NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ЧЕГО ВЫ НЕ ХОТЕЛИ ЗНАТЬ О РЕФОРМЕ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ…
       
(Рисунок С. Аруханова)       
Нам по-прежнему не решаются объявить о том, что структурная реформа здравоохранения в России началась. Нам не скажут, будет ли у нас платная или бесплатная медицина, сколько останется больниц и роддомов, куда денутся наши хирурги, гинекологи и другие замечательные специалисты. Об этом не скажут до выборов президента. На последнем заседании правительства министр здравоохранения и социального развития России Михаил Зурабов заявил: серьезные преобразования в здравоохранении произойдут не раньше чем через три года, а пока министерство намерено осваивать пять миллиардов долларов в рамках национальной программы «Здоровье». В первую очередь эти деньги пойдут на укрепление первичного звена (в основном на повышение зарплат участковым врачам и их медсестрам) и масштабную закупку медицинского оборудования для поликлиник.
       «Новая газета» уже рассказывала о необъявленном соглашении Минздрава со Всемирным банком реконструкции и развития, которое фактически дало старт самым масштабным структурным преобразованиям в российском здравоохранении. В одном из фундаментальных проектов, принятых правительством*, уже сейчас прописаны все части предстоящей болезненной реформы: 1) повсеместное введение общей врачебной практики, 2) автономизация больниц и поликлиник (то есть фактически первый шаг к платной медицине), 3) закрытие медучреждений и сокращение персонала. Пока чиновники Минздрава с экранов телевизоров рассказывают о повышении зарплат участковым, в разных регионах России (Санкт-Петербурге, Тюмени, Костромской области и т.д.) уже сокращают врачей и повсеместно закрывают родильные дома и поликлиники. Над законопроектами будущей реформы здравоохранения сейчас работает группа из восьми человек при администрации президента (см. «Новую» № 78). Мы встретились с одним из ее представителей — первым заместителем министра здравоохранения России Владимиром Стародубовым, чтобы выяснить, почему начало структурной реформы здравоохранения, как показало наше исследование, просто скрыли от врачей, депутатов и простых граждан России.
       
       *
См. доклад Всемирного банка реконструкции и развития
             «Техническое содействие реформе здравоохранения» на сайте
             http: //www.zdravinform.ru/pub/wb.2003.A.3.E.pdf (этот документ
             на английском языке не видели ни ведущие специалисты в области
             медицины, ни депутаты, ни простые граждане России).

       
       
В.И. Стародубов:
«Я ПОНИМАЮ, ЧТО ГЛУПО СТАВИТЬ ВОПРОС: КОМУ ВЫ БОЛЬШЕ ДОВЕРЯЕТЕ – РОШАЛЮ ИЛИ ЗУРАБОВУ?»
Заместитель министра здравоохранения В.И. Стародубов рассказывает о том, чего вы не хотели знать о реформе здравоохранения
       
Владимир Стародубов. (Фото — PhotoXPress)       — Владимир Иванович, врачи утверждают, что Минздрав мало информирует их о своих решениях, в том числе о работе над законопроектами. Почему в состав рабочей группы по разработке реформы здравоохранения пригласили в основном экономистов, а не врачей, организаторов здравоохранения, директоров медицинских центров?
       — Кого-то мы включили в состав рабочей группы, но ведь всех включить невозможно. Наша работа проходит некулуарно. Все наши наработки — заключения многих специалистов, которые занимаются вопросами общественного здоровья. Я могу с уважением относиться к мнению хирурга, терапевта и так далее, но они — специалисты в терапии, хирургии, но не в организации здравоохранения.
       Может быть, причина недостатка информации в том, что мы не успеваем достаточно много и плодотворно работать со средствами массовой информации. Но, по крайней мере, с медицинским сообществом мы стараемся работать. А журналистам наша рутинная работа, которая не обращает на себя внимания читателей, не всегда подходит для публикации. Поэтому они выискивают материалы, которые придали бы изюминку их работе.
       — Владимир Иванович, но дело ведь не только в журналистах. К примеру, февральский приказ Минздрава о врачах общей практики медицинская общественность увидела, только когда он был уже опубликован. Тогда педиатры назвали его разрушительным.
       — Приказ, о котором вы говорите, не новый. Он существует с 1992 года и был только переиздан новым министерством. Возможно, дело в том, что врачи просто не знакомятся с нормативной литературой. Врач общей практики является связующим звеном между основной системой здравоохранения и пациентом. Он знает своего пациента в течение длительного периода жизни, знает его болезни. Пациент может в любую минуту позвонить своему доктору и проконсультироваться. А сейчас из 100 пациентов 75 участковый терапевт отправляет к узким специалистам, которые просто не справляются с таким объемом работы. Первичное звено должно взять на себя большую нагрузку, чтобы работа узких специалистов стала более эффективной. Тот образ семейного врача, который пытаются создать наши некоторые врачи, несколько искажен. Это не покушение на узкие специальности. Педиатрия как была, так и осталась отдельной отраслью медицины.
       В стране уже работают четыре тысячи врачей общей практики. Особенно они себя оправдали в сельской местности, где им по факту приходится быть специалистами на все руки. Мы же не говорим о том, чтобы автоматически перевести сегодняшнего участкового в общую врачебную практику. Эти врачи должны быть подготовлены. Во-первых, необходимо три года, чтобы подготовить врача общей практики, чтобы он был в состоянии оказать необходимый объем медицинской помощи. Он должен иметь набор медицинских инструментов и аппаратуру. И третье: он должен быть стимулирован материально. Вот этого третьего стимула до последнего времени не было.
       — Но ведь во многих регионах России врачи общей практики получают специальность всего за несколько месяцев, работают без оборудования, то есть остались по факту теми же участковыми терапевтами.
       — Поэтому мы и говорим, что эти все эволюционные процессы, приказы Минздрава до сих пор носили рекомендательный характер. У нас есть представители, которые выдергивают где-то правду, а журналисты с удовольствием ее тиражируют.
       — Многие специалисты считают также, что в результате переориентации на общую врачебную практику происходит сокращение узких специалистов.
       — Да, мы к этому и стремимся, я об этом откровенно говорю. Мы считаем, что должны быть заняты почти все ставки врачей первичного звена. При этом должно сократиться количество узких специалистов в поликлинике. Это должно пройти естественным путем, никто никого выгонять не будет. Потом произойдет перераспределение между амбулаторным и стационарным секторами.
       Приказов о сокращении специалистов не будет. Это будет решать не Минздрав, а субъекты Российской Федерации, главные врачи в поликлиниках. Они будут оценивать нагрузку врачей. Все будет идти естественным путем, и никаких радикальных решений в плане увольнений и сокращений мы предпринимать не будем. Тем более это не прерогатива Министерства здравоохранения.
       — Повышение зарплаты участковым терапевтам и врачам общей практики тоже направлено на сокращение числа узких специалистов и переход их в первичное звено?
       — Это первый шаг к тем преобразованиям, которые мы собираемся делать. У нас остался советский менталитет — когда что-то дают соседу, появляется зависть. Но, кроме этого, мы ведь готовим и другие изменения на будущий год. Первое — это повышение заработной платы врачам «скорой помощи» примерно в два раза. В рамках президентской программы 2 миллиарда рублей будет направлено на диспансеризацию трудоспособного населения. Эти деньги и придут в поликлинику. На диспансеризацию направляют узкие специалисты, значит, они получат возможность заработать. Кроме того, за счет перераспределения средств в системе медицинского страхования мы собираемся повысить тарифы в системе амбулаторной помощи работающему населению. По нашим расчетам, это даст возможность в два раза увеличить заработную плату работникам поликлиник, в том числе узким специалистам. В рамках единой тарифной сетки в следующем году всем бюджетным работникам в два раза повысят зарплату. В первый раз — с первого мая, второй раз — с первого августа. В годовом исчислении это составляет 37% повышения заработной платы.
       Кроме этого, мы собираемся ввести так называемые родовые сертификаты, оплачивать медицинскую помощь женщинам при беременности и родах. Женщине выдают сертификат — документ, по которому она может прийти в любой роддом. Роддом за один сертификат получает пять тысяч рублей. Женщина в этом случае становится желанным пациентом для родильного дома. Примерно на эти цели мы планируем потратить 8—10 миллиардов рублей. Вот круг проблем, которые мы собираемся решать в ближайшее время.
       — Еще одна часть структурной реформы здравоохранения — переход к автономным учреждениям. Может ли это привести к приватизации больниц и поликлиник?
       — Мы разработали два законопроекта: об автономных учреждениях и автономных некоммерческих организациях. Сейчас второй проект отодвинули, отставили в сторону, так как многие руководители бюджетных организаций опасались, что учреждения здравоохранения будут приватизированы. Сам я ничего страшного в этом не видел. Такие виды организаций могли существовать в крупных городах, где есть платежеспособное население. Автономные учреждения являются для нас желательным явлением. Сейчас наши госучреждения работают по смете как казенные предприятия. Работая в системах ОМС, ДМС, оказывая платные услуги, они должны эти деньги передавать в бюджет государства. А в статусе автономного учреждения его возможности расширяются. Появляется возможность работать с бюджетом на основе государственного заказа или задания, возможность работать в системе обязательного медицинского страхования, платных услуг. У учреждения появляется учредитель — муниципалитет. Если оно не совсем соответствует тем требованиям, которые предъявляет учредитель, главный врач лишается места работы. Но сейчас происходит то же самое. Работу учреждения будет контролировать также попечительский совет, но сейчас это только рекомендуемая структура. Главный врач получит большую самостоятельность, станет свободнее распоряжаться ресурсами.
       А для того чтобы контролировать процессы приватизации и платные услуги, есть учредитель, муниципальное образование. Если идет госзаказ, то врач не может брать с пациента дополнительные деньги. Если это система ОМС, то она должна адекватно восполнить затраты медицинского учреждения. Как раз для того, чтобы эта система работала, три законопроекта — о государственных гарантиях, об обязательном медицинском страховании и автономных учреждениях, которые сейчас разрабатываются, — нужно запускать одновременно.
       — Владимир Иванович, вы говорите о том, что структурные перемены в здравоохранении находятся в стадии разработки. Но ведь основные положения законопроектов заложены в проекте Всемирного банка «Техническое содействие реформе здравоохранения», который действует уже два года и о котором не слышали ни врачи, ни депутаты. Получается, что реформа началась до принятия законов.
       — Да, в этом проекте на самом деле прописаны многие изменения. Там задействованы два субъекта: Воронежская область и Чувашия. На них мы отрабатываем преобразования, о которых говорим. Есть и федеральный компонент. Это работа над законами, разработка законодательных актов, приказов Министерства здравоохранения, а также адаптация, разработка стандартов, то есть те функции, которые должно осуществлять Министерство здравоохранения.
       По существующим правилам в этом участвуют привлеченные специалисты, в том числе из-за рубежа. Естественно, они анализируют те наработки, которые делают наши специалисты, делают заключение, обсуждают и снова вносят.
       Существует определенная процедура принятия таких документов. Они проходят согласование в Минздраве, Министерстве финансов. Никаких секретов из этого проекта никто не делает. Агрессия идет от нескольких человек, если они представляют интерес для журналистов, то это не значит, что так настроено медицинское сообщество. Я понимаю, что глупо ставить вопрос: кому вы больше доверяете — Рошалю или Зурабову? Понятно, чем отличается имидж этих людей. Но Зурабов делает свое дело. Рошаль выполняет ту функцию, позицию гражданского общества, которую должен выполнять, не давая нам спать спокойно. Просто эта критика не всегда конструктивна.
       — Известно, что Всемирный банк реконструкции и развития сотрудничает с Американским агентством по международному развитию. Значит ли это, что мы постепенно переходим к американской, рыночной модели системы здравоохранения?
       — Я бы был рад, если бы у нас работала американская модель, ведь в США — самые большие расходы на здравоохранение, хотя там есть свои проблемы в связи с тем, что это чисто рыночная модель. Россия пока не может идти по этому пути, хотя с точки зрения оценки труда медицинского персонала и врачей Америка получила адекватную оценку в иерархии, которая существует на рынке труда. Рынок показал, что здоровье стоит тех денег, которые США тратят на него. Но с точки зрения рациональности, эффективности использования средств европейские модели кажутся более приемлемыми и признанными. И у нас даже в советское время существовала система больничных касс. Те элементы, которые существуют в разных странах, говорят о том, что кто-то берет на государственные финансы большие объемы медицинской помощи.
       Элементы рынка в здравоохранении должны существовать, и конкурентная среда должна существовать, но медицинская услуга не может перейти в чисто рыночную составляющую. Мы собираемся создать доступные экономические рычаги, которые бы создали общественный механизм затрат на медицинские услуги.
       Позиция наших оппонентов — дайте нам 5% ВВП, и ничего не нужно менять. Она неприемлема, потому что, естественно, те люди, которые принимают решения, в том числе и финансово-экономический блок, хотят видеть, как мы будем его расходовать. Сейчас у нас появилась возможность более пристально и детально подойти к этой проблеме. Наше здравоохранение в последние 10—12 лет привыкло работать без денег, а теперь мы должны научиться работать с деньгами. У нас впервые за последние 15 лет те изменения, которые касаются здравоохранения, проводятся с принятием мер по его финансированию. Такая возможность за все годы моей работы в здравоохранении появилась впервые. Нас интересует не сама система здравоохранения как субъект воздействия, нас интересует, чтобы у пациента было больше возможностей получения другого объема и другого уровня медицинской помощи. Сейчас нужно использовать тот уникальный шанс, который выпал здравоохранению.
       
       Подготовила Ольга ГОНЧАРОВА
       
28.11.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 89
28 ноября 2005 г.

Болевая точка
Когда стреляли танки? Сегодня это самый важный вопрос

Расследования
На Буденновском консервном заводе обнаружили склад оружия

Кто замешан в плове Касьянова?

Таинственный орден. Предвыборная история в ксерокопиях с обвинениями и оправданиями

Навстречу выборам
Битва за Москву – 3. Обзор основных интриг

Политические духи подземки

Личное дело
Как Виктор Шендерович выиграл у Марка Твена

Реакция
Заявление адвоката Дмитрия Аграновского

Политические игры
Все любят «Единую Россию»

Сибирский рок. Съезд «Единой России» в Красноярске

Четвертая власть
Ольга Романова: Я не тварь дрожащая!

Подробности
Почему «Новая» стала дороже? Некоторые живут на пересылках

Цена закона
Закон о парламентских расследованиях слегка подкорректирован

Текст закона об НКО депутатам вручили за 17 часов до голосования

Чего вы не хотели знать о реформе здравоохранения

Реформа пройдет болезненно. Врачи уже выходят на улицу и перекрывают трамвайные пути

Обстоятельства
Главкому ВВС хватило смелости признать ошибку летчика Троянова

Специальный репортаж
Китайские фракции посетят Россию. Репортаж из зараженного Харбина

Суд да дело
Слесаря признали виновным во взрыве жилого дома

Михаил Трепашкин оставлен в колонии

Подсудимые по делу о зачистке Благовещенска угрожают пострадавшим и очевидцам

Плата за жульё
Общежития — в собственность жильцам

Новости компаний
«Форд» собирает стачки. На всеволожском заводе создан принципиально новый российский профсоюз

Люди из нефтегазовой вертикали берут под контроль основные отрасли экономики

За рулем
В Москве проходит эвакуация. Водители не находят себе места

Краiна Мрiй
Новые украинские власти уже не могут игнорировать мнение своих граждан

Украина отказывается покупать российский газ по европейским ценам

Секретарь Совета национальной безопасности Украины отвечает на вопросы «Новой»

Регионы
Борьба кубанских мальчиков

Спорт
Чемпионат мира по футболу выиграют немцы?

Пять зайцев главного тренера «Динамо» Крикунова

Наши даты
Установлен памятник Владимиру Богомолову

28 ноября — 90 лет со дня рождения Константина Симонова

Королева-мать нашего кино. Нонне Мордюковой — 80 лет

Кинобудка
90-е — время усеченной культуры? Пожалуй

Помощь государства отечественной кинематографии в ближайшие пять лет сократится

Прошла премьера фильма, снятого по сценарию обозревателя «Новой» Ларисы Малюковой

Театральный бинокль
Фестиваль NET-2005 кажется парадом форм. И именно в этом — его содержание

Свидание
Формула счастья актрисы «Мастерской Петра Фоменко» Полины Агуреевой

Музыкальная жизнь
Бони Тайлер любит пиво за 24 копейки

К сведению…
Если корова не растение, то откуда в сгущенном молоке растительные жиры?

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100