NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

С ГЛУБОКИМ ПРИСКОРБИЕМ ОТМЕЧАЕМ
Лех КАЧИНЬСКИЙ, кандидат в президенты Польши: «Россия выбрала странную дату для национального праздника»
       
(Фото Андрея Липского)
     
       
Приближался день отъезда из Польши домой, а одна из главных целей поездки — беседы с главными кандидатами на пост президента страны Дональдом Туском и Лехом Качиньским — еще не достигнута. Оба так были заняты избирательными кампаниями своих партий перед выборами в сейм, что даже коллегам из «Жечпосполитой» — одной из самых влиятельных польских газет — не удавалось договориться о встречах. О неотвратимом обломе я рассказал в день выборов хозяйке дома, в котором жил, — жене своего старого варшавского друга Малгожате. «Надо же, — воскликнула она, — а ведь Лех Качиньский живет над нами, этажом выше». Спустя несколько минут события стали развиваться, как в кино. В дверь кто-то постучал, а затем мужской голос произнес: «Ой, простите, я, кажется, ошибся…». Затем Малгожата выскочила на лестницу, и я услышал: «Простите, пан президент, у нас в гостях журналист из Москвы, он никак с вами не встретится. Не могли бы вы…». Президент города Варшава (по-нашему мэр) Лех Качиньский еще раз извинился, что ошибся дверью, и неожиданно согласился встретиться через полчаса. Перед тем как он спустился к нам в квартиру, его супруга спросила: «А ничего, если он пойдет в домашних тапочках?». Мы великодушно согласились.
       
       Досье «Новой»
       Лех КАЧИНЬСКИЙ, кандидат в президенты Польши.
       56 лет, профессор права, в оппозиции коммунистическому режиму с 70-х годов, после создания профсоюза «Солидарность» — заместитель руководителя союза Леха Валенсы, участник «круглого стола». После 1989 г. — сенатор, депутат сейма. Вместе с братом Ярославом в 1990 г. основал партию «Соглашение Центра». В 2001 г. вместе с братом основал партию ПиС («Право и Справедливость») и до 2003 г. был ее председателем. Работал в разные годы госминистром по вопросам безопасности в канцелярии президента Валенсы, председателем Главной контрольной палаты, министром юстиции. С 2002 г. — президент города Варшавы.
       
       — Каждые польские выборы имели свою основную тему и интригу. «О чем» нынешние выборы?
       — Похожие выборы были в 1991 году. Тогда посткоммунисты еще играли незначительную роль в политике и не претендовали на формирование правительства. Выборы были «о том», будет Польша декоммунизироваться или нет. Получилось так, что декоммунизация не состоялась. А два года спустя, на выборах 1993 года, посткоммунисты победили, получив больше 20% голосов.
       Таким образом, задача полной декоммунизации еще не выполнена. На этот раз посткоммунисты сами себя скомпрометировали, а их довольно сильный кандидат в президенты от участия в выборах отказался. И в результате борьба идет между двумя партиями, которые оказались в странной ситуации: чтобы сформировать правительство, они должны составить парламентскую коалицию, но при этом очень сильно различаются своими программами.
       — Что представляют собой ваши две партии с точки зрения традиционного европейского политического спектра?
       — «Гражданская платформа» Дональда Туска — самая крупная и влиятельная в странах Евросоюза либеральная партия. И это парадокс — она отражает прежде всего интересы наиболее богатой части польского общества, тех, «кому удалось», которых в стране меньшинство. Наша с братом партия ПиС («Право и Справедливость») — более социальная, но вопреки попыткам крайних либералов представить нас чуть ли не социалистами мы скорее являемся чем-то типа христианских демократов.
       — Почему же вы прямо не назоветесь христианско-демократической партией?
       — Потому что в Польше такие традиционные названия пока не очень воспринимаются. Но наши основные политические формулы скорее именно христианско-демократические, ведь мы в большей степени опираемся на консервативные, традиционные ценности. Правда, внутри партии есть разные крылья — от почти католических интегристов до почти либералов. Я, к примеру, являюсь практикующим католиком, что не мешает мне быть более либеральным в некоторых политических и экономических вопросах. Находясь в политическом пространстве между христианской демократией и либерализмом, наша партия стремится к тому, чтобы Польша обеспечивала своим гражданам определенные социальные гарантии, чтобы был баланс между интересами разных групп населения, — и в этом есть преемственность с идеями давнего профсоюза «Солидарность».
       — В чем же все-таки главные различия между вами и вашими основными соперниками в борьбе за право руководить правительством и за кресло президента?
       — Они, по существу, хотят резко улучшить положение наиболее богатой части общества, введя плоскую шкалу налогов независимо от доходов, которая составила бы 15% (сейчас налоги доходят до 40% у наиболее состоятельных).
       — У нас — 13%…
       — Но у Польши нет нефти и газа, которые помогают вам наполнить бюджет! Наша партия, в свою очередь, тоже выступает за уменьшение налогов, но при сохранении двух ставок: 18 и 32%. Кроме того, хотя обе наши партии поддерживают членство в Евросоюзе, мы более решительно выступаем против европейской конституции.
       — Многие даже называют вас евроскептиками.
       — Была внутрипартийная дискуссия, в ходе которой более 80% высказались за вхождение в ЕС. И хотя мы, как я сказал, против европейской конституции и за максимальное сохранение своей суверенности, в целом и мы, и наши основные соперники считаем вхождение Польши в европейскую игру успехом и довольны тем, что первый год членства в Евросоюзе принес хорошие экономические результаты.
       — Вы неоднократно заявляли, что в своей внешней политике вы как кандидат в президенты и ваша партия в большей степени, чем оппоненты, будете уделять внимание отношениям с США. В чем это может выражаться на практике?
       — Мой брат и я (именно в такой последовательности) первыми среди практикующих польских политиков поставили еще в 1991 г. (тогда еще существовал Советский Союз) вопрос о членстве Польши в НАТО. Мы также всегда стремились к более серьезным непосредственным отношениям и договорам с США. Я думаю, что мы пока не будем завершать нашу миссию в Ираке, — «испанский вариант» совершенно исключен. Другое дело, что мы можем вернуться к обсуждению этой проблемы, но исключительно на основе договоренности с американской стороной.
       — А что по поводу отношений с Россией? Они сейчас, мягко говоря, не в лучшем состоянии.
       — Мы не являемся партией русофобов. Нам бы были очень выгодны хорошие отношения с Россией. Но мы хорошо знаем историю. Для нас символичным с точки зрения формулирования целей российской политики является назначение национального праздника на день изгнания поляков из Москвы. Я понимаю, что это важная дата в российской, а скорее всего, и в польской истории, но 200 лет спустя из России уходил Наполеон, а потом из-под Москвы были изгнаны гитлеровцы, а еще позже была победа под Сталинградом. А значительно раньше всего этого была битва на Куликовом поле, победа в которой подтвердила, что российский народ существует как народ европейский и христианский. Короче говоря, этот странный выбор национального праздника нас удивляет. Не думаю, что в России кто-то рассматривает сегодняшнюю Польшу как угрозу российской безопасности. Значит, она становится поводом для какой-то внутренней консолидации. И это нас сильно беспокоит. Признаюсь, что, став в 1991 г. государственным министром по вопросам национальной безопасности при президенте Польши, я считал, что, когда мы вступим в НАТО, а может, и в Евросоюз, у нас будут прекрасные основы для значительного улучшения отношений с Россией. К сожалению, я ошибся.
       — В вашей программе много говорится об «исправлении государства». Что это такое?
       — Главная болезнь — это коррупция. А также система так называемых «неформальных отношений». Сейчас у нас впервые есть реальная возможность претворить в жизнь то, о необходимости чего мы, братья Качиньские, говорили еще 12–13 лет назад.
       — Каким образом?
       — Лучший пример — Варшава, которая три года назад имела репутацию наиболее коррумпированного в Польше города. За последнее время (имеется в виду время пребывания нашего собеседника на посту президента города Варшава. — А.Л.) проблема практически исчезла. Конечно, на низшем управленческом уровне время от времени факты коррупции всплывают, но жизнь есть жизнь — всех не переделать. А способы простые: полная гласность и прозрачность деятельности всех административных служб, твердая уверенность, что за любое коррупционное действие последует суровое наказание, а также всеобщее понимание, что руководство не потерпит никаких «неформальных отношений». И, собственно, этого достаточно. Если все тендеры и соглашения явные, все вписано в компьютеры — цены, предложения, условия, и все это можно посмотреть, то места для махинаций не остается. Когда я пришел на место президента Варшавы, полным ходом распространялись слухи, к кому из моих заместителей и за какую цену можно «войти» в кабинет. И когда стало ясно, что мы такого рода «дружеских отношений» не поддерживаем, все это постепенно рассосалось.
       — А хватит ли людей, разделяющих ваши взгляды, на целую страну?
       — Это исключительно проблема доброй воли, а также определенных навыков и способностей к административной деятельности. Например, придя на должность министра юстиции, я в министерстве не знал практически никого. И постепенно нашел тех, на кого можно было опереться, в том числе нескольких молодых людей из числа моих бывших дипломников. И так постепенно набрал единомышленников, среди которых только одна — Эльжбета Круль — была моей давней сотрудницей. С помощью этих людей в течение года мы полностью изменили атмосферу в министерстве и начали серьезные изменения в правовой сфере, которые удалось провести через сейм, причем практически без всякой специально организованной лоббистской структуры. Значит, надо просто сильно чего-то захотеть и организовать соответствующих людей для того, чтобы это что-то реализовать. Вот и весь секрет.
       — В ходе предвыборной дискуссии я неоднократно слышал ваши с братом тезисы о необходимости перехода Польши от «третьей республики» к новой, «четвертой». Что это означает?
       — «Третья республика» (та государственная система, которая образовалась в Польше после падения коммунизма в 1989–1991 гг. — А.Л.) была классическим посткоммунизмом. Те люди, которые правили Польшей при коммунистах, доминировали впоследствии, то есть после 1989 г., в польской экономике. Особенно люди из спецслужб, опередившие в этом смысле выходцев из партийного аппарата. Это создало систему неформальных связей, слом которых до сих пор является неразрешенной, но необходимой для решения задачей. Частично при помощи люстраций, а частично при помощи разрывания тех неформальных нитей, которые пронизывают государственный аппарат. А это требует определенной перетасовки госаппарата.
       Необходимо также проведение специальных антикоррупционных действий. Для этого мы собираемся создать специальное управление по борьбе с коррупцией, которое будет заниматься в основном коррупцией в верхних эшелонах власти.
       Еще одна история — у нас считалось, что тот, кто имеет влияние в стране, бывает «у Урбана» (Ежи Урбан — известный польский журналист и публицист, главный редактор скандального антиклерикального сатирического журнала «Нет», в годы военного положения представитель правительства по печати, политически близок Cоюзу демократических левых сил. — А.Л.). Так вот, ни я, ни мой брат, ни Дональд Туск, ни многие другие влиятельные политики никогда не бывали в салоне пана Урбана. И мы обещаем, что ни этого, ни каких-либо других салонов, где решались бы судьбы польской политики, в Польше не будет.
       
       P.S. А вот встреча с другим кандидатом в президенты, Дональдом Туском, к сожалению, так и не сложилась: он живет в другом доме.
       
       Андрей ЛИПСКИЙ
       
06.10.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 74
6 октября 2005 г.

Суд да дело
Перед смертью Яап Йан Линд отправил письмо в редакцию «Новой» и президенту России

Голландцы не понимают, почему Тверской суд не пустил сына проститься с умирающим отцом

Как-то медленно и неохотно работает суд по приказу Грызлова

Адвокату Трепашкину срочно ищут взыскание

Специальный репортаж
Почему так долго не отпускали пилота Троянова? Литовцам перекрывали воздух-воздух

Навстречу выборам
Виктор Шендерович: Последние выборы человека

Митинги.Ру
Префектура запретила поздравлять президента с днем рождения

Разговор в стандарте ГСМ

Экономика
Государство должно всячески сдерживать тарифы

Финансы
Педагоги и врачи подсчитали цену «социальных инициатив» президента

Точка зрения
Владимир Рыжков: Вице-спикеров развелось — как собак нерезаных

Россия-2008
Объединение демократов и радикалов может быть успешным, если их лидеры…

Тупики СНГ
Лукашенко больше не носит БОА?

Наградной отдел
Ирина Халип попала в «Герои Европы»

Краiна Мрiй
Ющенко дал общенациональную пресс-конференцию

Подробности
Подробности визита премьер-министра России в Липецк

Регионы
В Саратовской области случайно нарушили Международную конвенцию

С кем воюют кубанские казаки?

Мир и мы
«Дело Адамова»: Всех не пересажаете!

Почему Норвегия начала себе в убыток борьбу с российскими браконьерами?

Инострания
В Польше все запущено. Демократия приняла необратимый характер

Лех Качиньский: Россия выбрала странную дату для национального праздника

В старинном Ротенбурге не любят говорить о войне

Люди
Генерал с царем в голове. Что ограничивало Антона Ивановича Деникина?

Наши даты
Погиб Александр Чудаков

Армия
Служил один товарищ…

Новости компаний
Добыли люди в наше время…

Проспект Медиа
Чиновники без башни. В «Останкино» до сих пор не работают лифты

Телеревизор
Мария Шахова: Телевизор — чтобы забыться

Четвертая власть
Любимая газета дагестанских прокуроров

Совместное заявление Союза журналистов России и Москвы

Сюжеты
Octoberfest-2005: Германия как одна большая партия любителей пива

Свидание
Василий Стрельников: Сегодня люди слушают то, что им показывают

Обстоятельства
Главное преимущество видеопиратов — не цена, а оперативность

Библиотека
Юрий Поляков: Занимательность — это вежливость писателя

Отрывок из романа Юрия Полякова «Грибной царь»

Театральный бинокль
Мейнстрим «Новой драмы»

Пригласительный билет
Маг Мамонов в Театре Эстрады

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100