NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

НАСЕЛЕНИЕ, ВЫНЕСЕННОЕ ЗА СКОБКИ ГОРОДОВ
Каждый политик тянет тлеющее одеяло Парижа на себя
       
(Фото — EPA)
     
       
Когда Жорж Помпиду решил снести средневековый парижский рынок, то самое Чрево, описанное Гюго и Золя, и построить на месте павильонов Бальтара и цветочных рядов четырехъярусный подземный город модных магазинов, кинотеатров, выставочных галерей и крупнейшей узловой станции метро и RER (пригородных электричек), он вряд ли задумывался над тем, что он обрекает Чрево, Ле Аль в его нынешнем названии, на превращение в ЦКП, Центральный клуб пригородов.
       Скоростные двухэтажные цвета национального флага поезда RER связали пригородные гетто с центром Лютеции, и вскоре Ле Аль стал одним из самых опасных мест столицы. В аллеях и на лужайках сада напротив громады церкви Св. Евстахия, в подземных переходах торгового Форума и в метро прочно обосновался наркобизнес, регулярно стали вспыхивать стычки враждующих банд. Начиная с середины 80-х и до наших дней здесь можно было купить что угодно: марокканскую анашу, героин, экстази и кокаин. Следуя правилам общинного контроля над территориями, Ле Аль перешел в руки не магрибинских пригородов, а подростков, чьи родители иммигрировали во Францию из стран Африки. Как и пригородные «зоны беззакония», куда в течение десятилетий полиция не смела сунуть нос, Ле Аль перестал принадлежать первому округу Парижа, превратившись в пригородную территорию.
       Я прожил четырнадцать лет на древней улочке в тени Св. Евстахия. Перерождение, вернее, вырождение квартала происходило на моих глазах. Полицейский околоток, находившийся здесь же, был похож на осажденный аванпост: «флики», как здесь называют полицейских, находились в самообороне. Мини-квартал этот отлично охранялся подростками из пригородов, оповещавшими друг друга о приближении полицейских.
       Само собой, все были в курсе происходящего. Но французские журналисты были способны вести репортажи из Кабула или Багдада, но не из центра Парижа. И в этом-то вся проблема. Санитарная роль журнализма во Франции не выполняется. Репортаж из Багдада оплачивается в 20 раз лучше, чем из пригородного гетто. Французские журналисты и политики закрыли глаза на «геттотизацию» пригородов больших городов.
       Корни проблемы уходят в послевоенные годы, когда Франция решила пригласить на заработки рабочих из бывших колоний Магриба и Африки. Подразумевалось, что марокканцы и тунисцы, сенегальцы, малийцы и конголезцы через какое-то время вернутся домой. Чего не произошло. В стране оказалось около шести миллионов иммигрантов. Их нужно было устраивать, расселять, и вот тут-то и была совершена главная ошибка.
       Во времена довоенные, в начале века и в девятнадцатом, бедные и богатые, буржуа и «проло» жили вместе. В одних и тех же кварталах. Разделение было вертикальным. Первый этаж занимали консьержка, зубные врачи и прочие шляпницы, а со второго и до предпоследнего жили люди состоятельные. Последние этажи населяли студенты, богема и иммигранты. Схема эта повторялась более или менее аккуратно по всему городу. Массовый наплыв рабочей силы из бывших колоний перевел эту схему из вертикальной в горизонтальную: бедные и иммигранты были выселены в пригороды, в наспех построенные блочные районы. Это было вынесение за скобки части населения и рождение этнических гетто. Уровень безработицы в пригородных зонах — 20—30%. Подавляющее большинство — молодежь.
       Вырваться из гетто действительно трудно. Дискриминация при приеме на работу или сдаче квартир существует наяву. Власть в пригородных городах, citйs, быстро была захвачена этнически однородными молодежными бандами, промышляющими наркотиками, рэкетом, грабежами и воровством. И здесь имеет смысл сделать акцент на том, что из этих citйs изгонялись не просто полицейские, пожарники или врачи «скорой помощи», но любые «несвои». Это контроль над территорией, практически племенные законы… То, что в течение двадцати лет наблюдали в центре Парижа жители Ле Аля, было бледной копией пригородных нравов.
       Когда-то порядок в пригородах поддерживали сами жители — либо местные коммунисты, либо католики. Миттеран покончил с французскими коммунистами. Новые пригородные гетто на 70% принадлежат если и не религии, то культуре ислама.
       
       
Автомобили горят в стране не впервые. Они горят регулярно под Страсбургом и Лионом, Дижоном и Марселем. И это не просто протест скучающей молодежи, которую буквально «не пускают» в жизнь. Это заодно и новый вид развлечений.
       Нынешние волнения начались с гибели двух подростков. По версии жителей пригорода, подростки удирали от полиции. Полиция была вызвана в Олне-су-Буа обворованным жителем. Во Франции существует «полиция полиции», которая расследует деятельность самих полицейских. Быстрое расследование показало, что за подростками никто не гнался. Однако «полиция полиции» отметила, что в секторе находился патруль, который не предупредил подростков, что территория подстанции опасна для жизни. Теперь ведется расследование по статье «неоказание помощи в ситуации, опасной для жизни».
       В ночь с пятницы на субботу в целом по стране было сожжено более 900 машин и 28 автобусов. Водители, сами жители пригорода, остались без работы. Продолжаются нападения и на пригородные электрички. Наиболее опасная линия RER — это линия «Б», связывающая столицу с аэропортом «Шарль де Голль». И это несмотря на присутствие в пригородных поездах патрулей спецназа. Беспорядки охватывают не только бедные северные и северо-восточные пригороды столицы, но и пригороды Дижона, Марселя, Страсбурга, Ниццы, Буш-де-Рон и Сен-Маритим.
       Французская пресса, строго соблюдая политкорректность и самоцензуру, не оповещает граждан о цвете кожи жертв нападающих. Так, в тот же день, когда током были убиты подростки, был забит насмерть фотограф, снимавший в пригороде уличный фонарь. Его смерть не вызвала никаких протестов. Пятидесятишестилетняя женщина-инвалид, которую в среду пытались сжечь живьем, облив бензином в уже горящем автобусе, была чудом спасена водителем, но получила ожоги второй и третьей степени. Никто не вышел на улицы Парижа, протестуя против попытки варварского убийства…
       Николя Саркози обвиняют в том, что он назвал поджигателей «мерзавцами». От него, во что трудно поверить, требуют извинений, требуют даже, чтобы он, единственный политик, решившийся на противостояние с наркодилерами и бандитами, ушел в отставку. Но Саркози заявил, что отныне и внутренняя разведка (DST), и полиция самым серьезным образом возьмутся за лидеров наркотрафика и главарей банд. Он сказал, что подразделения спецвойск, обученные лишь конфронтации с толпами во время демонстраций, будут переучены для действий против бандобразований.
       Горит ли Париж? Пока что нет. Но желание его поджечь — налицо. В целом правительство почти беспомощно. Пожарники измождены борьбой с поджогами. Предложение ввести комендантский час и призвать на помощь армию осталось неуслышанным. Социалисты, как всегда, предлагают диалог и улучшение социальных структур в пригородах, не обращая внимания на то, что инициаторы беспорядков заняты наркобизнесом и вряд ли собираются устраиваться сортировщиками писем на почту. У правых, что хуже всего, продолжается невидимая борьба между премьер-министром Де Вильпаном и Николя Саркози. В ситуации хаоса и паники каждый тянет тлеющее одеяло на себя.
       Существует одна-единственная возможность решения проблемы пригородных гетто. Это «дегеттотизация» пригородов. Полное перерасселение. Бунтующие подростки — третье поколение иммигрантов, они полноправные французы. За затянувшуюся дискриминацию кто-то должен отвечать. Но пригородные бунты, скорее всего, лишь усилят и ксенофобию, и взаимный расизм.
       
(Фото — EPA)
      
       Дмитрий САВИЦКИЙ, специально для «Новой», Париж
       
07.11.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 83
7 ноября 2005 г.

Расследования
Управление «ТТ». Киллер признался, что является агентом ФСБ

Кавказский узел
Спецслужбы делают кабардино-балкарское подполье все более похожим на чеченское

Суд да дело
Рынок взорвали фотороботы

Башкирские фээсбэшники довели дело ученого Кайбышева до суда

Если суд не сдается — его уничтожают

Верховный суд защитил пермскую администрацию

Власть и деньги
В России нет коррупции. В России такой строй

Как глава Новочеркасска решил квартирный вопрос и замазал окна прокуратуре

Ниже Габона. Россия опустилась в рейтинге коррумпированности

Экономика
Новая боеголовка пробьет только брешь в бюджете РФ

«Тушите свет!»
Смутатень

Хотите спасти Россию? Это хороший бизнес

Волобойские вести

Точка зрения
Юлия Латынина: Россия перешла на смутное время

Московский наблюдатель
Фашизм прошел. И обещает, что придет еще

Политические игры
Дето-нация. Бескомпромиссные молодежные движения набирают силу

Общество
Националистические настроения перестали быть уделом маргиналов

Инострания
После гибели двух подростков взбунтовались цветные окраины Парижа

Каждый политик тянет тлеющее одеяло Парижа на себя

«Шестидесантник» Евгения Евтушенко
Евгений Евтушенко: мир висел на волоске

Люди
«Горячая линия» по правам человека работает под напряжением, но без перегрева

Власть и люди
Калмыки хотят бросить своего Илюмжинова

Наши даты
Без Лациса в журналистике станет глупее

Четвертая власть
Вышел второй номер обновленного журнала «Крокодил»

Телеревизор
Жизнь рублевских домохозяек и Сергей Есенин — на ведущих каналах ТВ

Проспект Медиа
Пришлось встать на колени…

Дума пытается ограничить СМИ из-за фильма «Людоеды»

Цена закона
Думцы против безнравственных шоу и катастроф в СМИ

Отмена платы за входящие звонки может оказаться выгодной только для сотовых компаний

Отдельный разговор
Правила дурного рингтона. Какие мелодии предпочитают обладатели мобильников

Новости компаний
«Альфа-групп» не следит за собой

Регионы
Танцют все. В частности, Уланова и Плисецкая

Спорт
Футбол по безлимитному тарифу

Час Буре пробил. Знаменитого хоккеиста назначили на загадочную должность

Специальный репортаж
Знаменитый театральный режиссер Лев Додин повез студентов по местам сталинских лагерей

Вольная тема
Николай Коляда. Группа ликования

Сюжеты
Тимбилдинг унижает начальников и развивает командный дух

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100