NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

«НОРД-ОСТ». УЖЕ ТРИ ГОДА С ТОГО ОКТЯБРЯ…
Уже три года заложники ищут пути к спасению
       
Ирина, Станислав и Артем. После...
    
       
У следствия по Дубровке — так и никаких серьезных результатов, кроме подсчета убитых террористов, и даже не все они до сих пор опознаны.
       А с теми, кто был в заложниках, еще хуже. В медицинских заключениях о смерти многих погибших так и нет ни точного времени и места смерти, ни сведений о том, оказывалась ли им медицинская помощь. Официальные причины их гибели таковы, что поверить в них невозможно. Ну как поверишь, если умерли заложники будто бы от обострения собственных хронических болезней, даже когда семьи, например, точно знают, что таких болезней не было…
       Газ, проклятый секретный газ — вот причина, почему следствие (в ведении Мосгорпрокуратуры) отделывается мычанием вместо четких ответов на вопросы. Следствие все эти три года сидело на тайне газа, как на сундуке с валькириями, и свято охраняло все это гадское хозяйство от посторонних.
       Естественно, за три года следствие газ так и не идентифицировало официально. У следствия была совсем другая задача: оправдать все действия спецслужб и госструктур.
       И с этой задачей следствие с блеском справилось, доказав недоказуемое: что при 130 погибших родные спецслужбы ни в чем не виноваты. И члены следственной бригады получили награды и повышения.
       А вот никто из жертв теракта, проживших эти три года после, никаких наград за Дубровку так и не получил. Хотя именно им они в первую очередь полагались. За то, что сумели выжить…
       
       
На фотографии перед вами — Ирина Фадеева и двое ее детей: семимесячная Стася, Станислава, и Артемка, которому два года и два месяца. На фотографии есть еще один персонаж — Ярослав. Точнее, портрет Ярослава. Старшего брата Стаси и Артема, которого они никогда не видели, и старшего сына Ирины.
       23 октября 2002 года Ира пошла посмотреть мюзикл «Норд-Ост» вместе с Ярославом, сестрой Викой и племянницей Настей, Викиной дочкой. Был чудный семейный культпоход, из которого Ярослав, почти шестнадцати лет, домой не вернулся. Когда пустили газ, Ира обняла сына и просила его ничего не бояться. И отключилась. А когда сознание вернулось в больнице, ей сказали, что тело Ярослава, видимо, найдено в морге. Она сбежала из больницы, опознала сына, обнаружила в его теле отверстия от пуль, входное и выходное, уже зная, что одежда, в которой она оказалась в больнице, была вся в крови: Ярослав собою защитил ее от расстрела.
       Ира появилась в редакции нашей газеты дней через десять после теракта — она была мертвая. Именно так. Написать «как мертвая» было бы неправдой. Ира жить совсем не хотела. Она была уверена, что ей не жить. К тому моменту, сбежав из больницы, Ира уже прыгала с моста в ноябрьскую Москва-реку, да ее кто-то спас, и она все недоумевала зачем…
       А я недоумевала, как это может произойти, что больной, тяжело отравленный, совершенно ослабленный человек прыгает в нашу реку, загроможденную всякими железяками, да еще и в очень холодную воду, и остается жить…
       Чудо, конечно, и больше ничего.
       На том чудеса в Ириной жизни не закончились, хоть и начались со смертью ее любимого сына Ярослава.
       Незадолго до теракта врач объяснил Ире, что детей у нее больше не будет. Ярослав, выходило, останется единственным. Вскоре после его похорон тот же врач сказал Ире, что чудо свершилось и она беременна.
       Видел ли в те девять месяцев хоть кто-нибудь улыбку радости на Ирином лице? Вряд ли. Она признает, что носила ребенка, но была пустой по отношению к нему.
       Артем, вопреки всему, появился на свет здоровым мальчиком. Но несколько нервозным, конечно. А кем бы вы были на его месте, месте мальчика, которому еще предстояло узнать, что он — заместитель ушедшего и самого любимого?..
       Через полтора года после Артемки свершилось третье чудо: Ира родила девочку.
       — Она очень похожа на Ярослава, — Ира и сегодня постоянно говорит о своем старшем сыне, и всё, и всех сравнивая только с ним. — Сначала мы ее стали звать Ярославой. Но потом я поняла: никак нельзя — мы каждый раз умирали, произнося это имя. Мне было страшно смотреть на своих родителей. Когда дочке было четыре месяца, она стала Стасей, Станиславой. Но в принципе я хотела назвать таким именем, чтобы Ярославу понравилось…
       Теперь Ира постоянно живет со своими новыми, посленорд-остовскими детьми под Москвой затворницей.
       — У меня такой страх за них, — говорит она. — За забор не могу выйти. Ведь я не могу защитить своих детей. И я теперь понимаю людей, которые попадают в секты. Там говорят: «Мы вам дадим почву» — и они идут за этой почвой. Почва нужна — а почвы у нас после «Норд-Оста» нет… Мы сядем с Викой вечером (Вика — старшая сестра Иры. — А.П.), дети между нами. И я говорю: «Кто пойдет в Уголок Дурова с ними, когда время подойдет? Или в театр? Нет гарантий, что это не повторится...».
       — А вы, Ира, не пойдете?
       — Я — нет. Это точно. Мне женщина одна сказала, что мать не должна раскисать, она должна быть как львица, когда защищает своих детей… А я подумала: «Как же они ничего не понимают!». Наступает момент, когда защитить невозможно.
       Что же вышло в Ириной жизни? Сначала Ярослав спас ее от смерти в том зале. Потом, когда она была уже готова последовать за ним, судьба взяла и подарила ей двух детей подряд — и этим дала шанс. Но государство наше судьбе не союзник — оно действовало не ради Иры, а против нее. Ведь почему в ней такой страх перед всем, что за пределами ее дома?
       Потому что нет никаких сигналов, что за три прошедших года государство сделало хоть что-то, чтобы люди верили: никакой «Норд-Ост» больше не возможен.
       Все ровно наоборот: люди уверены, что не завтра, так послезавтра кому-то предстоит расстаться с жизнями своих детей. А только что свершившийся Нальчик — это и есть, собственно, трехлетие после «Норд-Оста». Прямая линия в тупик бездумного государственного подхода к северокавказским проблемам.
       И если в «Норд-Осте», три года до того, власть еще позволяла себе дифференцировать: вот зрители, они же заложники и жертвы, а вот — террористы, они гады. То в Нальчике о разделении на «злодеев» и «жертв» власть заботиться перестала. Убит на улице, значит, террорист, если не милиционер. Даже если прохожий или вышел на стрельбу посмотреть, может, помочь надо.
       Так что права Ира Фадеева, не обретя душевного покоя. Будучи спасенной, выжив чудом, где гарантии, что она сможет спасти своих детей?
       
       Анна ПОЛИТКОВСКАЯ
    
       
ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА
       
       Из письма Светланы Губаревой, бывшей норд-остовской заложницы, которая выжила, но потеряла при штурме 13-летнюю дочку Сашу и жениха-американца Сэнди Букера:
       «Три года прошло… Это мало для того, чтобы утихла боль потерь. Это много, слишком много дней и ночей, прожитых без вас, самых дорогих…
       Простите нас за то, что по-прежнему не найдены и не наказаны виновные… Правосудие все еще отмалчивается, но рано или поздно каждому приходится отвечать за все… Однажды им придется ответить за вашу гибель, за «Норд-Ост».
       Говорят, что душа человека возвращается иногда туда, где она была. Может быть, души погибших сейчас здесь, рядом с нами, слышат нас. В это можно верить или не верить, но память о трагически погибших нужна прежде всего нам — живым. Давайте зажжем свечи в память о них. Пусть будет светло в этот траурный день. Наша память будет светлой и горячей, как наши поминальные свечи».
       
       Олег Жиров, его жена и сын были в заложниках, жена Наталья погибла:
       «За эти три года я пытался узнать правду, добиться справедливости. Сегодня я хочу попросить прощения у погибших за то, что:
       по-прежнему не найдены и не наказаны виновные;
       близкие погибших по-прежнему подвержены унижениям;
       жертвы терактов лишены полноценной медицинской и материальной поддержки;
       по-прежнему возможны теракты и по-прежнему гибнут сотни невинных людей».
       
       Любовь Бурбан, в «Норд-Осте» погиб сын Григорий Бурбан:
       «…Преступление без наказания заманчиво для повторения. События на Дубровке оказались той бомбой, критическая масса которой, достигнув своего предела, взорвалась, инициировав цепную реакцию терактов. Их апогеем стал Беслан. «Теракт в Беслане — нападение на страну», — сказал президент Путин. Так дети, современные Матросовы, оказались на передовой, защищая «целостность» государства, безжалостно предавшего маленьких героев...».
       
       
24.10.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 79
24 октября 2005 г.

Власть и деньги
Партия власти взялась за виллы

В далеком прошлом российского президента обнаружилась связь с уголовным делом Евгения Адамова

Реакция
Есть вопросы к свидетелю…

Расследования
Заветы Ильича. Завершая миссию в Беслане, Владимир Колесников сделал прозрачные намеки

Наука побеждать. Это единственная из наук, которую нельзя было применять в Беслане

Появилась новая общественная организация «Голос Беслана»

Кавказский узел
Нальчик. Боевиков здесь никто не оправдывает. Но и не проклинают

Суд да дело
Продолжается суд над свидетелями ликвидации Масхадова

Болевая точка
«Норд-Ост». Уже три года заложники ищут пути к спасению

Обстоятельства
В «Завтра» была война. «Подрывник» Квачков дал провокационное интервью национал-
патриотической газете


Подробности
Чита стала ближе

Найти и перепрятать–3

«Тушите свет!»
За демографические ценности!

Давать взятки — крайне невыгодно! А вот брать…

Волобойские вести

Цена закона
Сергей Штогрин: Сто миллионов человек станут жертвами налоговой инспекции

Госдума не совсем согласна с президентским законом

Вместо выборов
Калмыкии так назначено? Если даже Козак рекомендует Илюмжинова…

Идя навстречу заказчику…

После выборов
Депутату дали по «Яблоку»

Карьера пошла по этапу

Мир и мы
Что сказал Григорий Явлинский западным парламентариям

Инострания
Евреи умеют устраиваться. Специальный репортаж из страны победившего сионизма

Краiна Мрiй
Война миллиардеров. Криворожье в зеркале украинской революции

Регионы
Началась охота на студентов-иностранцев

Это лифт или такси?

Цены на легкие наркотики стремительно растут

Плата за жульё
Омская райадминистрация насаждает коммунальные блага

Новости компаний
В Лондоне провели акцию против загрязнения Сибири

Четвертая власть
Пешки продвинулись вперед

Полосы без препятствий

«Новая» завоевывает Восточную Украину

Исторический факт
Владимирская Русь. Дубль первый

Медицина
Ученые доказали: бактерии не понимают рыночной экономики

Спорт
Железнодорожники ищут стрелочника

Кто возглавит сборную?

Телеревизор
Теперь рулевой «Обоза» может возглавить «Молодую гвардию»

Александр Гордон выходит в эфир на Первом канале: «Я стопудово с Кремлем»

Проспект Медиа
Кого только не встретишь в коридорах «Эха Москвы»…

Музыкальная жизнь
Вика Цыганова: Многих надо судить за то, что они делают на эстраде

Кинобудка
В Москве прошел фестиваль военного кино

Двуцветное кино вгиковского фестиваля

Фильм Алексея Германа-младшего «Гарпастум» выходит на отдельные экраны страны

Театральный бинокль
Дон Кихот на свалке истории

И допотопный Новый Орлеан…

Провинциальные театры любят экстравагантность

Пригласительный билет
Открылась выставка родителей Винни-Пуха

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100