NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

РОССИЯ В СТРАНЕ ЧУДЕС
Она открыла для себя зеркало… И в него вошла
       
(Фото Сергея Кузнецова, "Новая газета")
   
       
Этим летом моя сокурсница, несколько лет живущая в Германии, приехала в Москву и, позвонив, предложила пойти погулять. Мы встретились на Тверской и пошли вниз, по проулкам, желая навестить знакомых владельцев недавно сгоревшего книжного магазина. Мы миновали бульвары, МХАТ, мою старую школу, где на пять лет старше, оказывается, учился Пелевин. Все изменилось с того времени.
       На бывших пустырях возникли скверы, бывшие задворки и помойки превратились в кафе. При Тверской больше не осталось «задних» двориков, которыми было полно мое детство. Войдешь в такой дворик и оказываешься точно на дне какого-то широкого пруда, и звуки доходят как сквозь сон. Заброшенность в самом центре столицы — странная, тоскливая роскошь прежнего времени, стоячего, как вода… Теперь каждая пядь земли в Москве должна себя отрабатывать. Наступила новая эпоха.
       С грустью поглядывая на меня и на улицы вокруг, подруга наконец завела разговор о том главном, что ее волновало. О людях в городе. О том, как они все хорошо выглядят, гораздо лучше, чем немцы. Сокурсница любит одежду и внешний вид.
       Цитируя мне очередного московского знакомого, рассказывавшего ей об особенностях поиска работы, она произносит: «У нас в Москве встречают по одежке и провожают по одежке». Характерная пропажа «ума» из старой пословицы действительно несла в себе отчетливо новомосковский привкус.
       Мы шли по Тверской, а мимо проезжали машины с темными стеклами, в которых отражались прохожие и небо. Проплывали огромные витрины с манекенами, похожими на почти оживающих людей, и люди, похожие на манекены, одетые так же, как они… Я вспомнила все те многочисленные рекламы, из которых вещи вплывают в дома прямо как с картинки… вещи, создающие мир, у которого почти нет веса, как в зеркальном отражении… Евроремонты, делающие из квартир подобие телевизионных студий… Это какая-то зеркальная жизнь без вкуса и запаха, зато невероятно воздействующая на зрение… Жизнь в отражениях… Да, подумалось мне, Россия открыла для себя зеркало… Открыла его и в него вошла.
       Еще в шестидесятые годы знаменитый критик культуры Маршал Маклюэн, чьи работы только начинают издаваться у нас, но давно стали классикой на Западе, размышлял над разницей между СССР и Америкой. Делал он это в тех терминах, которые больше всего, на его взгляд, подходили для такого размышления.
       Что касается американцев, то никто, замечал канадец Маклюэн, не ориентирован в большей степени на визуальные эффекты, чем они. Никто не может создать более яркого и насыщенного эффекта, чем умело пользующаяся косметикой американка. Никто внешне не похож на полубога больше, чем настоящая голливудская звезда. И в то же время на каком-то базовом уровне, замечал Маклюэн, у американцев отсутствует «внутреннее» восприятие, связанное с магией воздействия устного слова, а также важности информации, передаваемой через касание, ощущения близкого телесного присутствия другого человеческого существа. Эту магию «слова» и «касания» Маклюэн оставлял за СССР.
       И вот, утверждал Маклюэн, приход новой техники, новых медиа в корне изменил ситуацию. В бунтующие 60-е и 70-е годы «контркультурной» революции телевидение создало ощущение связи у совершенно различных людей, переживание подключенности к миру, именно оно даровало американскому обществу то, что в нем отсутствовало, — более глубокую и мгновенную коллективную взаимосвязь.
       Именно новый электронный век создал то, что Маклюэн впоследствии назвал знаменитым термином «мировая деревня»: мир на расстоянии вытянутой руки. Что же телевидение и вообще «современная массовая культура», отпущенная у нас на волю в начале девяностых, сделали с обществом, столь противоположным американскому, как наше?
       Это как-то чувствуется в воздухе: слово, живая речь, глубокий интерес к чему-либо сами за себя не говорят, и сколь бы ни был умен человек, предельным подтверждением его слов, гарантией их истинности является то, как он выглядит. Будто в обществе действует какой-то «категорический императив»: ты должен хорошо выглядеть, ты должен пересечь определенную незримую черту, отделяющую тебя от прошлого, ты должен суметь, наконец, попасть в мир, по которому мягким катком прошелся «евроремонт». Причем никакой рефлексии над тем, по-настоящему ли это красиво, или хотя бы умения заимствовать опыт тех наций, которые давно имеют дело с «визуальностью». Ибо, чтобы заимствовать с умом, надо иметь уважение к чему-то, что больше внешности.
       Какой-нибудь историк через много лет скажет про наше время одну банальную фразу: «Очередное заимствование Россией внешних западных форм».
       
       
Очевидно, что включено новое человеческое производство, отсекающее одних от других и каждого от себя самого. И, глядя на лица и фигуры, на одежду и поведение, можно с точностью сказать, до какой степени человек «принадлежит» новому, насколько умеет он производить визуальный образ себя.
       Вторжение новой эпохи создало людей, настолько не доверяющих другим, настолько закрытых от них, что они не могут позволить себе ни на секунду выйти из «образа». Общество стало иерархичным, почти что классовым, оно закрылось, распавшись на «семьи» с их «семейными» ценностями, отворачивающими людей от общей связи между собой.
       Одни пойдут вверх, другие — вниз, одни будут, «как в телевизоре», другие — «как в жизни», и их будет разделять грань, непроходимая, как зеркало. Политически это равносильно объявлению себя частью «демократического» или «нового» сообщества. Но жесткость такого объявления говорит о том, что демократическая процедура в корне нарушена.
       Кажется, как всегда, «новое» в России имело обратные следствия, чем на Западе. И именно туда теперь и уезжают все те «неформатные» персонажи, чья внешность характеризуется проступанием внутреннего содержания, чья профессия зависит от работы общества в целом и чей способ размышления имеет много общего не с поиском сенсаций, а с простым здравым смыслом.
       
       
Телевидение — как имя общей суммы наших желаний и устремлений в новую эпоху — не стало в России способом нового подключения нас друг к другу. Оно не стало площадкой, на которой могла бы свободно осуществляться наша «интерактивная деятельность», наша речь, обращенная друг к другу и к власть имеющим, критика, требующая ответа. Промелькнув, как отдаленная возможность подобного подхода в начале 90-х, оно исчезло. Телевидение стало зеркалом, перед которым застыли варвары, в течение 80 лет не имевшие понятия о том, что у их тел есть внешние параметры и что старая кастрюля хуже новой. Странно, а всему миру казалось, что в XX веке культура в России смогла гораздо больше. Кажется, с введением «нового века» мы вновь промахнулись лет на 50.
       Разглядывая голые животы, отражающиеся в проезжающих широких стеклах машин, людей с воткнутыми в уши мобильными телефонами, а потом, встречая других, одетых «по-старому», куда-то спешащих, плохо выглядящих, я думаю, что, будучи еще довольно молодым человеком, я все-таки пережила революцию…
       Знакомая моя была все еще грустна … «Ну так что, ты возвращаешься в Москву?» — спросила я ее, дипломированного специалиста по немецкой литературе, жену ученого-информатика. «Ну ты знаешь… Думаю, нет… Я приехала с этой мыслью, но тут все так нестабильно… Там ведь привыкаешь к тому, что все как-то устроено… а здесь не знаешь, что будет дальше»…
       Я попрощалась и пошла домой. По ее словам, я выглядела неважно…
       
       Ксения ГОЛУБОВИЧ
       
10.11.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 84
10 ноября 2005 г.

Расследования
Россия стала самой прозрачной страной в мире

Чем больше закрывают государство, тем доступнее его граждане

Обстоятельства
В вузах вводится новая должность — советник ректора по госбезопасности

Кавказский узел
Кабардино-балкарский РУБОП толкает исламскую молодежь к бегству

Что происходит в Чечне с теми, кто поверил государству и сложил оружие

Подробности
1001-е китайское предупреждение получил экстремизм на совещании силовиков

Реакция
Горы идут к Магомету. Адвокат Алия Каитова полемизирует с Юлией Латыниной

Власть
Шпака взяли в «Единую Россию», забыв о скандале. Или благодаря ему?

Мир и мы
Странам Балтии скоро труба

Как прокуратура Иркутской области отстаивает государственные интересы Японии

Экономика
Андрей Илларионов: Казахский опыт реформ пригодился бы и в России

Краiна Мрiй
Не важно, какая революция. Главное, что цветная

Виктор Янукович: Да, я не умею красиво говорить и одеваться, но я умею работать

Инострания
Дети трансгенной кукурузы. Американские фермеры поставили на себе масштабный эксперимент

Регионы
Спецназ «размялся» перед командировкой в Чечню

Праздник дактилоскопии в Пустошке

Как отличить Минина от Пожарского?

Санкт-Петербург
Студенты не дали себя прокатить

Власть и люди
Правозащитники Поволжья и Забайкалья провели совместную акцию

Власть и деньги
Почему в Воронеже не отапливаются детские сады и больницы

Почему родители в складчину устанавливают в школах «тревожные кнопки»?

Плата за жульё
Что будет с московским жильем?

Новости компаний
Экологическая экспертиза второй очереди Балаковской АЭС: заключение отрицательное

Соседи Нововоронежской АЭС готовятся стать лишенцами

Строительство Бурейской ГЭС пересекло «экватор»

Страна уголков
Эльвира Горюхина. История учителя и директора школы Евгения Давыдова

Новейшая история
Почему потомки рабочих и крестьян мстят своему прошлому

Наши даты
Ушел из жизни академик Михаил Гаспаров. Он сделал больше целого института

Четвертая власть
В «Известиях» ничего не поменяется, кроме главного…

Телеревизор
Валерий Тодоровский: Не смотрите — тогда и показывать не будут!

Вольная тема
Россия. Она открыла для себя зеркало и вошла в него

Спорт
Варяга — в президенты!

Смех и слезы Газзаева

Специальный репортаж
Люди формата. Фейс-контроль как критерий состоятельности российской «элиты»

Свидание
Сергей Лазарев: Мои поклонницы мне непонятны

Библиотека
Россия становится островом. Часть II

Музыкальная жизнь
КСП должен был снова оказаться на улице. Но пока оказался только в переулке

Театральный бинокль
«Премия». Акт второй

Сектор глаза
Любимое оружие художника — огнестрельное

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100