NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ВПЕРЕД! НА 30 ЛЕТ НАЗАД
В образовании будет проведена новая реформа в стиле ретро
       
(Фото Петра Саруханова)
    
       
Проект реформы российского образования был принят правительством РФ в декабре прошлого года. Какое-то время реформа проходила под именем «развитие». «Проект развития...» вызвал бурю негодования, но почти все дискуссии в этой сфере были размыты и беспредметны. Реформа — это априори «плохо». А сама система образования — консервативна и ретроградна. Попытайтесь реформировать церковь или армию, и вы убедитесь, что это невозможно. Здесь еще хуже. К тому же суть реформы и действия Министерства образования и науки закрыты. Они как будто работают в вакууме, где звук не распространяется.
       Что происходит? В чем суть преобразований? В ответ — тишина вот уже девять месяцев. Все это вызывает инерционную истерию.
       Однако есть и более конструктивное недовольство: суть проекта развития не воплотима в современной социально-экономической обстановке и приведет к глубокой сегрегации общества. Общество это уже прочувствовало. Рейтинг доверия президенту падает, а через два года — выборы. Действующая власть меняет пиар-стратегию. Надо любыми способами удержать электорат, привлечь недовольных. Поэтому президент начал удивлять.
       Он удивил всех 5 сентября, объявив на всю страну о смене курса. Новая пиар-стратегия социального курса должна повлиять на все сферы и, конечно, на образование. Очевидно, что кремлевские технологи работали в течение этих девяти месяцев молчания — с января нынешнего года. Что ждет работников образования? Пока даже они растеряны. Профсоюз, заявив о своей акции протеста 12 октября, сейчас отказывается от каких-либо комментариев. Все настроены скептично и выжидают — что будет?
       Этот же вопрос мы задали специалисту, человеку «в теме» — профессору, члену-корреспонденту РАО, главному научному сотруднику Института теории и истории педагогики — Михаилу БОГУСЛАВСКОМУ. Он как историк реформ образования следит за ними с самого начала.
       
       
Что было. 2000—2004 гг.
(Фото Сергея Кузнецова, "Новая газета")       — Михаил Викторович! Идет ли на самом деле реформирование образования и в чем его суть?
       — В сфере образования в последние два года, а если быть точнее — год, идет столкновение двух курсов. Первый развивался до сентября, но фактически рубежом стал февраль 2005 года. И второй курс стартовал с начала сентября.
       — Идут две параллельные реформы образования? Почему так произошло?
       — Как все начиналось… Сначала был министр Владимир Михайлович Филиппов, которого вынудили уйти в отставку по политическим соображениям — он поддержал на выборах в ректоры РГГУ совершенно одиозного для власти Невзлина. Так вот, Филиппова отличали два качества. Он искренне очень хотел что-то совершить в сфере образования, и при нем начались какие-то конкретные шаги. Это — ЕГЭ, разработка стандартов, эксперименты в сфере нормативного финансирования, Государственные именные финансовые обязательства (ГИФО) и целый ряд других вещей. Филиппов первым перешел от слов к делу и начал осуществлять структурную образовательную политику. К тому же его отличало глубокое уважение к учителям, к руководителям региональной системы образования и желание максимально сделать сферу образования открытой. Сделать открытой деятельность министерства и развернуть образовательное сообщество для обсуждения всех проблем. После отставки все это вменялось ему в вину. Открытость, результативность, нацеленность на общее среднее образование рельефно отличали тот курс, который был до прихода Фурсенко.
       — После прихода Фурсенко в министерство курс Филиппова был забыт? Но до сих пор обсуждаются ЕГЭ, ГИФО, стандарты… Разве нет?
       — Все гораздо сложнее и запутаннее. Летом 2004-го, после президентских выборов и легитимизации новой команды, началась разработка иного курса Министерства образования и науки. В министерстве было введено своеобразное внешнее управление, в него пришли люди не из сферы образования. Основные ключевые посты заняли экономисты, представители науки, как сам министр, или люди из Государственной Думы, которые к образованию отношения не имели. Изначально в этом был и позитивный момент. При Филиппове, при всех правильных шагах, которые им предпринимались, его подход все же был ведомственным, слишком узко образовательным, а не социальным. Но новое министерство впало в другую крайность — и образование, и наука погрузились новыми людьми в слишком широкий социальный контекст. С начала июля 2004 года и примерно до декабря 2004 года началась разработка того пакета документов, который был вынесен в итоге на правительство. В целом он был принят, но с доработками.
       
       
После выборов. 2004 г.
       — Приняли «Проект развития образования до 2010 года». В чем суть этого пакета документов?
       — Я бы выделил там три направления. Во-первых, была сделана попытка вписать образование в социальный контекст. Второе — вписать российское образование в международную образовательную систему. В связи с этим и возникли предложения перехода на 12-летнюю школу, потому что остальной мир готов принимать наш аттестат только с 12-летней школой. Так появилась вызвавшая бурю негодования среди общественности идея предшколы: обучение с пяти с половиной лет. В этом же направлении велось обсуждение Болонского процесса, конвенцию которого мы подписали. С ним были связаны непростые и болезненные вещи. Мы, подписав этот документ, должны перевести всю высшую школу с пятилетней системы специалитета на двухуровневую систему, принятую на Западе, — бакалавриат и магистратуру. То есть второе направление касалось интеграции. И третье направление «Проекта развития…», которое предложило Минобрнауки, — это возможное снятие гарантий государства в сфере образования, то есть необходимо было вывести государство из законодательно гарантированной базы и снять с него все обязательства по финансированию образования… Складывается впечатление, что разработчики «Проекта развития» стали буквально соревноваться, кто придумает больше сфер, из которых можно финансово и законодательно увести государство и подключить другие источники финансирования.
       — Именно это, третье, направление реформы и вызвало крайнее неприятие в обществе, поэтому этот «Проект развития…» так остро обсуждался и обсуждается до сих пор?
       — На самом деле так. Потому что эта стратегия противоречила реальному, здравому смыслу. Я тогда задавал разработчикам риторический вопрос: «Вы мне объясните, почему, когда государство было достаточно бедным, оно вернулось в сферу образования и обязалось, где это возможно, выступать гарантом, а в 2004 году, когда государство распухает от закачиваемых нефтедолларов, оно вдруг делает совершенно алогичные шаги, уходит из сферы образования?». Мои попытки достучаться до этих людей не приводили ни к чему. Они тогда были «заточены» (это любимое их слово) на линию ухода государства из социальных сфер.
       — Какие конкретно шаги придумало государство, чтобы уменьшить свое участие в образовании?
       — Государство сняло с себя финансирование дошкольного образования, дополнительного, сняло законодательные гарантии по финансированию негосударственного образованию. Очень много всего. Есть вещи, которые абсолютно нельзя принять! Попытались сократить учебный план на 25 процентов и вывести эту часть на оплату родителями. Таким образом уменьшалась зарплата учителей и снижался уровень подготовки учеников. Высшее образование фактически становилось четырехлетним, потому что магистратура (кроме некоторых специальностей: подготовка кадров для ФСБ, редких военных специальностей) объявлялась платной. То есть зона бесплатного высшего образования с теперешних пяти-шести лет, кроме медицинского, опускалась до четырех. Из ПТУ предполагалось вообще убрать общее образование. Сделать их такими тупиковыми учебными заведениями, которые должны давать только профессию, и не за три года, как сейчас, а за два — хорошо, за год — еще лучше. То есть внутри проекта реформы с лета 2004 года была одна четко прослеживаемая линия — уход государства из сферы образования.
       — Вы как историк с какими годами можете сравнить такую ситуацию в образовании?
       — Как историк могу сказать, что эта линия противоречит и здравому смыслу, и тенденциям развития Российского государства. Можно сравнить только с революционными годами. Когда у нас в 18-м году разрушили всю существующую систему образования и попытались перейти к трудовым коммунам, перевели школы на самообслуживание и самоокупаемость, где ученики должны были работать на огородах. Но там жизнь очень быстро все поправила. Понадобилась пара лет, чтобы доказать утопичность этой идеи. Вот в этой же логике готовился 122-й ФЗ о монетизации льгот. Вся январско-февральская ситуация этого года с протестами и акциями крепко ударила по радикальным мозгам, и про реформу замолчали.
       
       
Два года до выборов. 2005—2008
       Заметьте: сейчас уже никто не заикается про 25-процентное сокращение плана, как-то резко забыли про платную магистратуру…
       Все, что происходит в сфере реформы образования с февраля, — это попытка забыть о прежнем курсе, попытка вернуться к здравому смыслу, который был запальчиво утрачен.
       — И утрачен электорат. А через два года — 2008-й, надо как-то менять пиар-стратегию…
       — Ну да. Путин заставил их «прозреть». Поэтому нельзя говорить, что деятели Минобразования — это прямо какие-то враги народа. Они чиновники, они выполняли ту политику, те директивы, которые им тогда давали, и так же жизнерадостно они будут воплощать в жизнь новую политику, новый курс социально направленных реформ. Конечно, все понимают правила игры, президент начал предвыборную кампанию преемнику или себе. И образовательное сообщество понимает, что сейчас идет предвыборная игра и предпринимаются популистские и социальные шаги. Вместо экономии трех рублей закачиваются в образование три миллиарда. Это все кардинально меняет.
       — И скоро стартует замечательная новая реформа?
       — Она фактически уже стартовала. О ней уже заявили несколько недель назад — 5 сентября.
       — Так это все — декларация или будет осуществлено? Разовая или долговременная акция?
       — Никто не знает. Хочется верить, что это всерьез и надолго. По крайней мере, акция заявлена. Сейчас это надо воспринимать как данность. На три года — это точно. Будут закачаны большие деньги, потому что взят курс на социально ориентированный бюджет.
       — Ой ли? Социально ориентированный? Наш бюджет — не социальный! Если взять долю, которая идет на образование в других странах, то она несравнима с нашей. В 60 развитых странах и странах с переходной экономикой в среднем выделяется на социальные нужды 18 процентов от ВВП. В нашей стране — 3,5 процента. 46% в других странах идет на человека, у нас — 15%. И это социальный курс?
       — То, о чем вы говорите, это тот макроуровень, о котором я не могу говорить. Я не экономист и не политолог, а историк реформ. Так что вернемся в ту сферу, которую я знаю… Итак, второй аспект новой реформы: происходит разделение двух сюжетов — сюжета социального и сюжета содержательного. Прежние темы, доставшиеся в наследство еще от Филиппова и вошедшие в «Проект развития…» — ЕГЭ, профиль и стандарт, — переведены с авансцены в кулуары. Сказано — да, эти вещи нужны. Но их надо разрабатывать, совершенствовать тихо, спокойно. Они не являются социально значимыми для абсолютной части населения. Педагогическая общественность говорит: «Есть ЕГЭ, нужно совершенствовать». Ей отвечают: «Ну совершенствуйте. Стандарты, вы считаете, нужны? Ну готовьте стандарты, разрабатывайте. Профиль? Давайте»…
       — То есть дискуссия из общественно значимой стала узкоспециализированной и из новостей ушла в академические кабинеты?
       — Получается так… Правильно это или нет, честно говоря, я не знаю. Ненормально, когда домохозяйка первым делом узнает из новостей, сколько стоит баррель нефти на Нью-Йоркской бирже. Поэтому многие и считают, что ненормально, когда родители и широкая общественность обсуждают специальные педагогические проблемы… Не знаю. Но у нас за 15 лет так и не принят стандарт. А вот в Украине опубликовали в газетах проект стандартов, дали месяц на обсуждение, обсудили, через месяц приняли — все работают. А мы так ничего и не сделали. Теперь дискуссия стала закрытой и тихой, а начали громко говорить о социальных решениях. Сейчас всех интересует новый курс.
       
       
Что будет...
       — Так в чем конкретно состоит новый курс?
       — Я бы его назвал не курсом, а предкурсом. Сейчас, конечно, все обращают внимание на то, как все больше и больше элементов советского прошлого возвращается в нашу действительность. То, что называется: «Вперед, в СССР!». Мне сложно что-то анализировать в мотивах президента, но как историку кажется, что идеалом Путина является 1975 год. В него он хочет вернуться. Это год, когда нас уважали и боялись, когда потоками текли нефтедоллары, когда не было нищих и особенно богатых, когда была устойчивая социальная ситуация. Такой идеальный «золотой год», и он в известной степени является неким примером…
       Возвращение «Вперед, в СССР» идет и в сфере образования. Те кирпичи, которые выбили из фундамента советской системы образования в 90-е годы, сейчас будут старательно возвращены. И начинают возвращаться. Таких кирпичей шесть. Я это называю ретроинновацией.
       — И какие кирпичи собираются возвращать?
       — Первый кирпич. Это возвращение ко всеобучу, когда школа должна контролировать приход детей в школу и их обучение на протяжении всего времени. На школу вновь возлагают персональную ответственность за ребенка. Вернется ответственность семьи за то, что дети должны ходить в школу. Конечно, мы еще до штрафов судебных, как на Западе, не дошли, но, может быть, и дойдем. Второй кирпич. Мы возвращаемся к 11-летке, то есть ко всеобщему полному образованию. Та мера, которая была записана в законе «Об образовании» и перекочевала в 43-ю статью Конституции, что обязательным является 9-летнее образование, она абсолютно неправильная. А сейчас Москва уже с этого года объявила всеобщее 11-летнее полное образование в разных формах — как было при советской власти: в школах, ПТУ, техникумах, вечерних школах. Третье — это школа полного дня. Сейчас опять попытка, по крайней мере в Москве, ввести школу полного дня.
       Сегодня курс Москвы — завтра курс страны. Дело в том, что в Москве сейчас есть реальные финансовые средства. Просто Москва все это уже может реализовывать, а другие регионы еще не могут. По мере финансовых вливаний и они смогут…
       Следующее — это школьная форма. Не однообразная на всю страну, но единая для данного образовательного учреждения. Пятое — это возвращение детских организаций, сейчас мы уже видим прокомсомольскую организацию «Наши», то же самое будет и в школах. Такие организации и сейчас есть, но они будут объединены. Последнее — это НВП. Сейчас с ней самый больной вопрос. Но я вас уверяю, что все автоматы, вся матбаза для этого предмета будут возвращены в школы. Раз уже принято решение. Вот это предкурс.
       — А какая же все-таки главная линия новой стратегии?
       — Взят новый социальный курс в сфере образования, который связан с выборами. Президенту нужен сытый, обустроенный и лояльный учитель. Почему повышают зарплаты именно участковым врачам, учителям начальной школы? Потому что это люди, которые работают «в поле», постоянно общаются с народом, и от их отношения — что они будут говорить, будут ли они ругать власть или хвалить — многое зависит, и люди президента это понимают. Хирургам не повысят, профессорам в вузах не повысят. Потому что хирурги и профессора не связаны с народом, к хирургу не каждый день ходишь, а к участковому и учителю начальных классов — очень часто.
       — Сытый, обустроенный, лояльный… И как это будет достигаться?
       — Для этого будут поднимать заработную плату и возвращать социальные льготы. Но не просто повышать, потому что такое повышение не улучшит качество образования. Поэтому надо связать повышение заработной платы с повышением качества образования. Здесь предлагается два пути — во-первых, это отказ от ЕТС и от надбавок по региональной сетке. Вместо этого предлагается перейти к отраслевой системе оплаты труда, выделить три группы учителей: первая — элита, которая будет получать 25 — 40 тысяч рублей; вторая — это основная группа с зарплатой 15 — 20 тысяч; третья — 5 — 7 тысяч. При такой отраслевой оплате труда не может идти речь об оплате по часам, оплата должна производиться согласно результатам педагогической деятельности, и под это будет подготовлен стандарт профессиональной педагогической деятельности, где будет заложен, как во всяком стандарте, уровень профессиональных качеств. Потому что власть не согласна просто дать деньги и ничего не получить, кроме обустройства жизни учителей.
       Второе — переход к конкурсному финансированию, когда 10 тысяч учителей ежегодно будут получать по сто тысяч рублей. Это тоже стимулирует рост качества образования. Ход через поддержку приоритетных направлений, то есть вполне такой рыночный ход…
       Теперь об учителе обустроенном. Здесь речь идет о том, чтобы обеспечить проплату инновационных направлений в педагогике. Будет выделяться 5 тысяч инновационных школ, по 50 от региона, которые будут получать гранты от федеральной власти. Предполагается, что такое же количество школ будут от себя выделять губернаторы и стимулировать их. То есть по сто школ от региона. Но это очень сложно, потому что не факт, что, например, в Брянской области найдется даже 50 инновационных школ. Также предполагается перейти к нормативному финансированию с 1 января 2006 г., когда школа будет финансироваться по количеству учащихся. Очень сложный вопрос — нормативное финансирование. Как быть с сельскими школами? Но это отдельная тема. Пока предполагается, что нормативное финансирование — это стимул для школы. Хочешь больше получать — сделай так, чтобы к тебе вели детей. Дальше — это изменение статуса образовательных учреждений, так называемые МАНО (муниципальная автономная некоммерческая организация) вместо неблагозвучного и ассоциативного ГАНО. Эти МАНО будут иметь возможность получать внебюджетное финансирование на законных основаниях через аренду, через дополнительные услуги. А вот те, которые останутся ОУ, будут сидеть на жестком бюджетном пайке.
       — Это не приведет к приватизации?
       — Ни в коем случае. Приватизация запрещена… Так вот, все эти проекты будут приняты в 2006 г., они уже подготовлены.
       — Но кто будет делить деньги? Кто будет определять эти 10 тысяч школ? И как же при всех этих, достаточно спорных, инициативах будет обеспечиваться лояльность?
       — Кто будет это делать? Не хотелось бы, чтобы только чиновники в управлениях образования. Здесь возникает, именно с этого момента, когда появляются деньги, реальная, а не мнимая сфера для общественного государственного управления образованием, для некоего общественно-государственного договора. Возникает потребность в создании специальных структур. Сейчас ведь сложилась ненормальная ситуация для президента. Я не беру союз ректоров, которые практически все являются влиятельными фигурами в «Единой России», а на уровне средней школы такой проправительственной организации нет. Есть профсоюз, который просто по своему положению полуоппозиционный, и есть организация «Образование для всех», которая ярко оппозиционная. Нужна лояльная общероссийская учительская организация. И затягивать ее создание дальше чем до конца следующего года — нельзя. Хотя бы для распределения денег. Назревает необходимость созыва Всероссийского съезда учителей, на котором будет принят стандарт о профессиональной деятельности учителя, на котором обсудят нормативное финансирование, закон изменения статуса образовательного учреждения, отраслевую оплату труда, механизмы грантовой поддержки. И не надо быть большим провидцем, чтобы догадаться, что на этом съезде будет инициировано создание Всероссийского союза учителей пропрезидентской, лояльной направленности. Все это будет в 2006 году.
       
       Беседовала Анна ШАМБУРОВА
       
26.09.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 71
26 сентября 2005 г.

Суд да дело
Страсбург проездом через Амстердама

Юрий Шмидт: Из Ходорковского хотят сделать вечного подсудимого

Эмиссар Совета Европы ответил присяжным раньше президента РФ

Михаила Трепашкина снова поместили в штрафной изолятор

Точка зрения
Юлия Латынина. Что общего между полковником ГРУ Квачковым и Ходорковским

Кавказский узел
Назранский «сахар». В Ингушетии повторяют рязанские «учения»?

Болевая точка
Обращение Ассоциации жерт террористических актов «Матери Беслана»

Навстречу выборам
Кадыровцы организовали демонстрацию

Московский наблюдатель
Партия власти планирует оккупировать здание Мосгордумы

Митинги.Ру
Политическая осень в Воронеже началась с провокаций

«Тушите свет!»
«Су» против ветра

Чтоб Фрадков заплетал косу…

Волобойские вести

Армия
Военкомы клеят мальчиков, или Зачем уклонистов вешают на заборах

Образование
Вперед, на 30 лет назад! В образовании будет проведена реформа в стиле ретро

Власть и деньги
Чистым нальчиком

Экономика
Почему иностранные наблюдатели называют Россию слабым государством с сильными чиновниками?

Что Госдума сделала с бюджетом и ценами на бензин

Бюджетный процесс как синдром левизны в правительстве

Новости компаний
«Газпром» займет двенадцать миллиардов долларов

Уставшие жить на голодном пайке рабочие ОАО «Апатит» готовят забастовку

Специальный репортаж
В Воронежскую область птичий грипп завозили самосвалами

Регионы
Муфтий, «равный патриарху»

Крокодил в чугуне

Мир и мы
Американцы высадились в Королеве

Тупики СНГ
В белорусах проснулся взрывной темперамент

Краiна Мрiй
Леонид Кравчук: У нынешней власти есть хоть какая-то ответственность

Владислав Каськив: Проблема не в том, что «голубые» плохие

Люди
Мошенник из штрафбата. Благодаря выстрелу в спину он стал заслуженным деятелем искусств

Исторический факт
Вечевые ценности. Черновик учебника другой России

Наука
Лет через пятнадцать «генетический ремонт» превратится в обычную процедуру

За рулем
В автомобильном заторе водитель может… раствориться

Через десять лет в Москве будет пять миллионов автомобилей

Спорт
Динара Сафина: Дедовщины у нас с Маратом никогда не было

Павел Дацюк улетел в Америку

Хайдар Алханов: Вылет «Терека» из Премьер-лиги накануне выборов очень нежелателен для Чечни

Музыкальная жизнь
«Корни» и попKORN российского шоу-бизнеса

Свидание
Александр Журбин: В мюзикле должна быть драматургия, а не просто танцы

Театральный бинокль
Утром — «Полит.Ру», вечером — IKEA

Библиотека
Новинка на книжных прилавках Москвы

Аэроплан на светлое будущее

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100