NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

Уильям ТОМСОН, эксперт ОЭСР по России:
«ПОСТСОВЕТСКИЙ НЭП НИКОМУ НЕ НУЖЕН»
Почему иностранные наблюдатели называют Россию слабым государством с сильными чиновниками
       

      
       
Бюджет, только что принятый Думой в первом чтении, как ни крути, документ политический. Поэтому и чиновники, и отечественные эксперты в его оценке зачастую руководствуются не только хладнокровным экономическим анализом, но и своими политическими воззрениями. Тем интереснее оценка независимых специалистов. Поэтому мы обратились к Уильяму ТОМСОНУ, старшему эксперту по СНГ и Юго-Восточной Европе экономического департамента ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития), одному из авторов нашумевшего доклада этой организации по экономике России.
       
       — При оценке макроэкономических параметров бюджета в первую очередь в глаза бросается профицит в 776 миллиардов рублей, что составляет более десятой части всех доходов страны. Не означает ли это, что государство собирает больше налогов, чем ему действительно нужно?
       — Нет. Я считаю, что в сложившейся ситуации правительство обязано ориентироваться на большие профициты по той простой причине, что российская экономика настолько зависит от международной конъюнктуры и, в частности, от цен на нефть, что доходы достигают уровней, которые я бы назвал невероятными. И как раз по этой причине бюджетная политика правительства должна оставаться консервативной. Конечно, даже если в следующем году цены на нефть упадут, и довольно сильно, они останутся на уровнях, которые выше тех, что считались нормальными еще два-три года назад. Иными словами, бюджет-2006 дефицитным не будет. Но кто знает, что случится через два или три года? Поэтому то, что правительство сейчас пытается накопить значительную часть денег, которые падают ему в руки, — это, на мой взгляд, правильно. Правильно еще и потому, что предохраняет от недопустимых крайностей в бюджетной политике. Многие государства, находившиеся в стадии бурного экономического роста, пытались еще больше разогнать его за счет госинвестиций. Когда же ситуация менялась и рост затухал, у них уже не было достаточных средств для его поддержания, напротив, приходилось сокращать бюджетные расходы, а это всегда болезненно.
       Кроме того, оценивая инфляционные процессы и общее состояние российской экономики, я не вижу вариантов, при которых она может органично принять и разумно, эффективно использовать те доходы, которые сейчас Россия получает от высоких цен на нефть. Поэтому я считаю, что налогово-бюджетная политика России в последние годы была разумно консервативной.
       — Но сейчас-то правительство под напором Думы подготовило документ, который называют «бюджетом развития» — из-за скачкообразного роста расходной части. Одни только госинвестиции запланированы в размере 600 миллиардов рублей — и это без упоминания социалки…
       — Действительно, у нас есть некоторые опасения относительно темпов роста расходной части бюджета. Эти опасения связаны с основами бюджетной политики. Ее необходимо строить, исходя из среднесрочной и долгосрочной перспективы. Вспомните семидесятые, когда большинство крупных нефтеэкспортеров в условиях взлета цен на сырье верстали свои бюджеты с большими дефицитами, рассчитывая на то, что их всегда можно будет покрыть с помощью заимствований, обеспеченных будущими доходами. А потом наступил крах, и нефтеэкспортеры оказались в ужасном положении. Кстати, на их фоне Россия и исторически, и в последние годы выглядела наиболее консервативно, что отличало ее в лучшую сторону. Не стоит повторять чужие ошибки и сейчас. Поэтому ОЭСР весной даже выступала с критикой правительства в связи с изменением цены отсечения в Стабилизационный фонд.
      
(Рисунок С. Аруханова)       Справка «Новой»
       В Стабфонд поступают налоги, которые государство собирает с нефтяников, при цене на нефть, превышающей так называемую цену отсечения. При нынешней цене отсечения налоги делятся так: то, что меньше 27 долларов за баррель, идет в бюджет, остальное — в Стабфонд. Чем выше цена отсечения, тем меньше нефтедолларов оседает в государственной заначке и тем больше тратится на стратегические национальные проекты.
       
       — Ваши опасения оказались небеспочвенными: после так называемого нулевого чтения депутаты добились от правительства значительного роста инвестиционных расходов как через Инвестфонд, так и через федеральные целевые программы. Как вы считаете, способны ли масштабные госинвестиции стать локомотивом экономического роста, как на то рассчитывают парламентарии и некоторые министры?
       — Я к такой возможности отношусь скептически. Безусловно, есть большая потребность в инвестициях в основную инфраструктуру России. Понятно также, почему многие ожидают и даже требуют увеличения социальных расходов. Проблема в том, что сама экономика не может поглотить эти деньги так быстро из-за инфляционных процессов. Не только у меня, но и у большинства наблюдателей есть весьма серьезные сомнения в эффективности госинвестиций, обусловленные тем, что сам госаппарат нуждается в глубоком реформировании. Правда, это утверждение нельзя понимать в том смысле, что правительство не должно делать ничего, пока не разберется с госаппаратом, — иначе оно будет бездействовать еще несколько лет. Все равно надо пытаться. Даже если госаппарат работает недостаточно эффективно и часть инвестиционных денег будет потрачена впустую, все равно в конце мы получим необходимые объекты инфраструктуры. Главное здесь — действовать осторожно и обдуманно. Я бы посоветовал правительству расходовать средства преимущественно на проведение структурных реформ, которые, по моим ощущениям, практически остановились.
       — Вернемся к теме административной реформы, поскольку она в значительной степени определяет эффективность бюджетного процесса. На ваш взгляд, продолжается ли она или продолжается только имитирование?
       — К сожалению, трудно избавиться от ощущения, что с момента реорганизации федеральных органов исполнительной власти в начале 2004 года административная реформа остановилась. Очевидно, что простая реорганизация бюрократических структур в отрыве от изменений широкой институциональной среды не может принести эффект сама по себе. С этой точки зрения в рамках административной реформы мало что было сделано для повышения прозрачности госинститутов, а главное, для обуздания коррупции с помощью более жесткого регулирования деятельности чиновников.
       — Обычно у нас в качестве наглядной иллюстрации хода административной реформы приводят реорганизацию правительства в канун последних президентских выборов…
       — Дать однозначную оценку реорганизации федеральных органов исполнительной власти достаточно сложно. Сам принцип разделения на министерства, службы и агентства правилен — он помогает избежать совмещения функций, ведущего к конфликту интересов внутри ведомства. К сожалению, на деле реформа не только не улучшила работу госаппарата — она его ослабила. Практически на протяжении всего прошлого года работа множества госструктур была парализована, потому что чиновники были заняты преимущественно организационными вопросами и перераспределением обязанностей. Даже сейчас, более чем год спустя, нельзя сказать, что новые ведомства работают эффективнее, нежели старые. Соответственно я не вижу очевидной пользы от этой перестановки.
       Это, впрочем, неудивительно: принципы реформы не были соблюдены до конца. Например, регуляторы во многом до сих пор подчинены профильным министерствам, что противоречит целям реформы. До сих пор нет очевидных сигналов, свидетельствующих, что российское руководство готово к созданию независимых регулирующих органов, равно защищенных от давления со стороны государства и частного капитала.
       — Очевидно, что успех экономической политики зависит не только от деятельности федерального правительства, но и от эффективности действий системы исполнительной власти в целом. Именно необходимостью создания единой системы исполнительной власти Путин мотивировал отмену губернаторских выборов. На ваш взгляд, как далеко продвинулась Россия в этом отношении?
       — Здесь уместно вспомнить тезис, сформулированный в недавнем докладе ОЭСР: Россия — это слабое государство с сильными чиновниками. Россия — мощная страна с богатейшими ресурсами, но большинство наблюдателей все же считают ее слабым государством. Его административные возможности малы, единство страны обеспечено слабо, а многие госинституты находятся под контролем частных интересов (так называемая колонизация госструктур влиятельными лобби). Это делает чиновников неподотчетными, в результате чего они часто действуют на свое усмотрение, вне зависимости от того, чего хотят их политические хозяева или диктует закон. Когда заходят разговоры о создании единой системы исполнительной власти, это означает только одно — слабую управляемость госинститутов, отсутствие их единства.
       Большинство наблюдателей уверены в том, что госструктуры одинаково неподотчетны как гражданскому обществу, так и политическому руководству. Даже президент, находящийся наверху вертикали власти, часто испытывает страх перед тем, как сильно бюрократия влияет на проводимую им политику. Можете вспомнить его фразу, сказанную в годовщину его избрания: «Есть одна проблема, которая действительно не может не наводить на печальные мысли, — очень трудно бороться с российской бюрократией». В то же время слабость государства очевидно контрастирует с тем огромным влиянием, которое имеют отдельно взятые чиновники. В особенности это касается всевозможного лицензирования, приватизационных сделок и перераспределения бюджетных средств. Здесь роль чиновников просто огромна.
       — Кстати, о перераспределении. Очевидно, что конечными получателями значительной доли бюджетных средств, проходящих как социальные платежи, в конечном итоге являются госмонополии: транспортная, газовая, телефонная и так далее. Между тем государство планирует продолжить экспансию на рынок. Как такие планы отразятся на перспективах развития экономики России?
       — Понятно, что государство стремится сохранить контроль над так называемыми стратегическими секторами экономики — в первую очередь сырьевым. Но экспансия госкомпаний и прямое вмешательство государства в общественное производство неминуемо снизит эффективность тех секторов, которые, собственно, и обеспечивали экономический рост начиная с 2000 года. Замечено, что быстрее всего развивались те отрасли, в которых участие государства было наименьшим. В секторах же, где государственные и частные компании работали бок о бок, последние развивались куда более динамично. В принципе большая роль государства в управлении экономикой России может быть оправданна — необходимо ведь реализовывать долгосрочную экономическую стратегию. Но влияние государства не должно принимать форму «ручного управления», то есть прямого контроля с помощью интервенции на рынки. Постсоветский нэп никому не нужен. Государство должно заниматься эффективным и прозрачным регулированием и производством общественных благ.
       
       Беседовали Юлия МАРТОВАЛИЕВА и Алексей ПОЛУХИН
       
26.09.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 71
26 сентября 2005 г.

Суд да дело
Страсбург проездом через Амстердама

Юрий Шмидт: Из Ходорковского хотят сделать вечного подсудимого

Эмиссар Совета Европы ответил присяжным раньше президента РФ

Михаила Трепашкина снова поместили в штрафной изолятор

Точка зрения
Юлия Латынина. Что общего между полковником ГРУ Квачковым и Ходорковским

Кавказский узел
Назранский «сахар». В Ингушетии повторяют рязанские «учения»?

Болевая точка
Обращение Ассоциации жерт террористических актов «Матери Беслана»

Навстречу выборам
Кадыровцы организовали демонстрацию

Московский наблюдатель
Партия власти планирует оккупировать здание Мосгордумы

Митинги.Ру
Политическая осень в Воронеже началась с провокаций

«Тушите свет!»
«Су» против ветра

Чтоб Фрадков заплетал косу…

Волобойские вести

Армия
Военкомы клеят мальчиков, или Зачем уклонистов вешают на заборах

Образование
Вперед, на 30 лет назад! В образовании будет проведена реформа в стиле ретро

Власть и деньги
Чистым нальчиком

Экономика
Почему иностранные наблюдатели называют Россию слабым государством с сильными чиновниками?

Что Госдума сделала с бюджетом и ценами на бензин

Бюджетный процесс как синдром левизны в правительстве

Новости компаний
«Газпром» займет двенадцать миллиардов долларов

Уставшие жить на голодном пайке рабочие ОАО «Апатит» готовят забастовку

Специальный репортаж
В Воронежскую область птичий грипп завозили самосвалами

Регионы
Муфтий, «равный патриарху»

Крокодил в чугуне

Мир и мы
Американцы высадились в Королеве

Тупики СНГ
В белорусах проснулся взрывной темперамент

Краiна Мрiй
Леонид Кравчук: У нынешней власти есть хоть какая-то ответственность

Владислав Каськив: Проблема не в том, что «голубые» плохие

Люди
Мошенник из штрафбата. Благодаря выстрелу в спину он стал заслуженным деятелем искусств

Исторический факт
Вечевые ценности. Черновик учебника другой России

Наука
Лет через пятнадцать «генетический ремонт» превратится в обычную процедуру

За рулем
В автомобильном заторе водитель может… раствориться

Через десять лет в Москве будет пять миллионов автомобилей

Спорт
Динара Сафина: Дедовщины у нас с Маратом никогда не было

Павел Дацюк улетел в Америку

Хайдар Алханов: Вылет «Терека» из Премьер-лиги накануне выборов очень нежелателен для Чечни

Музыкальная жизнь
«Корни» и попKORN российского шоу-бизнеса

Свидание
Александр Журбин: В мюзикле должна быть драматургия, а не просто танцы

Театральный бинокль
Утром — «Полит.Ру», вечером — IKEA

Библиотека
Новинка на книжных прилавках Москвы

Аэроплан на светлое будущее

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100