NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ПОСЛЕ БАСАЕВА НА БУДЕННОВСК НАПАЛА МИЛИЦИЯ
Последние десять лет город находится в заложниках у правоохранительных структур
       
(Рисунок С. Аруханова)
     
       
Еду в метро — на глаза то и дело попадаются милицейские агитки. Одна — о том, сколько преступлений произошло и сколько раскрыто (успешно, получается, работает милиция). Другая, отдельная, — об угнанных и найденных автомобилях (ищут ведь и находят). Читаешь — и на душе легче: не все так плохо, все же ты под защитой. Ну а если милиция чего и упустит, то прокуратура поможет (тут же в памяти всплывают уверенные выступления по телевизору людей в синих мундирах). Бывает, прокуратура ошибется, так существует суд, успешную реформу которого мы только что пережили… Живи и радуйся, россиянин.
       Но журналист — вредная профессия. И я решил съездить в один из уголков России, чтобы не в Москве, а там — в глуши Ставрополья, у прифронтовой полосы — убедиться в слаженной работе милиции, прокуратуры и судейского корпуса.
       На Буденновск, печально известный по событиям лета 1995 года, выбор пал не случайно. Отсюда приходят самые разные вести. С одной стороны, городским-районным отделением внутренних дел (ГРОВД), третий год возглавляемым полковником Николаем Савельевым, и межрайонной прокуратурой во главе с опытным Олегом Горским не нахвалятся их начальники. Статистические показатели — одни из лучших в Ставропольском крае: высокие проценты раскрываемости преступлений и предупреждения преступности.
       С другой — местные корреспонденты и жители пишут в Москву всякие гадости. Говорят, что вместо банды Басаева появилась другая — правоохранительная, и приводят меткую шутку бывшего начальника ГРОВД Геворкяна: «В городе не должно быть мафии… кроме милицейской».
       Геворкян уже сидит. А мафия, как известно, бессмертна.
       
       Ящик коньяка
       Если в городе произошло преступление (а они все-таки происходят регулярно), преступление будет раскрыто. Например, за ящик коньяка. Следствие проходит стремительно, преступники ловятся моментально и после непродолжительной беседы с операми соглашаются на явку с повинной. В краевом ГУВД очень довольны.
       В тот день, когда я приехал в Буденновск, как раз произошло убийство. Только я заглянул в прокуратуру, как межрайонный прокурор Олег Горский, симпатичный стройный мужчина лет сорока, выскочил мне навстречу. Спешил на место преступления.
       Но все же любезнейший Олег Юрьевич задержался, пригласил в кабинет и уделил мне несколько минут своего драгоценного времени. Мы с ним говорили о другом убийстве (пожилой одинокой женщины Сурковой из села Прасковея, что под Буденновском), совершенном в феврале этого года.
       Опера под руководством следователя прокуратуры Равиля Ризванова это страшное преступление успешно раскрыли, всех поймали и передали для дальнейшей работы в Ставрополь. Три молодых человека — Андрей Мочалов, Евгений Шутко и Александр Калиберда — предстали уже перед судом.
       Я спросил прокурора несколько наивно:
       — А вы уверены, что это именно они убили свою 78-летнюю односельчанку?
       — Да, здесь нет никаких сомнений. У меня в этих делах большой опыт.
       Я понимал, что не смею больше задерживать прокурора, и не стал докучать дальше вопросами, все равно бы я не смог поверить ему на слово.
       Потому что, кроме прокурорских слов, существуют еще факты.
       Буденновские милиционеры обнаружили труп Сурковой в ее собственном доме на шестой день после смерти, а еще через неделю убийц назначили. Нашли трех молодых людей, у двоих из которых (Мочалова и Калиберды) нет родителей, а у третьего (Шутко) — мать-инвалид. И те сознались, естественно.
       Но тут случился форсмажор. Неожиданно для «следопытов» у одного из обвиняемых, Андрея Мочалова, оказалась очень уважаемая и влиятельная в городе тетя, нашедшая лучшего в городе адвоката. Вот адвокат — Надежда Молчанова — и обнаружила в деле об убийстве не просто противоречия, а кошмар какой-то, который при желании запросто можно было бы квалифицировать как фальсификацию уголовного дела.
       Подозреваемого Мочалова задерживают 17 февраля, но оформляют задержание вечером 19-го. Где он был и что с ним делали в течение этих двух дней? Ответ знает тетя — Елене Качура дали на несколько минут посмотреть на племянника. Он был избит. «Его подвешивали на дыбу с закрученными за спину в наручниках руками, пытали», — говорит Елена Эдмундовна.
       Естественно, пошла жаловаться начальнику буденновской милиции полковнику Николаю Савельеву. А он сообщил что-то примерно такое: «Да мне же несколько раз генерал звонил из Ставрополя, требуя раскрытия убийства». Аргумент, конечно, серьезный. И потому несоответствие в дате задержания Мочалова быстро устранили — задним числом арестовали подозреваемого еще раз. За нецензурную брань на автовокзале и попытку побега от патруля пришлось даже наручники применить.
       Никто в это, конечно, не поверил. Кроме… прокуратуры. Следователь Ризванов, не стесняясь, рассказывал, что пообещал милиционерам ящик коньяка, если они добудут признательные показания у подозреваемых. Он тогда был в Ставрополе по личным делам и звонил в отделение — беспокоился. Есть этому факту свидетельства очевидцев. Они же подтверждают, что, узнав о благополучном исходе операции «Явка с повинной», заспешил в Буденновск. Отдал ли коньяк или зажал, доподлинно не известно, но тете Мочалова следователь объяснил по этому поводу: мол, коньяком хотел простимулировать работу оперативников.
       Осталось в этой истории только в суд жаловаться, потому что есть надежда: судьи на рабочем месте не пьют. Ведь чтобы арестовать человека даже по административной статье, необходимо решение суда.
       Не пьет, но решение выносит. Мировой судья 3-го участка города Буденновска И.В. Ивенская устанавливает: Мочалов совершил мелкое хулиганство 18 февраля, что доказано объяснениями правонарушителя (таких объяснений в природе не существует), потерпевшей (ни ее имени, ни ее адреса, ни ее объяснений также нет), рапортами сотрудников милиции (это, конечно, в наличии). Они-то, не рапорты, естественно, а сотрудники (Шабанов и Правдюк), нашли и свидетеля — своего приятеля Мироненко, расписавшись, впрочем, за него. Судье Мироненко оказался неинтересен, и спустя три дня после совершения «административного правонарушения», 21 февраля, выносится решение про арест (для тех, кто не знает: положено делать в тот же день).
       Зачем судье допускать такое нарушение, может, потому что в милицейской следственной бригаде был родной брат ее мужа?
       Дело об убийстве по степени аргументации мало отличается от дела «административного». Не буду утомлять читателя глупостями, заключенными в его томах. А станут ли заключенными три молодых парня, зависит от того, похож ли краевой суд на Буденновский мировой.
       
       У нас не насилуют
       Таким образом, любой человек, который живет по соседству с местом преступления, может оказаться преступником. Это легко. А вот жертве преступления доказать, что она жертва, — непросто. Особенно если пострадала от рук милиционеров. И бог с ними, с побоями, к этому, к сожалению, привыкли. Я о другом.
       Около семи часов вечера 14 октября прошлого года Надежда Морякова, женщина средних лет, возвращалась домой. Почти у самого дома ее остановили два сотрудника буденновской милиции — потребовали документы. Их не было, домой к мужу ее сопроводить отказались, потому что были иные планы. Посадили в машину и повезли в медвытрезвитель. Здесь и случилась беда. Женщину изнасиловали. Отпустили только под утро.
       Надежда бросилась в прокуратуру. Была проведена судебно-медицинская экспертиза. Насильники были выявлены. Ими оказались младший лейтенант Владимир Фролов и Александр Бобряшов.
       И тут началось. К Надежде приходили родители милиционеров, обещали деньги. Не помогло. Тогда на горизонте появились дальние родственники — некий дядя Николай Бобряшов. Пошли угрозы, а потом Надежду пригласили в милицию, где начальник следственного отделения майор Шифоростова лично объясняла жертве милицейского произвола, как ей написать заявление и отказаться от своих показаний. Не помогло.
       Надежду пригласили к прокурору Буденновска, в чьих дверях она и столкнулась с тем самым крутым дядей. А прокурор был печален, он объяснял, что город маленький, все друг друга знают и надо хорошенько подумать, стоит ли наказывать милиционеров.
       Надежда подумала — и написала заявление, что никаких претензий не имеет. Ну напали двое, ну с кем не бывает…
       Я встречался с ней. Надежда с тех пор сильно болеет и постоянно плачет.
       — Я вынуждена была отказаться после такого давления начальника следствия и прокурора. У кого же я могла еще искать защиты? А на работе на меня стали как-то косо посматривать, ведь сотрудники милиции и туда приходили. Я вынуждена была уйти со службы да и с мужем расстаться. (Имя и фамилия пострадавшей изменены.)
       
       Дела бизнеса
       Но все равно хуже всего местным бизнесменам, особенно тем, кто не собирается помогать местной милиции материально.
       Сразу после нападения Басаева на Буденновск в милицию города пришел новый начальник — Руслан Геворкян, который быстро здесь вырос из майоров в полковники. О том, как Руслан Тигранович шутит, я уже рассказал.
       Это, наверное, смешно. Всем, кроме жителей. Потому что уголовные дела при Геворкяне открывались и закрывались по его личному требованию. Требование зависело от оброка. В итоге даже в Москве не выдержали подобного подхода к делу, несмотря на то что процент раскрываемости был выше, чем в безлюдной тундре. В сентябре 2003 года против Геворкяна было возбуждено уголовное дело и предъявлены обвинения по восьми статьям УК РФ. При обыске изъяли миллионы плюс золотые слитки.
       И можно было бы радоваться, если бы мы не помнили по двум предыдущим главам: милиции без прокуратуры — никуда, а без суда уж и вовсе пропадешь.
       Тому подтверждение — аудиозаписи, сделанные спецслужбами. Я их послушал и скажу: Геворкян-то сел, но дело, начатое не им, не на нем и закончится. Ведь вы же помните: есть еще и суд, и прокуратура. Что за дело, можно понять на примере уголовного разбирательства с г-ном Дьяченко, который, не подумав, очевидно, решил открыть в Буденновске бизнес.
       Увы, уважаемые читатели, вы, наверное, догадываетесь, что суд и прокуратура существуют не только на Ставрополье, поэтому придется поиграть с давно забытой формулировкой «голос, похожий на…».
       Так вот. 31 января 2003 г. в 10 часов 56 минут голос, похожий на Геворкяна, по телефону:
       — Олег Юрьевич, как ты к Дьяченко относишься?
       Голос, очень странно похожий на буденновского прокурора Горского, отвечает:
       — Я никак не отношусь, потому что у меня никаких отношений, ни хороших, ни плохих. Он приходил, когда мы вызывали его по обращению граждан, и я ему сказал, что не хочу вести с вами никакие разговоры.
       Голос, похожий на Геворкяна:
       — Слушай, вот он конкретно попал на крючок. Мы сейчас собираем материалы, чтобы его задержать, вот как ты думаешь?
       Голос, похожий на Горского:
       — Давай материалы сначала рассмотрим.
       Голос, похожий на Геворкяна:
       — В общем-то, мы все люди. Так нормально, очень интересный такой материал, своеобразный, конечно, ну 14 тысяч долларов.
       Голос, похожий на Горского:
       — 14 тысяч долларов? А какую машину?
       Голос, похожий на Геворкяна:
       — Ну, машину, иномарку… За все ему отомстим, за оправдательный приговор и за все остальное…
       
       4 февраля 2003 года в 17.47 дело сдвинулось с мертвой точки. Голос, похожий на Геворкяна, вновь общался с голосом, похожим на буденновского прокурора. Последний голос рассказывал, что его подчиненный сильно переживает по поводу незаконного постановления о возбуждении уголовного дела в отношении предпринимателя Дьяченко: подписал, а то, что тот депутат, — не знал. Голос, похожий на Геворкяна, советует сильно не переживать, поскольку завтра голос собрался к краевому прокурору Калугину и подпишет это постановление задним числом.
       Голос, похожий на Геворкяна, конечно, мог злобно клеветать. Но Дьяченко-то все-таки стал обвиняемым…
       И 7 февраля 2003 года в 9.34 в телефонной беседе голос, похожий на Геворкяна, сообщает уже известно на кого похожему голосу, что уголовное дело в отношении Дьяченко отвез в прокуратуру Ставропольского края и просит, чтобы голос, похожий на прокурора Горского, позвонил прокурору края Калугину. Голосу, похожему на Геворкяна, кажется, что лучше всего с Дьяченко справится некий следователь Максимка, вроде бы даже согласие на то получено. (Фантастика, но следы следователя Максима Сергушина в деле Дьяченко действительно есть.)
       Дальше — дело техники.
       17 февраля 2003 года в 10 часов 22 минуты голос, похожий на прокурора Буденновска Горского, сообщает человеку с голосом Геворкяна, что сегодня дежурит судья Стерлев и поэтому не стоит нести в суд документы на арест Дьяченко, так как этот судья ранее вынес оправдательный приговор по его первому уголовному делу.
       Тем временем в дела вмешались высшие силы. И
       20 февраля 2003 года в 11 часов 14 минут человек с голосом, похожим на начальника милиции Ставропольского края Сапрунова, сообщает голосу, похожему на Геворкяна, что, дескать, вызвал к себе губернатор Черногоров и почему-то интересовался делом Дьяченко. Голос, похожий на Геворкяна, был спокоен, ответил в том духе, что он тут ни при чем, дело возбуждено прокурором Ставропольского края, а он лично — так, исполнитель.
       Конечно, ни при чем. Но все равно лучше подстраховаться. А потом: свинство какое — Дьяченко еще и жаловаться вздумал.
       И 21 апреля 2003 года в
       9 часов 31 минуту человек, голос которого похож на голос судьи буденновского межрайонного суда Раисы Петровны Выдра, очень внимательно отнесся к просьбе голоса, похожего на Геворкяна. Голос просил осудить Дьяченко на 15 суток за нарушение общественного порядка — ругался нецензурно. Голос, похожий на судью, советует: Дьяченко запросто опротестует такое решение, поэтому лучше пойти иным путем — осудить по ст. 193 КоАП РФ за неповиновение сотрудникам милиции.
       Голос, похожий на Геворкяна:
       — Надо Дьяченко осудить на 15 суток.
       Голос, похожий на Выдра:
       — Если хорошо оформлен протокол, то 10 я вам гарантирую <…> пусть без него пока предварительно протокол покажут, что где не так, надо будет переделать.
       Голос, похожий на Геворкяна:
       — Спасибо.
       Голос, похожий на Выдра:
       — Не за что.
       Неприятность лишь в том, что Дьяченко оказался крепким орешком. Что делать? Это решали 28 июня 2003 года в 9 часов 49 минут голоса, похожие на Геворкяна и прокурора Буденновска Горского. Голос, похожий на Горского, сообщает, что он посадит в больничной палате, куда слег Дьяченко, следователя и понятых и будет все равно знакомить Дьяченко с материалами уголовного дела, а как только тот ознакомится, «…за ноги привяжем — и в Куму (река. — В.И.). Я уже отказной материал на всякий случай подготовил. Добро?». Голос, похожий на Геворкяна: «Добро».
       Вот так-то…
       Я сначала было хотел пойти в краевую прокуратуру — поинтересоваться, что они по этому поводу думают. Но сам передумал. И вот почему.
       Дело об убийстве пожилой женщины из села Прасковея взяла в свое производство прокуратура Ставропольского края и довела его усилиями следователя М. Чепуровой до суда. Милиция оказалась якобы ни при чем, парней посадили под стражу и теперь судят.
       Вмешалась пресса — известная местная журналистка и правозащитница Людмила Леонтьева. И получила в свой адрес аж два уголовных дела за клевету по заявлениям следователя прокуратуры Чепуровой и мирового судьи Ивенской. А сам краевой прокурор Валерий Калугин обратился в суд на предмет защиты деловой репутации возглавляемой им прокуратуры — требует несколько сотен тысяч рублей компенсации.
       Вот такой повсеместный «синдром Геворкяна», ведь не случайно сам бывший начальник Буденновского ГРОВД ведет себя на суде уверенно и нагло. Знает, что за него есть кому заступиться? Конечно, арестовывали его московские работники Управления собственной безопасности, но ведь им в каждый город не наездиться. А суд — он же местный. И прокуроры — все те же знакомые лица, с очень похожими голосами.
       
       P.S. Все 500 экземпляров «Открытой газеты» с материалом Людмилы Леонтьевой «Ленточка для прокурора», подлежавшие распространению в Буденновске, были сожжены. Об этом заявила глава местной «Союзпечати» Галина Бабенко. Кто приказал, остается только догадываться.
       
       P.P.S. В следующем материале я расскажу, как местные правоохранители вешают нераскрытые преступления на детей из детдома и как они борются с терроризмом.
       
       Вячеслав ИЗМАЙЛОВ, наш спец. корр., Ставропольский край
       
17.11.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 86
17 ноября 2005 г.

Расследования
После Басаева на Буденновск напала милиция

Кавказский узел
Зиндан для тайного голосования

Подробности
Заместитель мэра Саратова полагает, что губернатор его «заказал»

Реакция
Управление «ТТ» отстреливается

Армия
Наши базы держатся на плове

Власть
Как надо работать, чтобы тебя заметил сам президент?

Президент поработал антимонопольной службой

Кириенко. Он всегда был положительно заряженным

Зурабов будет брать живьем

Точка зрения
Кастинг неприкасаемых. Коллективный портрет российских управленцев: взгляд извне и изнутри

Навстречу выборам
Разрешив графу «против всех», судьи испугались собственной смелости

Политические игры
«Медведи» пришли к выводку и перекрестили своих потомков в «молодогвардейцев»

Власть и люди
Евросуд нашел в Москве деньги воронежских пенсионеров

Суд да дело
К вопросу о смертной казни…

Закрытый суд: «Мерседес» против «Тойоты»

Ульмана и его подчиненных будут судить в третий раз

Дело Кулаева. Чиновники рассказали, что они делали для спасения заложников

Мать двоих малолетних детей — в СИЗО

Четвертая власть
Глава Омской области взыскал с газеты 300 тысяч рублей

Милосердие
Володе Климову очень нужны доноры крови

Краiна Мрiй
Корреспондента «Новой» задержали за попытку постоять на прорытой украинско-российской границе

Какой он, оранжевый чемодан компромата?

Тупики СНГ
Лукашенко проводит линию Сталина

Похоже, Назарбаеву удалось вырыть арык в Европу

Мир и мы
Компания Noga все не может выбить долг из российского правительства

Специальный репортаж
Виктория Ивлева. Одна. Ночью. В Париже

Люди
Илья Плеханов. Как мы кормили рыбок

Марио Калдарару. Как я ударился в барабаны

Сергей Трухачев — милиционер, оставивший триста постов

Интернет
Детский сайт. О Dime, который за 500 рублей сделает вам страницу в интернете

Спорт
Хоккей под кремлевским ковром

Телеревизор
Егор Кончаловский: Хорошо, что есть канал «Культура»

Культурный слой
Ветераны кино боятся руководства собственного Союза

Кинобудка
Французское кино, минуя столицы, поехало на Урал и Дальний Восток

Свидание
Алексей Чадов в кильватере человека-ледокола Федора Бондарчука

Сектор глаза
В «Новом Манеже» открылась выставка Николая Никогосяна

Вольная тема
В некотором государстве… растут рейтинги Кощея Бессмертного и Бабы-Яги

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100