался помиловать Игоря Сутягина

Начальник РУВД не понимает, за что его уволили

Власть и люди
Как Сергей Беляев посеял на Урале «сутяжный синдром»

Цена закона
Приказ Минздрава поставил непреодолимые препятствия между больными и лекарствами

Есть рекорд: Дума принимает один федеральный закон за 9 минут!

Вместо выборов
Чего добился Путин, отменив губернаторские выборы?

«Стародум» Станислава Рассадина
Перечитывая стихотворение Николая Языкова «К ненашим»…

Специальный репортаж
Репортаж с празднования 625-летия Куликовской битвы

Бухгалтерия финансовой войны между Золотой Ордой и ее регионом под названием Русь

Новости компаний
Депутат Думы Павлов рассказал, как его пытались «убедить» представители «Альфы»

Почему крупный бизнес скидывает свои активы государству?

Отделение связи
Успех академика Ильина принесет нашему собкору Бородянскому 100 тысяч рублей?

Организация «За права человека» стала на одного человека меньше

«Новая» заслуживает оценки своих читателей

Отдельный разговор
«Общая газета». Свидетельство о жизни. Выпуск, посвященный Егору Яковлеву

Милосердие
Сереже Святкину нужны доноры крови

Московский наблюдатель
Москва вернется в детские сады

Регионы
Нижний Новгород близок к эпидемии гепатита

На Вятке собираются открыть музей Молотова

Тупики СНГ
Приподнятая целина. Казахстан развивается невероятными темпами

Краiна Мрiй
Сторонников Ющенко будто бы смыло

Инострания
Немецкие граждане растерялись от собственного выбора

Свидание
Александр Глезер: На Западе я чувствовал себя командированным

Проспект Медиа
Алексей Венедиктов: Мы ставим на профи, у которых временные нелады с историей

Где смеяться на FM?

Телеревизор
Евгений Гиндилис: Наше ТВ уникально

Кинобудка
«9 рота». Совершено в состоянии эффекта

Рекламные ролики исполняют…

Театральный бинокль
Открывается самый политический театр в России — на деньги государства

Теневики в свете рампы. Китайский театр теней в Москве показали французы

Музыкальная жизнь
У знаменитого ансамбля Турецкого — мирные творческие планы

Библиотека
Обзор новых книг от Елены Дьяковой

Спорт
От чего зависит судьба футбольной России?

Медицина
Работа на тоненького

Плоды образа жизни

Реакция
ФАС России считает необходимым опровергнуть…

К сведению…
А ты знаешь, какие у нас буквы?

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100