NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

Ольга РОМАНОВА:
Я НЕ ТВАРЬ ДРОЖАЩАЯ!
Телеведущая не намерена молчать и вне эфира
       
Ольга Романова       После громкого скандала в СМИ, разгоревшегося в четверг в связи с отстранением Ольги Романовой от эфира REN TV, и она, и ее оппонент, гендиректор холдинга REN TV Александр Орджоникидзе, в интервью «Новой» выразили надежду, что на этой неделе она уже выйдет в эфир.
       Она была первой в прошлом году, когда получила сразу два «ТЭФИ-2004»: приз за лучшую информационную программу и отдельный приз как лучшая ведущая такой программы. Тогда Романова сказала: «Я не лучшая, я последняя». Тогда же говорили о том, что телеакадемики проголосовали за нее в знак протеста против стерилизации новостей на других каналах. Она снова первая — как сотрудник ТВ, публично заявивший о намерении судиться с руководством. Это протест против той же попытки стерилизации, теперь уже на REN TV. Мы опросили всех причастных к скандалу лиц. К сожалению, гендиректор канала Ральф Сибеналер сначала не нашел времени с нами поговорить, а затем и вовсе отключил мобильный.
       
       
– Во вторник, 22 ноября, главный редактор Елена Федорова уехала в Барнаул, на региональный «ТЭФИ». В этот день Орджоникидзе за 5 минут до эфира снял два сюжета — про закрытие дела в отношении сына министра обороны, сбившего старушку, и про Зураба Церетели, строящего на Манежной площади хрустальную часовню за 15 млн долларов бюджетных денег. Орджоникидзе сказал, что в понедельник с Церетели обедал, поэтому сюжета в эфире быть не может. Меня это возмутило, я сказала, что это воспрепятствование профессиональной деятельности и свободе доступа к информации. Он ответил, что не должен мне ничего объяснять. В среду у меня был плановый эфир на «Эхе Москвы». Ведущий Андрей Норкин спросил меня, как дела на канале, я рассказала об этом случае. А в среду поставила в эфир сюжет про Церетели. Я не стала ставить про сына министра обороны, потому что не вредная девчонка, а профессионал: с момента новости прошло двое суток. После эфира на «Эхе» я была снята устным распоряжением Орджоникидзе: он меня вызвал к себе в 9 часов вечера и потребовал, чтобы немедленно взяла больничный. Я сказала, что абсолютно здорова, что ни один врач больничный не даст и вообще не очень понимаю, как это брать фиктивный больничный. Сказала, что пойду в эфир. У студии меня встретили люди в черном, охрана совершенно постороннего ЧОП — «Евразия».
       — Они так представились?
       — У них на груди были имена, фамилии. Сказали, что у них распоряжение не пускать меня в студию. Это было сделано на региональный и на московский эфир.
       — Они ссылались на приказ Орджоникидзе?
       — Да. Я сняла все происходящее на несколько мобильных телефонов — со звуком, с изображением, там были и камеры.
       — Вы можете предоставить эти фото «Новой»?
       — Я хотела бы оставить их до суда.
       — Россия. XXI век, конец 2005 года на дворе. Ольга, не слишком ли это комфортно — выходить в эфир с новостями и говорить в них то, что хочешь?
       — А я не очень понимаю, почему должно быть иначе. Я, к сожалению, слишком долго проработала под крылышком Ирены Лесневской (как справедливо заметил Эдуард Сагалаев, «императрицы российского ТВ») и не чувствовала какого-то давления. А когда ее на канале не стало, очень быстро все поняла. Но так и не поняла, почему распоряжения менеджера канала, ни одну секунду не согласованные ни с одним из собственников (это было какое-то эмоциональное решение, как я понимаю, мальчишки, а не менеджера), должны влиять на зрителя и на эфир. Не понимаю, почему в России не должны действовать российские законы, почему профессиональному долгу должны препятствовать люди без роду без племени. Я не имею в виду род и племя Орджоникидзе, они всем известны. Я о людях без профессиональных заслуг, репутаций. Я понимала, почему влияла Лесневская: заслуги, опыт, статус, достижения, репутация, профессионализм, вкус, талант…
       — Орджоникидзе говорит, что с вами разговаривал о том, что будете меняться с другими ведущими.
       — Я должна сделать официальное заявление: Александр Сергеевич Орджоникидзе врет как дышит. И я, зная эту его особенность, после устного запрета на выход в эфир потребовала письменного. Я понимала, что иначе меня уволят.
       — Как случилось, что решение принял гендиректор холдинга, а не канала?
       — Это силовое решение. Он пока и письменного приказа не издал, хотя подтвердил это СМИ.
       — Когда выйдете в эфир?
       — Уверена, что в понедельник.
       — Какая-то реакция от власти, из администрации была ли?
       — Просто потрясающая. Бог с ней, с администрацией, но отдельное спасибо Михаилу Горбачеву, который откликнулся первым — из Италии. Мы с ним лично не знакомы. И, если бы у меня было время поплакать, я бы поплакала, честное слово! Потом неожиданно совершенно спикер Совета Федерации Миронов сказал что-то вроде «Руки прочь от журналистов!» — я чуть мимо стула не села. Увидела встревоженную Думу, мне позвонили Никита Белых, Владимир Рыжков, не говоря о журналистах. Когда одновременно звонят Парфенов и Герасимов, я понимаю, что братство живо, у нас в жилах кровь, а не водица. И, черт возьми, тварь ли я дрожащая или право имею? Позвонил Виктор Шендерович, сказал: держись, старуха, мы с тобой.
       — Это медвежья услуга власти, потому я про нее и спрашиваю.
       — Конечно! Бытовой идиотизм есть медвежья услуга. Я была уверена, что нас задушат по-тихому, заморят голодом, не будут давать деньги на кассеты, на работу операторам. Большое спасибо Александру Сергеевичу Орджоникидзе, он эти планы отодвинул.
       — Словом, вся эта ситуация — просто эмоции со стороны Орджоникидзе? Хотя он-то как раз говорит о вашей излишней эмоциональности при абсолютно рабочем моменте.
       — С моей стороны все происходило с холодным носом. Но если вызов частной охраны и появление мордоворотов в студии есть рабочий момент, то Оджоникидзе — американская летчица. Я никому не пожелаю таких рабочих моментов.
       — То есть пока за вашу судьбу и судьбу Марианны Максимовской опасаться не стоит?
       — Знаете, за судьбу любого, кто продолжает заниматься нашим замечательным трудом, опасаться стоит, но будем бороться.
       
       
КОММЕНТАРИИ
       
Дмитрий ЛЕСНЕВСКИЙ:
«Объяснять все низким рейтингом — верх цинизма!»
Бывший совладелец и гендиректор канала REN TV считает, что в конфликте виновата человеческая глупость
       
       — Когда вы уходили с REN TV, вы предполагали, что события будут так развиваться?
       — Я мог предполагать разные вещи, но не мог представить нюансы. Любые, даже некрасивые вещи можно делать достойно. А здесь, я думаю, присутствует человеческий фактор — глупость.
       — Ольги Романовой?
       — Нет, я не говорю об Ольге. Я, кстати, не думаю, что это какая-то установка на избавление от нелояльных журналистов и так далее. Сверху ли, снизу ли. Просто папее папы.
       — Она, думаете, еще выйдет в эфир?
       — Думаю, да.
       — А может, она действительно слишком эмоционально отреагировала, как говорит новый менеджер?
       — Ну не знаю… Когда люди с автоматами не пускают вас на рабочее место, при этом вы — женщина, назвать все эмоциями достаточно цинично, а объяснить низким рейтингом — верх цинизма!
       — Вы, наверное, по-прежнему следите за рейтингами программы. Они не понизились за то время, что вы не работаете на канале?
       — Нет, конечно! Доля информационной программы в 23.30 всегда чуть ниже общей доли канала, но это не влияет ни на какие экономические показатели канала. Более того, информационная служба REN TV никогда не была убыточной с той точки зрения, что всегда создавала лицо и привлекала дополнительную аудиторию ко всему каналу. А лицо оценить трудно. Говорить же о низких или недостаточно высоких рейтингах новостей как минимум непрофессионально.
       
       
Александр ОРДЖОНИКИДЗЕ:
«Я разве сказал, что делал распоряжения?»
Гендиректор холдинга REN TV не знает, кто отстранил Романову от эфира

       «Новости на канале останутся в том виде, что и сегодня.
Ни у акционеров, ни у менеджмента нет планов менять формат канала...
Я не могу говорить за других, но я бы очень хотел, чтобы все люди,
которые делают новости, остались на канале».
Из интервью Александра Орджоникидзе «Новой газете»
(№ 75, 10 октября 2005 года) сразу после
его прихода к руководству холдингом.

       – Я не могу ничего нового сказать. Это рабочий процесс. Никто никого не отстранял от эфира. Доли и рейтинги информационных блоков ниже среднего по каналу, и мы хотим попробовать других ведущих на этом времени. Это нормальная, я подчеркиваю, практика, существующая на всех каналах, когда ведущие меняются. И вопрос этот с Ольгой обсуждался, и не только при мне, еще при былом руководстве. А такая эмоциональная реакция вдруг ни с того ни с сего… Раньше ее не было, был здравый смысл.
       — Рейтинги ее программы снизились за то время, что вы руководите?
       — Они низкие.
       — И были низкие, и до вас это всех устраивало.
       — Не знаю, может, кого-то это и устраивало. Но, если есть возможность, почему бы не поднять рейтинг? На качестве ведущего не может положительно сказываться то, что каждый божий день он до поздней ночи сидит на работе.
       — А что это за сотрудники ЧОП, которые не дали пройти Романовой в эфир, как она говорит?
       — Какие сотрудники ЧОП? Сотрудники, обеспечивающие пропускной режим, есть в каждой компании, не только в телевизионной.
       — Романова говорит, что это новые сотрудники, которых раньше не было.
       — У них смены, они меняются, а что, не было раньше пропускного режима?
       — Это ваше распоряжение этим сотрудникам не пустить ее в эфир?
       — Вы утверждаете, что ее не пустили в эфир. Но с ней это обсуждалось! И другой человек вчера пробовался на эфире. Вот и все. А когда идет эфир, другие люди не могут заходить. Сюрпризом это явилось тогда, когда вдруг ни с того ни с сего она заявила, что ее отстранили от эфира.
       — У меня вопрос по управлению каналом. Вы гендиректор холдинга REN TV. Почему вы делаете распоряжения по эфиру, а даже не гендиректор канала Ральф Сибеналер?
       — Какие распоряжения?
       — Что она не выйдет.
       — Вы опять утверждаете. Я разве сказал, что делал распоряжения?
       — Чье было распоряжение в тот день? Я поняла, что ваше.
       — А почему вы это поняли? Потому что она так сказала?
       — Вы говорите, что вы разговаривали с ней и было такое решение. Или не вы общались?
       — Мы общаемся каждый день. У нее есть свои прямые руководители — руководитель информслужбы.
       — То есть Федорова (редактор новостей на канале. — Прим. ред.)?
       — Я не знаю, кто окончательное решение принимал, я не вмешиваюсь в процесс, какой ведущий что говорит и что ставит. Я не знаю подробно, как все планировалось, я знаю, что вопрос обсуждался — в дополнение к ней пробовать других ведущих.
       — Ваша обида — на ее рассказ на «Эхе» о цензурных моментах на REN TV — только версия тех, кто об этом говорит?
       — Я не знаю, о чем речь, поэтому не обижаюсь.
       — А как вы предполагаете, сколько раз она будет выходить в эфир на неделе?
       — Я выслушаю предложения ее руководства, пока нет решения. Чередоваться, наверное, будет правильно.
       — Когда Романова выйдет в эфир?
       — Надеюсь, на следующей неделе. Никто ее ниоткуда не увольняет и не собирался увольнять.
       — Санкции за ее «эмоциональную реакцию» будут?
       — Что значит — санкции? Мы все разумные люди, мы должны сесть и обсудить, как построить работу.
       
       
МНЕНИЕ ЮРИСТА
       
       Михаил ФЕДОТОВ, один из авторов закона о СМИ:
       Я как член адвокатской палаты города Москвы крайне редко принимаю на себя ведение дел в качестве адвоката, но сейчас согласился взять под защиту интересы Ольги Романовой. Возможно, до суда дело не дойдет. Но я согласился с предложением Романовой, считаю принципиальным то, что защита интересов журналиста будет вестись не методом закулисных переговоров, а методом ясного и четкого следования требованиям закона. Я не знаком еще со всеми деталями конфликта, однако, как мне думается, здесь есть признаки воспрепятствования законной профессиональной деятельности журналиста. А это состав преступления, предусмотренного ст. 144 Уголовного кодекса РФ. Кто должен быть привлечен к ответственности, в чем конкретно выражалось воспрепятствование — вопросы, нуждающиеся в уточнении. Также очевидно, что нарушена свобода массовой информации, а это ст. 29 Конституции России.
       
       Материалы подготовила Наталия РОСТОВА
       
28.11.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 89
28 ноября 2005 г.

Болевая точка
Когда стреляли танки? Сегодня это самый важный вопрос

Расследования
На Буденновском консервном заводе обнаружили склад оружия

Кто замешан в плове Касьянова?

Таинственный орден. Предвыборная история в ксерокопиях с обвинениями и оправданиями

Навстречу выборам
Битва за Москву – 3. Обзор основных интриг

Политические духи подземки

Личное дело
Как Виктор Шендерович выиграл у Марка Твена

Реакция
Заявление адвоката Дмитрия Аграновского

Политические игры
Все любят «Единую Россию»

Сибирский рок. Съезд «Единой России» в Красноярске

Четвертая власть
Ольга Романова: Я не тварь дрожащая!

Подробности
Почему «Новая» стала дороже? Некоторые живут на пересылках

Цена закона
Закон о парламентских расследованиях слегка подкорректирован

Текст закона об НКО депутатам вручили за 17 часов до голосования

Чего вы не хотели знать о реформе здравоохранения

Реформа пройдет болезненно. Врачи уже выходят на улицу и перекрывают трамвайные пути

Обстоятельства
Главкому ВВС хватило смелости признать ошибку летчика Троянова

Специальный репортаж
Китайские фракции посетят Россию. Репортаж из зараженного Харбина

Суд да дело
Слесаря признали виновным во взрыве жилого дома

Михаил Трепашкин оставлен в колонии

Подсудимые по делу о зачистке Благовещенска угрожают пострадавшим и очевидцам

Плата за жульё
Общежития — в собственность жильцам

Новости компаний
«Форд» собирает стачки. На всеволожском заводе создан принципиально новый российский профсоюз

Люди из нефтегазовой вертикали берут под контроль основные отрасли экономики

За рулем
В Москве проходит эвакуация. Водители не находят себе места

Краiна Мрiй
Новые украинские власти уже не могут игнорировать мнение своих граждан

Украина отказывается покупать российский газ по европейским ценам

Секретарь Совета национальной безопасности Украины отвечает на вопросы «Новой»

Регионы
Борьба кубанских мальчиков

Спорт
Чемпионат мира по футболу выиграют немцы?

Пять зайцев главного тренера «Динамо» Крикунова

Наши даты
Установлен памятник Владимиру Богомолову

28 ноября — 90 лет со дня рождения Константина Симонова

Королева-мать нашего кино. Нонне Мордюковой — 80 лет

Кинобудка
90-е — время усеченной культуры? Пожалуй

Помощь государства отечественной кинематографии в ближайшие пять лет сократится

Прошла премьера фильма, снятого по сценарию обозревателя «Новой» Ларисы Малюковой

Театральный бинокль
Фестиваль NET-2005 кажется парадом форм. И именно в этом — его содержание

Свидание
Формула счастья актрисы «Мастерской Петра Фоменко» Полины Агуреевой

Музыкальная жизнь
Бони Тайлер любит пиво за 24 копейки

К сведению…
Если корова не растение, то откуда в сгущенном молоке растительные жиры?

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100