NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ЛИЧНОЕ ДЕЛО КАЖДОГО
Студентов Высшей школы экономики уже вызывают для «доверительных» бесед с советником ректора «по безопасности»
       
(Рисунок С. Аруханова)       
Студенты спросили своего ректора: правда ли, что в Высшей школе экономики приступил к работе сотрудник ФСБ? Кузьминов тоже ответил прямо: в самом деле, один из его помощников — сотрудник спецслужб. Правда, бывший. На работу взят с самыми благородными намерениями: чтобы выявлять и пресекать случаи мздоимства, к сожалению, все еще имеющие место даже в самых передовых вузах страны.
       Зовут нового сотрудника Анатолий Леонидович Онуфриев. Ему выделили должность советника ректора по безопасности и кабинет на пятом этаже, рядом с кафедрой экономики. От обычного институтского помещения его отличает только кодовый замок на двери. К его обитателю ребята присмотрелись — впечатления не произвел. На вид лет за сорок, но до пятидесяти. Решили, что слегка полноват для бурной антикоррупционной деятельности.
       Вскоре, однако, Анатолий Леонидович проявил себя с неожиданной стороны. Студента Алексея вызвали в деканат. Там его уже ждал Онуфриев — бывший сотрудник органов. Когда Алексей (имя студента из соображений безопасности изменено. — И.В.) вышел, то рассказал: у него спрашивали, на чьи деньги существует дискуссионный клуб «Я думаю» и кто стоит за деятельностью Свободной ассоциации студентов. Студент также с гордостью рассказал: на предложение докладывать о том, что «у вас там» происходит, ответил категорическим отказом.
       А что происходит? Дискуссии, лекции, обсуждения животрепещущих вопросов текущей экономической и политической жизни страны. Вести семинары клуба «Я думаю» приглашена журналист Юлия Латынина. За год прошло несколько встреч с представителями оппозиционной общественности. В прошлом году отправили деньги в Беслан, весной собирали подписи против отмены отсрочек. Выступали те, кого не увидеть на Первом канале: Немцов, Каспаров, Илларионов. Если на первых семинарах с Латыниной были только немногочисленные студенты «Вышки», то в конце года лекционная аудитория института едва вмещала всех желающих. Приходили из МГУ, РГГУ, МАДИ.
       Как сказали бы телевизионщики: рейтинг попер. «Вышка», этот оплот будущего российского капитализма, — вуз политизированный. И свобода мысли лезет из всех щелей. К идеологической слежке студенты не приучены. Поэтому появление загадочного сотрудника вызвало не просто интерес, а массу вопросов. Неужели в «Вышке» заработал идеологический сыск? И только ли в «Вышке»?
       Звоню главному герою истории.
       — То, что рассказывают студенты, — это вранье, — говорит Онуфриев. (Я спросил его, приглашает ли проректор студентов для «душеспасительных бесед».) О своей работе он рассказать тоже отказался:
       — Я по телефону о таких вещах не говорю. Звоните в приемную ректора, узнавайте там. Времени встречаться у меня нет.
       В приемной отослали к еще одному помощнику ректора — Диане Алехиной.
       — Он работает и подчиняется непосредственно ректору, — отвечала она.
       — А существуют какие-то инструкции, регламентирующие его деятельность?
       — Это внутренние инструкции.
       — Секретные?
       — Нет, конечно… Насколько я знаю, у нас только сейчас идет работа по разработке должностных обязанностей. Сейчас это делается в массовом порядке, пока не у всех нас есть такие инструкции.
       — Почему? Может быть, Анатолий Леонидович недавно работает в вузе?
       — Нет, достаточно давно.
       — Известно хотя бы, как называется его должность?
       — Он советник ректора.
       — А что входит в круг его обязанностей — тоже известно, или это некая спонтанная работа, действует по обстоятельствам?
       — Это наша внутренняя информация… Достаточно… Для каких целей нужна эта информация?
       — Хотелось бы прояснить, входит ли «идеологическая» работа со студентами в его обязанности…
       — Я ни о какой идеологической работе не знаю. Он является советником ректора и исполняет приказы ректора… Мы в его деятельность не вмешиваемся. Он — отдельный сотрудник ректора. Его функции, должностные обязанности оговариваются только с ректором, мы ничего по этому поводу сказать не можем.
       Ректор оказался недоступен. Тогда прояснить ситуацию взялась Ольга Колесникова, советник по пиару. «Считайте меня личным пресс-секретарем Кузьминова», — предложила она. Колесникова обещала выяснить все обстоятельства состоявшегося разговора, а также поговорить с оказавшимся в недосягаемости ректором.
       Кузьминов отказался говорить на эту тему. «Предмета комментария я тут не вижу», — передала Колесникова его слова.
       Итак. С одной стороны, штатная единица введена с благородной (искоренение мздоимства) целью. Но почему-то ни сам Онуфриев, ни его коллеги по аппарату не решались сказать об этом. Кроме того, эпизод со студентом, очевидно, не соответствовал никаким должностным инструкциям.
       — На одном из семинаров дело чуть не дошло до мордобоя, — изложила свою версию Ольга Колесникова. — Поэтому Онуфриев как отвечающий за безопасность должен был вмешаться: переговорить со студентами.
       Студенты, правда, ничего такого припомнить не смогли. Но Ольга Александровна все же сумела объяснить и обосновать всю необходимость новой штатной единицы в администрации вуза.
       — С появлением в рядах сотрудников Онуфриева стало намного безопаснее — раньше могли украсть сумку прямо из кабинета, — сказала Колесникова. — Теперь подобных случаев не происходит.
       
       Илья ВАСЮНИН
      
       
ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА
       
       Спецслужбы в системе высшего образования
       В тех вузах, где студенты имели доступ к секретной информации, действовали «первые отделы». Например, в Бауманке или МАИ до сих пор существуют «секретные лекции». Перед началом занятия студентам выдают тетрадки, а после окончания лекции конспекты собирают обратно. Готовиться по таким конспектам можно только в специальном помещении. (Знакомые бауманцы рассказывают, как перед экзаменами борются с военной тайной. Одногруппники переписывают по одному вопросу из секретных тетрадей, а потом собирают секретный курс воедино.) «Люди в штатском» занимались бюрократической работой: проверяли наличие грифа «секретно» на документах, отслеживали, чтобы на каждом документе стояли все необходимые подписи и прочее.
       Кроме того, органы безопасности работали и в «несекретных» вузах. Больше всего их было в институтах, где учились иностранные студенты. Обычно в администрации работали четыре или пять человек. Как правило, они совмещали должности, работая и в органах, и в образовании.
       При этом основным местом работы считался институт или университет, на Лубянке они появлялись раз в месяц — отчитываться. Зарплату такой сотрудник получал в двух местах. Лубянскую оставлял себе, а вузовскую зарплату сдавал в кассу.
       Помимо основных обязанностей (например, проректора или помощника ректора), такой сотрудник имел и «секретные» функции. Во-первых, вербовал иностранных студентов. По возвращении на родину те вступали в контакт с местной агентурой и выполняли нужные задания. (К слову, так действуют все разведки мира, не только советская.) Во-вторых, такой сотрудник наблюдал за самыми талантливыми студентами. Таковых приглашали на работу в органах. В Высшую школу КГБ без рекомендаций поступить было нельзя.
       Кроме того, работали и с собственными студентами. Например, отправляющийся на зарубежную конференцию студент получал задание: узнать мнение определенного ученого по тому или иному вопросу. Выполняя задание, студент помогал в работе какого-нибудь аналитического отдела КГБ. Признаться, и тут советские спецслужбы были неоригинальны — так опять-таки действуют все разведки мира.
       Ну и наконец идеологическая контрразведка, ныне упраздненная. Ни одна студенческая конференция не могла быть устроена без негласного благословения указанного сотрудника, а среди молодежи обязательно имелись осведомители. Правда, здесь существовал известный перекос. Потому что если в столице можно было отыскать студентов, не лояльных к советской власти, то в текстильном вузе на периферии контрразведка простаивала, а оппозиционные настроения существовали только в квартальных отчетах.
       
       
10.11.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 84
10 ноября 2005 г.

Расследования
Россия стала самой прозрачной страной в мире

Чем больше закрывают государство, тем доступнее его граждане

Обстоятельства
В вузах вводится новая должность — советник ректора по госбезопасности

Кавказский узел
Кабардино-балкарский РУБОП толкает исламскую молодежь к бегству

Что происходит в Чечне с теми, кто поверил государству и сложил оружие

Подробности
1001-е китайское предупреждение получил экстремизм на совещании силовиков

Реакция
Горы идут к Магомету. Адвокат Алия Каитова полемизирует с Юлией Латыниной

Власть
Шпака взяли в «Единую Россию», забыв о скандале. Или благодаря ему?

Мир и мы
Странам Балтии скоро труба

Как прокуратура Иркутской области отстаивает государственные интересы Японии

Экономика
Андрей Илларионов: Казахский опыт реформ пригодился бы и в России

Краiна Мрiй
Не важно, какая революция. Главное, что цветная

Виктор Янукович: Да, я не умею красиво говорить и одеваться, но я умею работать

Инострания
Дети трансгенной кукурузы. Американские фермеры поставили на себе масштабный эксперимент

Регионы
Спецназ «размялся» перед командировкой в Чечню

Праздник дактилоскопии в Пустошке

Как отличить Минина от Пожарского?

Санкт-Петербург
Студенты не дали себя прокатить

Власть и люди
Правозащитники Поволжья и Забайкалья провели совместную акцию

Власть и деньги
Почему в Воронеже не отапливаются детские сады и больницы

Почему родители в складчину устанавливают в школах «тревожные кнопки»?

Плата за жульё
Что будет с московским жильем?

Новости компаний
Экологическая экспертиза второй очереди Балаковской АЭС: заключение отрицательное

Соседи Нововоронежской АЭС готовятся стать лишенцами

Строительство Бурейской ГЭС пересекло «экватор»

Страна уголков
Эльвира Горюхина. История учителя и директора школы Евгения Давыдова

Новейшая история
Почему потомки рабочих и крестьян мстят своему прошлому

Наши даты
Ушел из жизни академик Михаил Гаспаров. Он сделал больше целого института

Четвертая власть
В «Известиях» ничего не поменяется, кроме главного…

Телеревизор
Валерий Тодоровский: Не смотрите — тогда и показывать не будут!

Вольная тема
Россия. Она открыла для себя зеркало и вошла в него

Спорт
Варяга — в президенты!

Смех и слезы Газзаева

Специальный репортаж
Люди формата. Фейс-контроль как критерий состоятельности российской «элиты»

Свидание
Сергей Лазарев: Мои поклонницы мне непонятны

Библиотека
Россия становится островом. Часть II

Музыкальная жизнь
КСП должен был снова оказаться на улице. Но пока оказался только в переулке

Театральный бинокль
«Премия». Акт второй

Сектор глаза
Любимое оружие художника — огнестрельное

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100