NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

РОССИЯ СТАНОВИТСЯ ОСТРОВОМ, или ПЛАТА ЗА ДОСТУП
Кто не платит сегодня за информационный ресурс страны, завтра заплатит куда дороже
       
(Рисунок С. Аруханова)       
Вышел в свет № 74 «Нового литературного обозрения». Спецвыпуск полностью посвящен острой социальной теме: «ИНСТИТУТЫ НАШЕЙ ПАМЯТИ: АРХИВЫ И БИБЛИОТЕКИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ». В № 82 «Новой» мы начали разговор об этом. Сегодня продолжаем. Поднятая проблема висит в воздухе лет пятнадцать. Не рассасывается. Скорее наоборот. И касается всех.
       
       
Комплектация — чуть ли не главная беда библиотек постсоветской России. Цензура «железного занавеса» сменилась с 1992 года цензурой нищеты.
       Она оказалась не менее эффективной. Результат: постсоветская дыра на советской дыре. Особенно в тех науках, которых в Стране Советов почти и не было.
       А именно: в науках социальных, политических, экономических. И в их фундаменте: исследованиях по истории XX века. «Нашего» и «ненашего».
       И эта «экономия на спичках», искрах и светочах закладывает технологическое отставание страны уже в новом столетии. Вместо того чтобы уменьшать разрывы.
       В 1890—1910-х гг. бурному развитию страны почему-то соответствовало увеличение числа публичных библиотек Российской империи в пять раз. В уездах земства оплачивали снабжение врачей специальной литературой (и их стажировки в столичных клиниках). А также снабжение учителей пособиями.
       Потом был провал. «Железный занавес» для «чужих книг» и чистка своих фондов.
       В начале 1960-х ставка Хрущева на резкий подъем образования вновь резко увеличила финансирование библиотек СССР. Возродились систематические закупки иностранной научной литературы. Это был истинный прорыв после сорока лет вакуума: в вакууме ведь не развиваются… Результаты в точных и естественных науках известны.
       Но и тогда парижское собрание сочинений Бердяева спецхран Ленинки покупал через том. Только нечетные. Не «страха ради»: валюты не было. Сотни книг, исследующих конкретику мира конца XX века, отсутствовали вообще.
       В эпоху Горбачева состоянием библиотек снова озаботились всем миром. Помню трактат, поступивший в редакцию «Огонька» в 1989-м, подписанный достойнейшими учеными. Все о том же: о комплектации фондов, о почти вековых лакунах исторического, экономического, социального знания.
       И ведь действовал диалог общества и власти… В 1991 году Академия наук получила рекордную сумму на закупку научной литературы — 11 миллионов долларов.
       Но уже в 1992-м эти ассигнования уменьшились примерно в 35 раз.
       Письмо директоров научных библиотек России правительству о комплектации фондов упомянуто в первой части статьи. Крайне простые истины: «Сравнительно небольшие затраты на информационное обеспечение помогут поддержанию высокого творческого потенциала российских ученых…
       Положение стало катастрофическим — экономические трудности привели к практически полному прекращению закупок новейшей учебной и справочной литературы». Письмо датировано октябрем 1999-го.
       В последующие годы ситуация только ухудшалась. И количество лакун, несомненно, переходило в качество знания. Пятнадцать лет тихо менялось само массовое представление об информационном ресурсе. О его уровне. О том, что такое грамотный специалист и «успевающий студент».
       Вот цифры социологов Льва Гудкова и Бориса Дубина из того же «НЛО» № 74.
       В 1990-м библиотеки РФ получили 59,4 млн новых томов. В 2000-м — 19 млн.
       Библиотек в городах РФ с 1990 г. стало меньше на 35%.
       Крупнейшие библиотеки РФ финансируются на 30—40% от плана. Прочие хуже.
       Главные библиотеки областей (то есть универсальные научные Перми, Саратова, Воронежа, Казани, Томска, Краснодара) в 2001-м получили лишь 8% книг, изданных в России за год. Из десяти запросов на иностранную литературу там сегодня выполняются один-два.
       В 1997 году 42% областных библиотек не получили никаких иностранных книг. А 1997 год в «постсоветской книжной статистике» был самым благополучным.
       «С научной периодикой дело обстоит еще хуже… Интернет не компенсирует растущие институциональные разрывы: плата за доступ к текстам настолько высока, что закрывает эти каналы для большинства».
       …В 1960-м (в годы «хрущевского прорыва» к экономике знания) ординатор Пермского мединститута без труда выписывал из московской библиотеки свежие хирургические журналы из Англии и США. Сроком на месяц. За 1 руб. 30 коп. То есть за 1,5% своей ординаторской зарплаты. Это было на кафедре хорошим тоном и нормой.
       В 2005-м тридцатый по счету аспирант бывшего пермского ординатора назвал цены на те же журналы в Сети сегодня. 20—30 долларов — статья. 500 у.е. — годичная подписка. С зарплатой русских врачей теперь мы не сравнивали.
       Несмотря на героизм самых толковых, правы суровые авторы Гудков и Дубин:
       «Россия в интеллектуальном плане становится островом».
       
       
Но если страна не хочет «платить за доступ» специалистов к знанию — заплатит дважды за его отсутствие.
       Ведь на острове, как известно, сильно расслабляется любой Робинзон.
       Худшее следствие информационной блокады — утрата критериев нормы.
       Вот юный энтузиаст выписал через Amazon.com оксфордский учебник по очень актуальной науке. Сравнил с московским аналогом. «Британская информационная плотность» выше в 7—8 раз. Библиография к книге — три тысячи позиций вплоть до 2003 г. Так что оксфордский волюм в 1200 страниц — лишь капля в море необходимых знаний. Вроде «окошка» на зимнем стекле автобуса, сделанного нагретым пятаком.
       А родной учебник куда лаконичнее. Отсылает к работам до 1970 года.
       И задает, увы, совсем другие стандарты «среднего успевающего студента».
       В лучшем случае позже это потребует «догоняющего развития» (с комплексами) в одной отдельно взятой судьбе. В худшем создаст сниженные стандарты на всю жизнь. Когда сие происходит массово, во многих областях знания, общество подсознательно создает… «заговор сниженных стандартов», что ли.
       Вот учебное пособие «Политология». 2004 год. Аннотация: «Книги этой серии написаны ведущими специалистами МГУ». В МГУ и используются.
       Назывные, бегло-заклинательные перечисления имен. Робеспьер оказался вдохновителем Руссо. Де Голль — примером культа личности. Притом единственным.
       Раздел «Политические конфликты». 35 страниц. В двух абзацах разъяснено словарное значение слова «компромисс». Примеров реальных конфликтов (тем более их анализа) нет. Зато будущих управленцев и экспертов учат: «Сотрудничество… означает совместное решение проблемы, приемлемое для всех сторон конфликта».
       Хотя эта премудрость ясна всякому, кто успешно поделил во дворе ириски.
       А в университете дитя вправе получить информацию другого уровня и объема.
       Стиль-то знаком. Автор предупреждает: «Хотя политическая наука получила у нас признание лишь в постсоветский период… произошла соответствующая переквалификация многочисленного слоя обществоведов». Политических наук в СССР не было. Была бесформенная, бессмысленная вата истмата. И это снова она, но с изюмом новых имен: «Вклад в современную теорию конфликтов внесли… Л. Козер, К. Боулдинг, Р. Дарендорф, Л. Крисберг, Р. Коллинз, Л. Рапопорт и др.». О «мировом опыте» все сказано. Ссылок на книги нет. Дальше мы сами: «Затухание конфликта возможно либо в результате победы одной стороны, либо по достижении договоренности».
       Если думцев и аналитиков России 2030 годов учат так — что они смогут делать с таким бэкграундом? Какие конфликты разрешать? Но с чем сравнить студенту уровень знаний, предложенный ему, освященный и подтвержденный статусом alma mater?
       В стране сейчас 16% людей с высшим образованием. Больше, чем когда-либо.
       Как их учили и учат? Вправе ли они верить своим дипломам? И судьи кто?
       Но боюсь: 90% завтрашних профессионалов сочтут полученный контент нормой.
       Тем более что (если говорить о политических и социальных науках, о технологии управления современным обществом и жизнью в нем) книги Фромма, Адорно, Парсонса, Хантингтона и многих иных выходили в России 1990-х тиражами от 1000 до 3000 экз. В большинство библиотек не поступали, как уже сказано. «Родные» исследования по социальным наукам, по истории Отечества ХХ века, архивные публикации, отдельные работы очень высокого уровня имели в России тот же тираж.
       Глубокая, будящая мысль книга Анатолия Вишневского «Серп и рубль. Консервативная модернизация в СССР» имела у нас меньший тираж, чем в европейских переводах. «Социальная история России» Б.Н. Миронова, двухтомная история взлетов и провалов модернизации страны, построена на трех с половиной тысячах источников, сжатых в умную и плодотворную схему. А ее собственный тираж — 1500 экземпляров.
       В большинстве региональных библиотек, в учебном процессе этих книг нет. Отсутствие предложения (в том числе в сфере знания) убивает спрос. Процесс длится лет пятнадцать.
       Но если подлинное знание и его «мировой информационный стандарт» не распространяются широко, то влияние гуманитариев на страну не больше, чем влияние аквариумистов.
       Все это — единый узел проблем: минимальные тиражи настоящих исследований и переводов, «голодный паек» больших и малых библиотек. Нищета их с успехом заменяет Отечеству прежнее «министерство пропаганды».
       Если в тысячах сельских и школьных библиотек нет книг, изданных после 1991 года, а в ходу потрепанный книжный фонд 1970—1980-х, значит, даже самый ясноглазый восьмиклассник в селе не узнает, что разруха начинается в головах.
       И «Архипелаг ГУЛАГ» в его разумение не войдет. А войдут «Рассказы о Дзержинском». (Плюс единственный «урок модернизации» на ТВ — урок консьюмеризма. Хотеть «Форд-Мондео» научат всех. Сконструировать его или честно на него заработать?)
       Но на уровне крупнейших библиотек и вузов, на уровне «производства» будущих администраторов и аналитиков мы закладываем то же отставание на 30 лет вперед. Даже ксенофобию, агрессию подавленных комплексов, примитивизацию сознания, политические неудачи — внутренние и внешние — программируем сегодня сами.
       Как устаревший станок, социум заново штампует «советского простого человека».
       Именно тем, что сильно экономит на модернизации образования и сознания.
       И эта глобальная проблема (в отличие от многих других) может быть решаема простыми линейными средствами. «Горизонтальной самоорганизацией гуманитариев».
       Методичным пополнением библиотек всех уровней. Хотя бы так, как это было в годы «информационного взрыва» начала XX века, когда земства и общественные комитеты координировали привлечение и использование частных средств.
       
       Елена ДЬЯКОВА, обозреватель «Новой»
       
10.11.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 84
10 ноября 2005 г.

Расследования
Россия стала самой прозрачной страной в мире

Чем больше закрывают государство, тем доступнее его граждане

Обстоятельства
В вузах вводится новая должность — советник ректора по госбезопасности

Кавказский узел
Кабардино-балкарский РУБОП толкает исламскую молодежь к бегству

Что происходит в Чечне с теми, кто поверил государству и сложил оружие

Подробности
1001-е китайское предупреждение получил экстремизм на совещании силовиков

Реакция
Горы идут к Магомету. Адвокат Алия Каитова полемизирует с Юлией Латыниной

Власть
Шпака взяли в «Единую Россию», забыв о скандале. Или благодаря ему?

Мир и мы
Странам Балтии скоро труба

Как прокуратура Иркутской области отстаивает государственные интересы Японии

Экономика
Андрей Илларионов: Казахский опыт реформ пригодился бы и в России

Краiна Мрiй
Не важно, какая революция. Главное, что цветная

Виктор Янукович: Да, я не умею красиво говорить и одеваться, но я умею работать

Инострания
Дети трансгенной кукурузы. Американские фермеры поставили на себе масштабный эксперимент

Регионы
Спецназ «размялся» перед командировкой в Чечню

Праздник дактилоскопии в Пустошке

Как отличить Минина от Пожарского?

Санкт-Петербург
Студенты не дали себя прокатить

Власть и люди
Правозащитники Поволжья и Забайкалья провели совместную акцию

Власть и деньги
Почему в Воронеже не отапливаются детские сады и больницы

Почему родители в складчину устанавливают в школах «тревожные кнопки»?

Плата за жульё
Что будет с московским жильем?

Новости компаний
Экологическая экспертиза второй очереди Балаковской АЭС: заключение отрицательное

Соседи Нововоронежской АЭС готовятся стать лишенцами

Строительство Бурейской ГЭС пересекло «экватор»

Страна уголков
Эльвира Горюхина. История учителя и директора школы Евгения Давыдова

Новейшая история
Почему потомки рабочих и крестьян мстят своему прошлому

Наши даты
Ушел из жизни академик Михаил Гаспаров. Он сделал больше целого института

Четвертая власть
В «Известиях» ничего не поменяется, кроме главного…

Телеревизор
Валерий Тодоровский: Не смотрите — тогда и показывать не будут!

Вольная тема
Россия. Она открыла для себя зеркало и вошла в него

Спорт
Варяга — в президенты!

Смех и слезы Газзаева

Специальный репортаж
Люди формата. Фейс-контроль как критерий состоятельности российской «элиты»

Свидание
Сергей Лазарев: Мои поклонницы мне непонятны

Библиотека
Россия становится островом. Часть II

Музыкальная жизнь
КСП должен был снова оказаться на улице. Но пока оказался только в переулке

Театральный бинокль
«Премия». Акт второй

Сектор глаза
Любимое оружие художника — огнестрельное

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100